Об этом говорят повсюду, как в самой России, так и в Украине, и даже уже на Западе. С заголовком «Le Raspoutine de Poutine» вышла французская газета «Le nouvel Observateur», рассказывающая о роли очередного чудаковатого бородатого дядьки в российской политике. Германская «Eigentümlich frei» в статье «Россия: война против либерализма» решила рассмотреть его становление и влияние на Кремль. А турецкая «Milli Gazete» уважительно назвала его российским Киссинджером.

Насколько же верны утверждения о том, что радикальная смена внешнеполитического курса Путина произошла под влиянием философии «евразийства», главным проповедником которой является Александр Дугин? И почему это так встревожило западный либеральный мир?

Хорошо забытое старое

«Who is mister Dugin?» - задавая этот вопрос и тут же давая на него ответы, оппоненты Дугина обычно сразу переходят к его биографии, к тому самому месту, где юный московский студент-мажор, сын генерала ГРУ, стал членом некого «Черного ордена SS». Очевидно, что это должно сразу же представить Дугина перед аудиторией как фашиста (нациста) и вызвать к нему полную неприязнь людей, воспитанных в двух сильнейших идеологических системах: советской и западно-либеральной.

На самом деле движение т.н. «советских фашистов» мало напоминало классических неонацистов. Это были либо разрозненные компании заигравшихся в «немцев» фанатов сериала «17 мгновений весны», либо кухонные тусовки скучающей столичной богемы, начитавшейся книг и статей о «мистицизме Третьего Рейха». Вот как раз к последним в 1980 году и присоединился 18-летний Саша Дугин.

Тема их увлечения, пожалуй, лучше всего изложена в небезызвестной книге «Утро магов». Это действительно интересная книга, способная открыть новые горизонты для молодых людей, до этого видевших мир только в узких рамках советской учебной программы. Кто знает, где они брали в те годы такую литературу, но для детей советских генералов, аппаратчиков и дипломатов доступны были не только западные музыка и шмотки.

Из таких тусовок потом выросли многие перестроечные и постсоветские партии и движения, в том числе и Национал-большевистская партия, в которой Дугин в 90-е годы был одним из лидеров и главным идеологом. Но затем он порвал с Лимоновым и ударился чуть ли не в противоположное сермяжно-посконное славянофильство. Вскоре Александр Дугин стал известен как проповедник философии евразийства, авторство которой сегодня ошибочно приписывают ему.

Вот почему когда кое-какие детали евразийства начали просматриваться в нынешней политике Кремля, то это и породило слухи о влиятельном новом Распутине, дающем Путину советы… гм… космического масштаба. Однако это не совсем так.

Во-первых, евразийство - довольно старая идеология, чьи корни тянутся к славянофилам XIX века, к Льву Толстому, к Бердяеву и Гумилеву, а его создателями были  русские философы Николай Трубецкой и Петр Савицкий. Увлекшийся этим учением, Дугин лишь популяризирует его в современной России: сначала издав свой исторический обзор «Основы геополитики», а затем несколько подстроив эту философию под современные реалии и назвав её «неоевразийством». Возможно, лишь для того, чтобы объявить себя основоположником нового учения.

Во-вторых, дугинское «неоевразийство» содержит, наряду с классическим русским евразийством, иные идеи и теории, в том числе германских мыслителей первой половины XX века – в этом можно убедиться, читая его «Основы геополитики», что логично объяснимо юношескими увлечениями Александра Дугина. Именно оттуда им взяты идеи некоторых геополитических систем, в частности «евразийского континентального блока держав», автором которого является немецкий политик, профессор, один из основателей общества «Туле» Карл Гаусгофер.

В-третьих, президенту Путину вовсе не обязательно было знакомиться с философией евразийства или геополитикой Гаусгофера в пересказе Дугина, ведь Владимир Владимирович мог на досуге прочесть их оригиналы. Однако не исключено, что «нужные» книги ему положили на ночной столик придворные, увлеченные дугинскими лекциями. Таким образом, косвенное влияние Дугина на российскую власть отрицать нельзя – но только косвенное.

А в-четвертых, что самое главное, политика Кремля уже давно не подстраивается под философские теории столетней давности. Она реагирует на реалии и вызовы нынешнего мира…

Море и суша

Отцы геополитической науки были правы: Россия, бесспорно, является абсолютно континентальной цивилизацией суши. И причиной этого была вовсе не изолированность Московской Руси от моря. В такой же степени не была мореходной и Литовская Русь, а Новгородско-Псковская Русь лишь успешно торговала в своих балтийских портах, не пытаясь начать собственную морскую экспансию. Этого не сделали позже ни Российская империя, ни СССР, даже когда обладали выходом к открытому морю и внушительными флотами. Но зато Россия – живой пример самой колоссальной в истории сухопутной экспансии.

Точно так же не является морской цивилизацией Китай, пять тысяч лет без всякого интереса смотревший на океанскую даль. Не стали ею Индия и Персия – в отличие от арабов, которые на море были столь же активны, как и на суше. Объяснить все это логикой, современными экономическими или политическими терминами просто не получается – и тогда приходится верить в теории евразийцев и гипотезы немецких мистиков.

Эти теоретики верно называли морские цивилизации торгово-экономическими, но ошибались, сводя всё до рыночных отношений. Ведь что такое торговля? Это обмен товарами и услугами. Но за этой простой формулой большинство не видят очевидной истины. Заглянем вглубь тысячелетий: тогда «народы моря» занимались банальным пиратством, грабя прибрежные поселения. Всё просто и грубо – пришел, покорил (или убил), отнял. И только там, где пиратам могли дать отпор, они предлагали меняться. Всё просто, как в отношениях между школьниками.

Так вот ошибочно считать, что пиратские грабежи морской цивилизации остались в далеком прошлом. Нет, к ним, как к более эффективному методу наживы, она прибегала не раз, когда цивилизации суши не могли дать им отпор. Так была пиратски ограблена испанской морской державой Центральная и Южная Америка. Затем были ограблены английской морской державой Северная Америка и Индия. В конце XIX века жертвой сложившейся мировой морской цивилизации стал Китай. Думается, что такая судьба постигла бы тогда и Японию, однако вооруженные мечами самураи были готовы драться с иноземными дьяволами, поэтому с японцами стали торговать.

Разумеется, что в новую эпоху изменились и методы торговли, и методы грабежа. Уже давно незачем со свистом жечь деревни и набивать грузовики разным добром, уже давно существуют совершенно законные методы отъема чужой собственности. Существуют в нынешней мировой экономической системе, которая была создана торговой цивилизацией моря. Другой сейчас, увы, нет. Попытка создания альтернативной системы цивилизации суши, в роли которой выступил СССР и блок соцстран, закончилась катастрофой. Во многом потому, что цивилизация моря не желает видеть конкурентов – они создали бы ей массу неудобств, в том числе и невозможность грабить и эксплуатировать континентальные страны.

Возьмем, к примеру, Китай, чьим «экономическим чудом» многие восторгаются. Казалось бы, за последние три десятилетия Поднебесная сделала огромный провыв вперед, вошла в число ведущих стран мира. Но с точки зрения нашей геополитической теории Китай остался страной цивилизации суши, которую экономическая система цивилизации моря использует в качестве дешевой рабочей силы. Раньше китайцы ехали работать за копейки в Европу и США, теперь они за копейки работают у себя на родине на все те же США и Европу. Сильно ли они отличаются от древних ливийцев, увезенных в рабство киликийскими пиратами?

Между цивилизациями моря и суши всегда будет противоречие, борьба – даже если это страны-соседи, даже если они входят в общий «европейский дом». Типичный пример этому – Германия. Это самая научно и технологически развитая из стран цивилизации суши, а некоторые полагают, что и в мировом масштабе. Ведь цивилизация моря делает ставку на торговлю (и грабеж), а не на ремесло и науку. Знания и технологию они покупают вместе с умами и золотыми руками, а потом перепродают их остальному миру, наживаясь на этом. Что цивилизация моря продает Китаю? Технологии!

Так вот, когда Германия из раздробленного агарного центра Европы превратилась в мощную индустриальную  державу, да еще задумала лишить мирового лидерства владычицу морей Британию, то в мировой геополитике образовалась кровоточащая трещина противостояния, до конца не затянувшаяся до сих пор. Ведь до сих пор ФРГ является главным экономическим конкурентом США,  и это противостояние, по мнению ряда аналитиков, рождает немало экономических и политических кризисов – например, нынешний украинский.

Нужно заметить, что за свою историю цивилизация моря получала не так много подобных вызовов. И лишь две континентальные державы всерьез беспокоили страны Атлантической оси: Германия и Россия. В то время как Китай веками безвылазно сидел и сидит за своей великой стеной, лишь немцы и русские в последние пару столетий демонстрировали стремление к продолжению экспансии. Как по суше - так и в своих первых, неловких попытках выйти в большое море. Разумеется, что эти два сухопутных мастодонта очень сильно беспокоили и беспокоят морских левиафанов. И первое, что стараются они предпринять – это не допустить их объединения, создания континентального евразийского блока держав цивилизации суши…

Мы пойдем другим путем

Как видите, данная теория объясняет многое, и она ничем не хуже марксизма-ленинизма или иных философий, которые использовались в реальной политике. Конечно же, не все они идеальны, а уж слепое поклонение догмам основоположников (как в брежневском СССР) вообще может привести к деградации. Однако их разумное использование в качестве пособий или альтернативного взгляда наверняка идет на пользу политикам.

Следует ли Владимир Путин рекомендациям Гаусгофера или черпает идеи из евразийства, сказать трудно. Но если и так, то ничего предосудительного в этом нет, поэтому бурная реакция Запада тут совершенно непонятна. Ведь российская пресса не критикует американского президента за использование экономической теории Адама Смита или идеологии либеральной демократии? Говоря языком того же Гаусгофера (или Дугина), активно проводящей экспансию Западной (Атлантической) цивилизации моря свойственно навязывать всему миру свои идеологию и систему как единственно правильные.

Однако это становилось понятным и без всякой философии, которая лишь систематизирует очевидные факты. Та же Россия жестоко ошиблась, когда в начале 90-х поверила в возможность стать полноправным членом глобального капиталистического мира. Оказалось, что не такой уж он и глобальный, что он разделен на различные системы, в каждой из которых России отводилось лишь место  сырьевого придатка и рынка сбыта. «Френд, френд!» - хлопали западные политики по плечу полувменяемого Ельцина, обчищая его карманы и всю его страну. Не лучшим образом выглядели и президенты других постсоветских республик. За 10 лет цивилизация моря ограбила их так, как испанцы не смогли ограбить за два столетия Новый Свет.

Наступившее после этого «путинское экономическое чудо» было чудом, не больше китайского. Запад позволил и помог Китаю работать на себя, производя ширпотреб, а России он позволил и помог продолжать поставлять себе сырье. Но уже по более высоким ценам, чем в 90-е, и оставляя себе львиную часть от выручки. Это позволило России стать крупным импортером товаров и активным участником финансового рынка, включившись в западную экономическую систему. И только потому, что это было выгодно Западу.

Проблемы в отношениях России и Запада (Атлантической оси) начались тогда, когда в Москве сделали самые первые шаги по созданию того самого «континентального евразийского блока». Возможно, именно его усмотрели в двух главных внешнеполитических векторах Кремля: создания ЕЭП и тесного сближения с Германией. Возможно, процессы рассматривали с точки зрения иных теорий, но в любом случае «атлантистам» не нравилось, что Россия начинает демонстрировать опасную самостоятельность и в Евразии вновь образуется ось Берлин - Москва, которая пугала англосаксов еще в конце XIX века.

И тогда начались «цветные революции», из которых, впрочем, лишь одна могла реально разрушить план Путина - украинская «оранжевая», поставившая крест на ЕЭП. Но российский лидер на этом не остановился, противодействие Запада словно лишь подстегнуло его: началось создание Таможенного и Евразийского союзов, а политическая дружба с Германией росла в у унисон с нарастающими противоречиями между Берлином и Вашингтоном. И тогда случился еще один Майдан, начавшийся как объективный народный протест, а закончившийся как переворот олигархов и националистов. И понеслось…

Возможно, Путин действительно уделял слишком много внимания именно русскому евразийству, возможно, даже увлекся проповедями Дугина, упорно призывавшего Кремль присоединить Украину хотя бы по частям. «Мы, пользуясь сепаратистским нежеланием осетинов и абхазов жить на территории Грузии и жить с нами, на нашей территории в рамках единого государства, мы поддерживаем их. И точно так же нечто подобное нам предстоит на Украине», - заявлял Дугин еще в 2008 году, во время грузино-российского конфликта.

Понятно, что когда «осетинский сценарий» повторился в Крыму и на Донбассе, то все вспомнили обещания «нового Распутина». Впрочем, забрать Крым грозились еще в 90-х Лужков и Жириновский, а возможность восстания Донбасса рассматривалась осенью 2004-го, во время первого Майдана. Так что Дугин и в этом случае лишь пересказывал уже существующие сценарии.

А вот если бы Владимир Путин действительно серьезно увлекся старыми классиками немецкой школы геополитики и меньше сосредотачивался на кондовом славянофильстве и теории «Третьего Рима», то он бы не делал трагедий из евроинтеграционных устремлений Украины. Хотите в Европу?! Да пожалуйста! Я вам даже рекомендацию  фрау Меркель!

И ведь действительно, Европа, согласно и Гаусгоферу, и русским философам, и нынешним политологам, неоднородна и структурирована. В ней есть «атлантическая» и «континентальная» фракции, преследующие разные стратегические цели. И если задача Путина действительно состояла в создании континентального блока с Германией, то почему ему было не поспособствовать интеграции Украины в германскую часть Евросоюза? Ведь, по идее, в конечном итоге Украина тоже должна была стать членом этого «континентального блока» - неважно, в составе Европейского или Евразийского союза. Путин мог легко перехитрить украинских прозападников, просто сделав их германофилами.

А вместо этого в своей попытке то задушить Украину в медвежьих объятиях ТС, то оторвать от неё хоть пару областей, он сделал её непримиримым врагом России, а украинскую политику поставил на атлантические рельсы, ведущие в противоположную от «континентального блока» сторону. Понятно, что в «цивилизации моря» Украина, как чисто сухопутная страна, явно лишняя, она никогда не сможет стать там своей и равной и, скорее всего, плохо закончит. Но в любом случае она будет утрачена и для России. И всё из-за чего? Из-за устаревшей еще в XIX веке славянофильской теории, которой вдруг загорелся Кремль?