Похоже, в Украине уже становится традицией, что после каждого Майдана новый глава державы объявляет дату его начала государственным праздником. Так, президент Ющенко в память о приведшей его к власти «оранжевой революции»  пять лет отмечал 22 ноября как День Свободы, который затем был упразднен президентом Януковичем. А теперь вот президент Порошенко, чествуя годовщину Евромайдана, объявил 21 ноября Днем Достоинства и Свободы.

Как долго продержится в украинском календаре эта новая красная дата, сейчас не скажет никто. Ситуация в стране продолжает непредсказуемо развиваться в худшую сторону, и сейчас всё чаще говорят уже о третьем Майдане.

Где блестят за иконой ножи…

Есть множество различный гипотез о том, кто был заказчиком и кукловодом событий зимы 2013-2014 гг. и были ли вообще таковые. Так уж получилось, что заинтересованных в этом сторон оказалось даже больше, чем можно себе представить. А потому, если следовать классической формуле «ищите, кому это выгодно», то можно получить длинный список, в котором будут и пакостничавшие США, и амбициозная Россия, и дерущиеся за власть украинские олигархи, и безработные украинские экстремисты.

Однако начинался Евромайдан мирно и цивилизованно. Первыми пришли на него вполне культурные люди, решившие продемонстрировать власти свою приверженность евроинтеграции и публично высказать свое несогласие с политикой правительства. Активисты «Свободы» только подтягивались на площадь и стояли в нерешительности, не зная, с чего начать. А группки молодых радикалов пока еще мало кому известного «Правого Сектора» после нескольких неудачных провокаций  растворились в толпе.

Так что самыми экстремистскими выходками тогда было разве что скандирование лозунгов, поэтому атмосфера первых дней Евромайдана была благожелательная. И даже остроты в адрес Путина, Януковича и «Азирова» тогда были политическим юмором, а не бранным сбросом негативных эмоций. Постепенно к протестующим присоединялись киевляне, которым этот протест напоминал беззаботную атмосферу Майдана-2004, с его народными гуляниями под концерты звезд и шоу знаменитостей.

Но так лишь казалось. Во время «оранжевой революции» её продуманность и организованность проявлялась, прежде всего, в том, что существовала целая структура «полевых командиров» и их помощников, следящих за тем, чтобы со стороны протестующих никто не провоцировал столкновения. В свою очередь силовики тоже дистанцировались от каких-либо конфликтов с митингующими. Поэтому Майдан-2004 прошел хоть и буйно, но мирно.

В 2013 году всё было иначе. Если Евромайдан кто-то и готовил, то уж явно не как сугубо мирную акцию протеста. В свою очередь и власть не захотела (или не смогла) его спокойно переждать. Первой точкой невозврата стали события в ночь на 30 ноября, известные как «кровавая елка». До сих пор неизвестно, кто именно и зачем двинул силовиков на площадь, но это положило конец мирному диалогу протестующих и власти. С этого момента Евромайдан и Банковая начали говорить друг с другом на языке ультиматумов. А через несколько дней себя проявили скучавшие до тех пор радикальные националисты, свалив и сломав памятник Ленину.

Это стало второй точкой невозврата, изменившей характер Евромайдан с гражданской акции поддержки евроинтеграции в пресловутую «национальную революцию», в националистический путч. И показанные в СМИ (прежде всего, российских) «бесчинства националистов» вызвали ответную реакцию тех украинцев, кто и без того не поддерживал ни евроинтеграцию, ни оппозицию, ни тем более крайне правых.

Можно сказать, что тот, кто стоял за махающими битами и кувалдами «ультра», воспользовался Евромайданом и «кровавой елкой» для того, чтобы поднять против власти волну уличного бунта. В свою очередь этим воспользовались организаторы Антимайданов, запугивающие обывателей «бандеровскими боевиками». Закулисные кукловоды ловко манипулировали общественным мнением, разжигая огонь будущей гражданской войны. Правда, о том, во что это всё выльется, тогда ещё никто и не догадывался. Максимум, о чём мечтали участники событий  - отстранить от власти команду Януковича.

Откровенная недалекость «донецких» вызывала огромное удивление. Янукович вел себя, как Людовик XVI во время Французской революции: то не воспринимая Евромайдан всерьез вообще, то надеясь подавить его «антиоранжевыми» законами и силами батальона «Беркут». Он так и не понял, что это, как и в 2004-м, тоже не бунт, а революция. Что разница между майданами лишь в том, что тогда толпа пела песни, а сейчас бросала камни и бутылки с бензином.

И точно так же, как и во время «оранжевой революции», Янукович прозевал закулисный заговор против себя. Курьез ещё и в том, что его снова «кинула» Верховная Рада: в 2004-м она проголосовала за «третий тур», фактически узаконив пересмотр выборов в пользу Ющенко, а в 2014-м отстранила Януковича от власти – чем, собственно, и совершила февральскую революцию. При этом необходимо понимать, что подобные решения спонтанно не принимаются, что перед этим с депутатами не один день работали чьи-то переговорщики, «убалтывая» их проголосовать за это откровенно незаконное решение.

Так кто же были настоящими революционерами: размахивающая дрекольем толпа на улице, пытавшиеся её возглавить лидеры оппозиции, нервно курившие в кулуарах нардепы или некто, всеми ими ловко манипулирующий? Очень быстро этот вопрос стал несущественным в свете новых, еще более трагических событий…

Окаянные дни

Многие украинцы ошибочно полагают, что 22-23 февраля, с отстранением Януковича, прихода к власти «хунты» и переформатированием под неё парламентского большинства, Евромайдан успешно завершился. Однако это не так. Тогда завершилась лишь первая часть этой драмы, разыгрываемая в Киеве. Но буквально сразу началось её продолжение в провинциях. Евромайдан расходился кругами по стране, встречая ожидаемое сопротивление тех, кто был от него не в восторге.

Не все украинцы приветствовали свержение Януковича – особенно те, кто голосовал за него на президентских выборах. И не всем украинцам было по душе, что Евромайдан превратился в вакханалию радикальных националистов, жаждущих навязать всей стране свои мировоззрение и правила.

Поэтому за революцией логически последовала контрреволюция. Но если в 2004-м дело не пошло дальше Северодонецкого съезда, на котором Партия Регионов сублимировала возмущение в безобидную болтовню, то в 2014-м регионалы потеряли контроль над ситуацией. Активисты собранных во многих городах Антимайданов не разошлись растерянно, как десять лет назад, а попали под влияние пророссийских лидеров и прибывших из России «реконструкторов».

Их роль в этом процессе была очень значимой и зловещей: фактически именно они продолжили Антимайданы, дав тем новую цель: теперь не защищать «живого и легитимного» от наймитов Запада и бандеровцев, а бороться с «хунтой» и защищать Юго-Восток от «правосеков», чувствуя за спиной «братскую помощь» Кремля и перспективу присоединения к России областями.

Впрочем, неожиданная аннексия Крыма на фоне Евромайдана-Антимайдана стоит отдельным событием, поскольку плохо вписывается в схему. Она стала точкой невозврата только для России, которая тем самым начала против Украины необъявленную войну.

Похоже, что Путин просто воспользовался хаосом в Украине, чтобы быстренько отжать у неё хотя бы Крым, из которого бы после 2017 года россиян наверняка поперла новая киевская власть. А не поперла бы она официально - на полуострове могли бы начаться серьезные столкновения. Потому что «правосеки» и прочие радикальные ура-патриоты и скучающие «активисты» поехали бы в Крым «выживать москальский флот». И одним маханием флагами там дело не обошлось бы.

А вот для остальных регионов Юга и Востока третьей точкой невозврата стала Одесская трагедия 2 мая, когда столкновения между активистами Евромайдана и Антимайдана завершились чудовищной трагедией.

Никто никого не планировал жечь живьем, это было следствие опасных игр с огнем дебильных подростков. Однако далее в дело вступила умелая пропаганда российских и пророссийских СМИ, раздувших трагедию в «одесскую Хатынь» - разумеется, заранее спланированную «карателями». Собственно говоря, так было нужно, Антимайдану требовалась своя «небесная сотня» для успешной пропаганды «борьбы с фашизмом». До этого население того же Донбасса запугивали тем, что «правосеки» приедут и снесут Ленина, теперь же людей устрашали перспективой быть заживо сожженными. И это возымело действие.

Если Крым новая украинская власть отдала без сопротивления, то за Донбасс решила побороться – возможно, полагая, что там не будет «зеленых человечков», а только местные «антимайданщики». Теперь уже против них бросили украинских силовиков, к которым охотно присоединились добровольцы из «Правого Сектора» и «Самообороны Майдана». Неожиданно пропаганда стала явью: на Донбасс действительно поехали «правосеки»…

Следующей критической точкой этой трагедии стала осада Славянска. Конечно, стычки сепаратистов с силовиками происходили и в других городах Донбасса. Однако Славянск стал первым из них, где сепаратисты оказали не только серьезное, но и хорошо организованное вооруженное сопротивление. Нанеся первые поражения украинским силовикам и вынудив тех перейти от тактики устрашения толпы демонстрацией военной техники к настоящим боевым действиям. Именно в Славянске впервые прозвучали первые артиллерийские залпы, ставшие вскоре неизменным «саундтреком» украинской гражданской войны. Поэтому можно уверенно сказать, что именно в Славянске она и началась.

От митинга к беспорядкам, от беспорядков к революции, от революции к гражданской войне – так, по нарастающей, развивался Евромайдан.  Сегодня эта война - самое худшее, что произошло в Украине за всё время её независимости. Однако и она еще не конец этой печальной истории…

 

Пиррова «перемога»

Новой точкой невозврата стало недавнее решение украинской власти устроить жителям мятежных регионов Донбасса полную финансовую блокаду. Формальным поводом для этого стали заявления правительства о том, что перечисляемые туда деньги попадают в руки «террористов и проходимцев». Теперь выплаты приостановили «до освобождения», а вместе с ними остановила работу вся остальная банковско-финансовая система Украины в этих регионах.

Более того, если раньше пенсионеры из Луганска могли ездить за выплатами в Северодонецк, то теперь власти решили ударить и по этому «пенсионному туризму», заявив, что теперь для получения денег им необходимо переехать на ПМЖ в «освобожденные регионы». Таким образом, несколько сотен тысяч стариков, калек и матерей с маленькими детьми, оставшихся в ЛНР-ДНР, были официально лишены социальных пособий. Для многих из них это стало потерей последних средств к существованию. И без того крайне тяжелое экономическое положение жителей Востока Украины ухудшилось донельзя. Ранее у них исчезли товары в магазинах, теперь деньги.

Возможно, задумка власти была в том, чтобы вызвать в Новороссии голодный бунт, собственный Майдан, на который бы собрались доведенные до крайности старики и бабы. Вряд ли это создаст сепаратистам серьезные проблемы военного характера, однако это разрушило бы их политический фундамент, превратив их из ополченцев, защитников «народа Новороссии», в обыкновенных бандитов и террористов, по вине которых страдают мирные люди. Согласимся, план весьма жесток и не оригинален – осада издавна использовалась для подобных целей, но имеет некоторые шансы.

Однако в случае своего провала он ударит по самой Украине. Фактический отказ государства от выполнения своих социальных обязательств перед гражданами разрывает между ними отношения. По сути, своей затеей Киев почти признал существование ЛНР-ДНР как «неукраинской территории». Но что хуже всего, он еще больше настроил против себя тамошнее население. И если в ближайшее время АТО не завершится на восточной украино-российской границе, то освобождать эти территории потом будет поздно – их жители никогда не простят ни бомбежек, ни голодной блокады. Они и их дети будут видеть в Украине врага и фактически станут уже другим народом…

А ведь с начала Евромайдана прошел всего один год! Просто трудно поверить, что за это время Украина, стремившаяся в Европу, скатилась до уровня  Югославии 90-х годов и продолжает катиться по наклонной. Поскольку такие «точки невозврата» будут возникать снова и снова, как следствие чьих-то коварных интриг или идиотских решений. И каждая будет всё больше раскалывать народ и страну.

За что же была заплачена столько огромная цена – кстати, не выплаченная еще полностью? Прошел год, однако до сих пор так и не заработала Ассоциация, ради которой и собрался Евромайдан. Пока что она остается лишь бесполезной бумажкой, фикцией, не принесшей Украине ни политических, ни экономических дивидендов. Собственно говоря, добрая половина украинцев про эту Ассоциацию уже забыли.

От власти отстранена команда Януковича – и только. Люстрация превратилась в фарс, еще не начавшись. Система не была уничтожена, просто в ней поменялись действующие лица. На место «донецких» пришли другие олигархи, вместо криминальных банд – патриотические боевики. А вместо гражданских свобод украинцы получили политическое закручивание гаек под предлогом борьбы с врагами родины, что выглядит просто нелепо на фоне разрастающегося хаоса и беспредела. Об экономике не стоит и говорить, она еще жива только благодаря западным кредитам. А тем временем Украине грозит третий Майдан, который может стать для неё столько же фатальным, как и третий инфаркт.

Хуже всего, что подходящего метода исцеления пока что никто не предложил. Пройденные точки невозврата не позволят откатить ситуацию взад, это так же невозможно, как раковому больному вернуться в прошлое и не начинать курить. А значит, склеить страну и общество обратно уже не удастся… 

Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале