Оказывается, экс-председатель Нацбанка Сергей Арбузов чуть было не вывел миллионы, сняв арест со своих банковских счетов, но доблестная прокуратура помешала ему это сделать. Так широкая публика и узнала, что Арбузов является подозреваемым по уголовному делу, возбужденному еще весной этого года. И тут же выяснилось, что следователи обвиняют бывшего главу Нацбанка в преступлении, которое совершить невозможно в принципе — в выводе прибыли телеканала БТБ, который этой прибыли никогда не получал с момента своего основания в 2011-м году. Обычай Генпрокуратуры заводить фиктивные дела работает безупречно, несмотря ни на какие смены политических режимов и продекларированную евроинтеграцию.

О том, что Сергей Арбузов, управлявший Нацбанком Украины в 2011-2012 годах, является обвиняемым по уголовному делу, широко стало известно буквально на днях. Как сообщалось, Печерский суд якобы незаконно снял арест со счетов Арбузова и его супруги в одном из украинских банков, но по требованию доблестной прокуратуры тут же заблокировал обратно. Ни копейки с этих счетов снять не удалось, гордо отчитались следователи.

Журналисты тут же заинтересовались и выяснили, во-первых, что дело, обвиняемым по которому проходит Сергей Арбузов, ведется уже более чем полугода, а во-вторых, оно переполнено таким количеством нестыковок, что совершенно непонятно, почему Генпрокуратура продолжает им заниматься. При такой доказательной базе оно очень быстро рассыпается в суде, потому что преступления, в которых обвиняется Арбузов, просто невозможно совершить.

Украсть несуществующее

Но самое интересное — это обстоятельства самого дела, по которому были арестованы счета. Если верить Генпрокуратуре, Сергей Арбузов, оказывается, сперва незаконно создал телеканал БТБ, затем не менее незаконно его “спонсировал”, а в процессе еще и похитил прибыль — которая якобы и осела на тех самых счетах. Все это настолько нелепые обвинения, что следователям должно быть неловко даже рассказывать об этом публике, не говоря уж о том, чтобы представлять доказательства таких “преступлений” в суде.

Начнем с того, что совершенно непонятно, что значит, что Сергей Арбузов незаконно создал телеканал БТБ. Во-первых, сам он его создать не мог — у него нет таких полномочий. Зато такие полномочия есть у Правления Нацбанка, куда входят 11 человек вместе с председателем. У каждого из членов правления при принятии решений одинаковые права, решения принимаются большинством голосов. Так вот, именно Правление, а вовсе не лично Арбузов, приняло решение о создании телеканала БТБ в июне 2011 года. Если уж такое решение было незаконным, то Генпрокуратуре нужно было завести дела и в отношении всех остальных членов Правления.

Однако таких дел нет — потому что расследовать тут нечего. Решение о создании финансового телеканала, который призван обучать граждан финансовой грамотности и стать проводником в мире инвестиций, было принято в соответствии с законом “О Национальном банке Украины”. Одна из статей которого прямо говорит, что Нацбанк является автономным учреждением, которое может в случае необходимости создавать дочерние компании и управлять ими. А вторая — что Нацбанк должен информировать население о работе банковской отрасли страны — а именно это и было целью создания БТБ. Где тут нарушения закона, защита Арбузова не видит. Более того, и следователи не хотят рассказывать, что же именно нарушено, и никаких пояснений не дают, утверждает адвокат экс-главы Нацбанка Игорь Фомин.

Не менее абсурдное обвинение — в “спонсировании” Арбузовым телеканала, на что якобы в законодательстве есть четкий запрет. Но Арбузов не мог ничего “спонсировать” просто потому, что он единоличным решением не может предоставить деньги Нацбанка кому угодно, включая дочерние компании. Такие решения тоже принимает Правления. Изучаются бизнес-планы, бюджеты, их обоснования и прочие документы, и потом уже принимаются решения. Да и, в конце концов, что такое “спонсирование”? Нет такого понятия в Уголовном кодексе и никогда не было. В чем, собственно, состоит правонарушение?

Но самый потрясающий логический выверт следствия — это обвинение Арбузова в том, что тот якобы похитил прибыль телеканала БТБ. При этом в материалах дела есть официальные отчеты руководства телеканала о финансовом состоянии, из которых следует, что никакой прибыли БТБ не получал. С момента своего образования летом 2011 года и по сегодняшний день он генерирует одни убытки (что для нового СМИ обычное дело — прежде чем получить хоть какую-то прибыль, нужно долгие годы вкладывать деньги в его развитие).

Более того, в деле есть и крайне обстоятельное заключение эксперта, из которого следует, что никакой прибыли нет, поэтому украсть ее невозможно, как ни толкуй эти понятия. Проверку по просьбе самой Генпрокуратуры проводило и Контрольно-ревизионное управление — и тоже не обнаружило никаких нарушений. Состав преступления может быть в том случае, если правление НБУ утвердило одну смету, а вместо этого НБУ выдал денег больше, чем записано в смете, говорит президент Украинского аналитического центра Александр Охрименко. Но если все финансирование шло в рамках сметы и было потрачено именно на то, что записано в этом документе, тогда никаких претензий быть просто не может, говорит эксперт.

Фактов нет

На все просьбы пояснить, что Генпрокуратура имеет в виду под заявлениями о похищении прибыли и прочими весьма странными обвинениями, защита до сих пор не получила никаких объяснений, говорит адвокат Арбузова. Следователи отказались предоставить имеющуюся информацию, сославшись на то, что она якобы секретная. Исходя из той информации, что Генпрокуратура все-таки предоставила защите экс-главы НБУ, можно говорить, что никакого состава преступления в деле нет. Поэтому дело можно и нужно закрывать, и защита обратилась с таким ходатайством, говорит Игорь Фомин.

Такое поведение Генпрокуратуры говорит о том, что она занимается политическим преследованием Сергея Арбузова, расследуя несуществующие преступления, полагает адвокат. С одной стороны, власти хотят надавить на бывшего председателя НБУ, заставить его понервничать. А с другой — удовлетворяют запрос общества на преследование чиновников, работавших при предыдущем режиме. Ведь большинство украинцев, растравленное льющейся на них пропагандой, заранее уверено, что министры, судьи, руководители таких органов как СБУ, Нацбанк и т.д. по умолчанию виновны в различных преступлениях — и никто не разбирается, в каких, и виновны ли. “Следователи должны показать что-то обществу. Они должны показать, что преследуют преступную власть. А как они могут это сделать? Открытием уголовных производств”, — говорит Игорь Фомин.

Если никаких реальных преступлений чиновник не совершал, их просто придумают и будут потом долгие месяцы расследовать. Это давняя украинская традиция: как только в стране меняется власть, открываются сотни уголовных дел против ушедших в отставку чиновников, говорит адвокат. Правда, в конце концов большинство таких дел по-тихому закрываются.

Впрочем, Генпрокуратуре даже такой работой заниматься непросто. Сложно придумать уголовное дело, если в реальности нет ни малейших признаков преступлений. По словам Игоря Фомина, дело относительно кражи несуществующей прибыли телеканала БТБ — единственное дело против его подзащитного. Во всяком случае, такие сведения предоставила сама Генпрокуратура. Нет расследований и за рубежом, Арбузов не внесен ни в какие санкционные списки, его не разыскивает Интерпол. Единственное, что существует против него — явно смехотворное дело.

Обвиняю, ибо нелепо

Подобные дела Генпрокуратура десятками заводила в апреле-мае этого года. Не проходило и недели, чтобы тогдашний и.о. генпрокурора Олег Махницкий не выступал с заявлениями о начале преследования то одного, то другого недавнего чиновника. Причем Махницкий не стеснялся выдвигать самые нелепые обвинения. Например, он заявил, что бывший президент Виктор Янукович сбежал за границу, прихватив с собой 32 млрд долларов наличными. И.о. генпрокурора, видимо, просто не учел, какая это гора денег. Для перевозки всего одного миллиарда в стодолларовых купюрах требуется один полноразмерный 18-колесный трейлер, а для перевозки всей суммы — целая автоколонна. Либо два самых больших в мире грузовых самолета Ан-225. Сложно представить, как и куда такой груз можно было бы доставить в целости, да еще и без попыток со стороны принимающей страны наложить на него руку.

Обоснованность остальных дел была примерно на том же уровне. “Общественное мнение априори делает бывших чиновников виновными. Хотя для думающей части общественности совершенно необходимо видеть всю полноту дела для выводов. Это обязанность власти доказать - в чем обвиняется, как обвиняется, и что сделано, и что мешало сделать больше”, — считает бывший председатель комитета по вопросам правовой политики Верховной рады Юрий Кармазин.

Но в случае расследования вокруг телеканала БТБ могут быть и другие мотивы, помимо желания Генпрокуратуры выслужиться в глазах общества и попытаться напугать экс-Главу НБУ. Сам по себе телеканал — ценный актив, который присутствует и в кабельных сетях, и в эфире. А именно разрешения на вещание — самый ценный ресурс таких нишевых телеканалов. Сейчас стоит вопрос о приватизации этого канала в пользу одной из финансово-промышленных групп, напоминает директор социологической службы “Украинский барометр” Виктор Небоженко. Поэтому властям необходимо создать шум вокруг этого канала, попытаться доказать, что все деньги украдены, что сам канал ничего не стоит — и продать его за бесценок нужным людям.

Того же мнения придерживается и директор Фонда украинской политики Кость Бондаренко. “Вопрос  БТБ – это вопрос частот. За них ведутся войны. Частоты стоят достаточно дорого. И тут не столько фигура Сергея Арбузова, сколько – попытка завладеть частотами. Сразу же после событий на Майдане, прихода нынешней власти новые хозяева жизни поднимали вопрос: как можно перехватить акции телеканала БТБ”, — отметил он. Ради этого можно и расследовать дела, явно притянутые за уши, и сейчас таких “дел” в производстве находится очень много.

О качестве работы Генпрокуратуры говорят, например, и дела, возбужденные ей против бывшего замглавы администрации президента Януковича Андрея Портнова, напоминает народный депутат Тарас Чорновол. Все семь дел, которые к настоящему времени дошли до суда, Портнов легко выиграл — просто потому что никаких внятных доказательств вины экс-чиновника следователи суду так и не предоставили. Поэтому и в случае Арбузова, и в случае многих других чиновников Генпрокуратуре стоило бы прекратить расследовать несуществующие правонарушения и бросить все силы на поиск настоящих преступников.

Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале