...вернуться к исходным позициям. Всерьез начинает обсуждаться вопрос признаваемой Киевом автономии для отдельных районов Донецкой и Луганской областей. В этой связи Украине стоит учесть опыт других территориальных конфликтов в бывшем Союзе. В Грузии, Молдове и Азербайджане уже свыклись с наличием на своей территории самопровозглашенных республик.

«Замороженный» конфликт

На первый взгляд, грузинская ситуация наиболее схожа с украинской. В Грузии конфликт с Абхазией и Южной Осетией проходил при активном участии Российской Федерации и в итоге привел к военному поражению Тбилиси. Сейчас Грузия никак не контролирует свои мятежные территории, которые зависят от российской поддержки.

Шанс на мягкое решение абхазского и цхинвальского конфликтов был утрачен еще в начале девяностых годов. В Грузии тогда были у власти радикалы, а активистам из Сухуми и Цхинвали не терпелось показать свой «парад суверенитетов».

Надо учесть, что в этих двух конфликтах было столкновение разных народов со своими этнополитическими амбициями. В паре «Украина-ДНР» этническая ситуация иная, и это позволяет нам рассчитывать на неуместность буквальной параллели с Абхазией.

В Абхазии и Южной Осетии для «замораживания» конфликта использовался механизм Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ). Однако еще в Грузии эта организация показала свою неэффективность в качестве посреднической или миротворческой. Все, что могли предложить наблюдатели из ОБСЕ, заключалось в длительном мониторинге ситуации и опубликовании ни к чему не обязывающих отчетов о происходящем.

У ОБСЕ не было реального силового механизма для контроля за ситуацией и наказания виновных в срыве перемирия. Стоит напомнить, что сейчас тот же самый механизм ОБСЕ действует на Донбассе, и его неэффективность можно видеть в режиме реального времени.

Близкий по степени российского участия конфликт в Приднестровье был наименее кровопролитным из четырех, рассматриваемых в этой статье. «Горячая» стадия была там летом 1992 года, но после вмешательства Российской Федерации молдавская сторона поняла, что о единстве страны стоит забыть.

Донбасс и Приднестровье схожи как раз своим феноменом «русскоязычного населения», тоскующего по советским временам. И тот и другой регион в своих странах считались промышленно развитыми. Румынизация Молдовы встретила непонимание на другом берегу Днестра, точно так же, как на Донбассе не захотели становиться частью украинского национального проекта.

Кажется, что ситуация на Донбассе уже вышла за рамки «приднестровской» ситуации и стремительно приближается к статусу «Абхазии-Осетии». Если по поводу Приднестровья еще обсуждается возможность реинтеграции края в состав Молдовы, то в Грузии ситуация совсем иная. Власти Южной Осетии рассчитывают на вступление в состав России, и пути к примирению с грузинской стороной отсутствуют как в Цхинвали, так и в Сухуми.

Тяжелый союзник России

Вспыхнувший еще в 1980-е годы конфликт в Нагорном Карабахе более далек от Украины, чем Приднестровье или Абхазия. И дело тут не только в географии, а еще и в том, что армяно-азербайджанское противоборство началось без активного участия Москвы или «русскоязычного населения». Россия затем использовала уже имеющийся конфликт для продвижения своих интересов.

Армянские националисты требовали включения Карабаха в состав Армении, и когда это не удалось сделать, ограничились созданием самопровозглашенной республики.

Надо учесть, что Армения всегда была весьма сложным союзником для России. Ереван был вынужден идти на военный и экономический союз с Россией, чтобы выжить в конфликте с Азербайджаном. Сложные отношения с Грузией и Ираном, война с Азербайджаном и дипломатический конфликт с Турцией привели к тому, что Москва осталась единственным возможным партнером для армянской стороны.

Азербайджан в последние годы активно вооружается и еще не отказался от планов по восстановлению территориальной целостности страны. Надо учесть, что Армения и войска Нагорного Карабаха оккупировали часть собственно азербайджанских земель, которые рассматривают как «пояс безопасности» для защиты самопровозглашенной республики.

Именно меньшая вовлеченность России в карабахский конфликт не позволяет делать четкие прогнозы о будущем это мятежной территории. Но сейчас Баку не имеет почти никакого отношения к жизни своего бывшего региона.

Российское участие

Как мы видим, именно степень участия России оказывается решающей в статусе и перспективах самопровозглашенных республик в бывшем Союзе. Там, где Россия жестко вмешивается в ситуацию, властям атакованного государства сложно разобраться с сепаратистами.

Опыт Абхазии-Осетии, Приднестровья и Карабаха показывает, что мятежные территории вполне могут существовать длительное время без внешнего признания. За двадцать пять лет в этих республиках успело сформироваться новое поколение местных жителей, которые даже не представляют своей жизни в составе Грузии, Молдовы или Азербайджана.

Ломка устоявшихся границ позволяет этим образованиям рассчитывать на последующее дипломатическое признание или же вступление в состав России или Армении (Карабах).

Киеву в этой ситуации стоит понять, что еще немного - и будет сложно говорить о возвращении районов Донбасса в состав Украины. Власти ДНР-ЛНР не меньше, чем власти РФ, оказываются заинтересованы в сохранении текущей ситуации. Командовать непризнанными республиками гораздо лучше, чем возвращаться к жизни в рамках Украины.

А то, что война идет и люди гибнут, так для полевых командиров это вполне допустимая цена. Вкусив власти, они вряд ли захотят с ней расстаться. И ситуация в Приднестровье или Абхазии только подтверждает эту мысль. Мысль, с которой Украине еще придется жить. Жить и учиться сосуществовать с непризнанными республиками на своей легитимной территории.

Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале