Первые проскрипционные списки на черном, внушающем ужас фоне, были изобретением «Поры». Благодаря революционной для середины двухтысячных конкретике творение политтехнологов получило широчайшую известность, а его лидер впоследствии занял значимый пост в правительстве того же режима, с которым боролся. Фигуранты же списков, которые люди читали с легким ужасом, продолжили свои карьеры с разной степенью успешности.

С того времени тема очищения власти, получившая специальное название «люстрация», стала одной из стандартных в перечне символических действий. В 2005 году оранжевое правительство и впервые получившие информационную власть национал-патриоты взялись люстрировать фальсификаторов выборов, агентов КГБ и вообще заподозренных в шпионаже. Кроме того, отдельными авторами предлагалось введение запрета на занятие постов в государственной власти и СМИ Украины тем, кто уже имел руководящий опыт в советской милиции, органах госбезопасности и мешал жить западноукраинским повстанцам. 

В 2008 году в Украине даже была создана общественная организация «Всеукраїнська Люстрація», взявшая на себя почетную миссию оценить и осудить преступления против украинского народа. Ее официальный сайт до сих предлагает мегаактуальную повестку запрета Компартии, «відновлення національної пам’яті» через сооружение памятников и защиты языкового пространства. Последняя новость - о том, что на место руководителя Деснянского района Киева претендует официантка ресторана «Эгоист», «которая обслуживала Путина».

В целом до 2014 года все законопроекты о люстрации, вносимые в парламент, были благополучно похоронены. После того, как революция победила, а преступная власть бежала из страны, новое руководство Украины взялось за люстрацию куда серьезнее. Во-первых, были созданы Антикоррупционное бюро и Люстрационный комитет с непонятными полномочиями и отсутствием штата. Во-вторых, 8 апреля 2014 года Верховная Рада приняла закон «О восстановлении доверия к судебной власти в Украине, который был направлен, как показали дальнейшие события, на замещение одних «своих» судей другими такими же. В-третьих, в  августе 2014 года Верховная Рада под давлением улицы приняла закон «Про очищение власти».

Исполнением революционных инициатив занялся Минюст, через сайт которого можно выйти на списки проходящих проверки сотрудников правительства, аппарата Верховной Рады, милиции, региональных администраций и т.д. Как и раньше, из органов власти должны быть изгнаны люди, которые вредили Евромайдану, служили не тем и не тогда, а также не могут пояснить происхождение имущества своей семьи. Как гордо заявил премьер-министр Арсений Яценюк, под действие закона попадет около миллиона чиновников, госслужащих, сотрудников правоохранительных органов.

Но даже беглый просмотр списков тех, кто подлежит проверке, показывает, что в основной массе это рядовые исполнители и мелкие начальники. Редкие люди уровня того же Яценюка или Валерии Гонтаревой, собственноручно написавших заявления с согласием на проведение проверки, могут быть уличены только в несоответствии доходов официальной декларации. Ясное дело, этого не случится, поскольку тогда будут наказаны те, кто не выявил нарушений в момент назначений на руководящие должности. Да и «кто ж его посадит, он же памятник».

Нетрудно заметить, что все волны люстраций плавно и технично огибали тех, к кому реально должны быть применены жесткие репрессии. А именно, респектабельных бизнесменов, которые годами строили коррупционные схемы и выкачивали из своей Родины все соки. Такие люди не стремятся в органы исполнительной власти, не становятся судьями, а их выборные должности никаким люстрациям не подвластны. Яркий пример – народный депутат Антон Яценко, которого первый руководитель антикоррупции Татьяна Черновол называла «Великим махинатором».

Кипучая деятельность этого господина, имеющего совершенно сиротскую декларацию о доходах, привлекала внимание всякого рода расследователей еще до всяких революций. В наши дни въедливый портал «Наші гроші» сообщает, что уважаемый Антон (кстати, бывший соработник Партии регионов) через родственников владеет тысячами метров элитной недвижимости в центре Киева. Ну, а про то, что ведомая им Тендерная палата с середины 2000-х имела долю в каждом тендере, не говорил только ленивый. Но где же люстрация? Ее нет.

Точно так же, как нет ее для владельцев фирм-присосок, облепивших порты; хозяев промышленных холдингов, минимизирующих налоги и занимающихся схемным перестрахованием; руководителей кредитных союзов, «кинувших» на деньги сотни тысяч простых людей; таинственных землевладельцев, уставивших пространство между киевскими Пирогово и Феофанией будками с охраной; создателей сети обнальных контор; выгодополучателей от проституции; традиционных поставщиков топлива для железной дороги, расходников для атомпрома, питания для военных. Как не касались она хозяев шахт-«копанок», «инвесторов», порезавших на металл огромные предприятия, единоличных властителей украинского химпрома, металлургии, производства ферросплавов и прочих известных граждан.

Даже в части люстрации чиновников закон прошел с аккуратной поправкой, что к «преступному режиму» имеют отношение только те, кто проработал на него менее года. Например, Петр Алексеевич Порошенко, трудившийся министром экономического развития и торговли в правительстве Януковича, не попадает. Точно так же, как никто удивительным образом не замечает его конфетного бизнеса в России и обширной структуры другой собственности, управляемой давними партнерами Игорем Кононенко и Олегом Свинарчуком. К примеру, Радио «Свобода» выяснило, что в элитном микрорайоне «Царское село» на Печерске земельные участие президента и Кононенко (руководящего также парламентской фракцией) находятся буквально через дорогу. «Жити по-новому» можно начинать прямо отсюда.

Любые потрясения, в основе которых лежит, если поскрести, нищета, никогда не затрагивают причину этой нищеты. А вместо собственных разгромных выводов хотелось бы предложить вчерашнее яркое выступление депутата Черкасского горсовета от партии «УДАР» Араика Мкртчяна по поводу торговли орешками:

«Ничего не поменялось. …В очередной раз хочу обратиться к президенту: я к вам обращаюсь, и меня потом проверяют в три раза чаще. Какого черта вы идете в Евросоюз и просите деньги? Для себя? И вы говорите "люстрация". Которая в сраку люстрация, блин? Люстрируют хай себя. Там власть меняется, а у нас все дорожает – квартплата, транспорт, доллар, все. Зачем гибнут люди?».