В начале сентября в двух разных регионах Европы случились события, связанные между собою происходящим в третьем уголке планеты – на Ближнем Востоке, где уже несколько лет пылает очередной кровавый конфликт. Спасающиеся от него тысячи беженцев буквально атаковали Южную и Западную Европу, вынудив власти ЕС с головой погрузиться в решение проблемы нелегальных мигрантов. Тем временем на Донбассе установилось неслыханное доселе реальное затишье, а заскучавших пророссийских боевиков начали перебрасывать в Сирию, на помощь пророссийскому диктатору Асаду…

В Сирии есть всё!

Многие конфликты Ближнего Востока уходят своими корнями в глубокую древность, чуть ли не к временам фараонов. Поэтому отследить, с чего всё началось, просто не представляется возможным: одному событию будут предшествовать другие, пока мы не упремся в заселение этой земли хананеями. Впрочем, последние из них исчезли с её лица еще в эпоху Селевкидов, а нынешний этнический состав населения Сирийской республики на 90% представлен арабами, на 9% компактно проживающими в северных провинциях курдами, и в 1% входят туркмены, черкесы, армяне и ассирийцы.

Тут мы видим первую линию раскола: как известно, курды Сирии (как и курды Ирака и Турции) стремятся к созданию собственного государства, а потому являются потенциальными сепаратистами. Курдские провинции этих стран – все равно, что Крым для Украины.

Но и сирийские арабы отнюдь не едины. В отличие от чисто исламских государств Аравии, религиозная картина Сирии весьма пестра и даже экзотична. Около 65% населения являются мусульманами-суннитами, еще около 10% - это алавиты и исмаилиты, имеющие очень большие трения как с суннитами, так и с классическими шиитами, а также с радикальными фундаменталистами. Из 11% тамошних христиан половина принадлежит к сирийской православной церкви, остальные к католической и армянской, есть там и общины РПЦ. Наконец еще 3% сирийцев - это друзы, а часть курдов являются йезидами.

Для непосвященных стоит уточнить: всё это не «церковный раскол», как между украинскими православными, это совершенно отдельные религиозные конфессии, между которыми разница куда большая, чем между УПЦ и Свидетелями Иеговы. То есть объединиться они не смогут, даже если сильно захотят, это просто невозможно. При этом стоит понимать и то, что это разнообразие смогло сохраниться в условиях Востока только благодаря упорному принципиальному сопротивлению религиозных «меньшинств».

Вся эта этническая и религиозная пестрота Сирии всегда была почвой для политических противостояний и конфликтов, в которых в 60-х годах прошлого века победила партия Баас, выступавшая под лозунгами «арабского социализма». Та самая Баас, иракское отделение которой возглавлял Саддам Хусейн. В Сирии же генсеком партии и заодно бессменным президентом страны с 1970 по 2000 год был Хафез Асад, после смерти которого трон был передан его сыну Башару.

Обошлись без выборов: в стране был проведен референдум с вопросом «Доверяете ли вы Башару Асаду управление государством?», который показал фантастический результат поддержки в 97%. Через семь лет референдум повторили, получив точно такой же результат. Наконец, в 2014 году состоялись первые за полвека открытые выборы сирийского президента, на которых Башар Асад вновь одержал сокрушительную победу с результатом 88,7% при явке избирателей в 73%.

Как говорится, хороший повод задуматься! С одной стороны, наследный режим Асадов можно сравнить с персонажами сериала «Тиран». Но, с другой, обеспечивать порядок в столь пестрой и противоречивой стране можно лишь двумя способами: или жесткой рукой диктатуры, или высоким уровнем гражданского создания и толерантности в демократическом обществе. Увы, но с толерантностью и гражданским сознанием у сирийцев большие проблемы – даже у тех, кто мечтает о демократии западного образца. В этом они очень похожи на украинцев…

Детонаторы

Чтобы взорвать Сирию изнутри, нужно было только этого захотеть и немного поработать над созданием организованных протестов и мятежей. А желающих для этого было достаточно.

Во-первых, Сирия вот уже полвека является одним из основных врагов Израиля. Помимо памяти об её участии в былых арабо-израильских войнах, а также о споре за Ливан, Сирия оказывает широкую поддержку движению «Хезболла», которое стало союзником режима Асада.

Во-вторых, главным врагом режима Асадов являются США – и не только потому, что поддерживают Израиль. Партия Баас выдвигала антиамериканские лозунги еще во времена Хрущева, который оказывал сирийским союзникам СССР самую широкую военную поддержку. Неудивительно, что сразу после 11 сентября Вашингтон тоже включил Сирию в «ось зла». И только забуксовавшая операция по «демократизации» Ирака, приведшая к превращению этого региона в аналог Украины 1919 года, сорвала планы «освобождения» Дамаска американскими морпехами. Большую роль в этом сыграла и настойчивая позиция Москвы, изо всех сил держащейся за эту последнюю зону своего влияния в арабском мире.

В-третьих, врагом Башира Асада стал Евросоюз – и тоже не только потому, что ведущие страны Европы поддерживают Израиль. Здесь причиной ссоры стали углеводороды. В 2004 году Асад неожиданно разорвал контракт с Францией, собравшейся разрабатывать сирийские месторождения. А в 2009 году он отклонил проект строительства ветки «Набукко» из Катара в Турцию, которая должна была обогнуть неспокойный Ирак через территории Иордании и Сирии, – и вместо этого в 2010 году включился в проект альтернативного газопровода Иран - Ирак - Сирия. Помимо того, что этим он еще больше разозлил Соединенные Штаты – союзников Катара и врагов Ирана, так еще и поссорился с главным проектантом «Набукко» - Евросоюзом.

В-четвертых, режим Асадов нажил немало врагов внутри Сирии. Это и курдские сепаратисты, поддерживающие любого, кто помогает им в борьбе против Дамаска. Это и ряд исламистских движений, таких как «Братья-мусульмане», ведущих антиправительственную борьбу еще с 70-х годов, или более молодая «Аль-Каида». Это и часть суннитского населения страны, недовольного тем что, Сирией правят алавиты Асада, опирающиеся на шиитов. Это и друзы, считающие, что их притесняют. Это и прозападные христиане, мечтающие о создании в Сирии демократического правительства и её «евроинтеграции».

Таким образом, Сирия напоминала старую морскую мину с торчащими во все стороны детонаторами. Было достаточно лишь одного толчка, чтобы она взорвалась. И таким толчком стала пресловутая «Арабская весна»…

Дамасский майдан

«Арабская весна» пришла в Сирию с некоторым запозданием. Тогда даже полагали, что она её обойдет стороной, поскольку Башару Асаду удалось несколько погасить градус напряжения в стране, сделав ряд уступок политической и религиозной оппозиции, что сильно снизило их поддержку в обществе. Это снижало масштабы и шансы на успех политической борьбы оппозиции, которая ставила своей целью свержение Асада путем досрочной отставки или же его поражением на выборах 2014 года, для чего потребовалась бы помощь миллионов сирийцев.

Вместо этого в Сирии случился свой собственный майдан, очень напоминающий тот, что затем постиг Украину. Оппозиция начала просто тупо и категорически требовать отставки Асада, не переставая вопить об этом на ежедневных акциях протеста. А её целью было вывести на них как можно больше людей, используя для этого различные схемы и ухищрения. Массовости удалось достичь и потому, что в сирийском майдане-2011 одновременно приняли участие все противники Асада, словно их кто-то специально мобилизовал и организовал. Всё было продумано: в одних городах устраивали акции прозападных христиан, в других - исламистов, в одних районах поднимали религиозные меньшинства, в других – национальные. Вкупе же это создавало картину «всенародного восстания».

Как и позже Янукович, Башар Асад сначала пытался идти на уступки прозападной оппозиции: уволил ряд высоких чиновников, отменил чрезвычайное положение, амнистировал политзаключенных. Однако замирения никто не хотел. И прозападная оппозиция, и исламисты твердо нацелились на свержение режима. Если бы они были украинцами, то надо полагать, их главных лозунгом был бы «Асада геть!». Очень быстро политические митинги переросли в погромы и баррикадные бои – и, кстати, первым в беспорядках погиб полицейский. Но в ответ сирийский президент не стал сбегать в Россию, а начал «наводить порядок», не остановившись, когда оппозиция бросила плакаты и взяла в руки автоматы и гранатометы. Так в Сирии началась нынешняя гражданская война.

С самого её начала режим Асада подвергся санкциям со стороны тех стран, которые поддерживали (а возможно, и управляли) восставшей оппозицией: США, Евросоюзом, аравийскими королевствами. Кроме того, США и Израиль пригрозили силовым вмешательством в конфликт, а Турция оказывала сирийским повстанцам прямую помощь.

Впрочем, у режима Асада тоже нашлись союзники. Помимо правительственных войск и полиции в конфликте принимают участие «Шахиба» - добровольческие формирования (в основном из алавитов), сродни украинским тербатам. Кроме того, с самого начала войны на стороне Асада воюют «Хезболла» и иранские «добровольцы», а в этом году на его сторону перешли курдские националисты. Причиной этого стало резкое изменение характера конфликта: пока оппозиция и режим мутузили друг друга, всю восточную часть страны захватили боевики радикального ИГИЛ (исламское государство Ирак и Леванта).

Шайтан из табакерки

В принципе, это было ожидаемо: ни в одной из стран, где она произошла, «Арабская весна» не привела к установлению демократии. Где-то одни диктаторы сменились другими, где-то к власти пришли исламисты, а несколько стран погрузились в пучину гражданской войны. Главным же сюрпризом стало появление ИГИЛ, захватившего контроль над третью Ирака, половиной Сирии и хорошим куском Ливии.

Новые исламистские группировки возникают в мире каждый год, но редко кому удавалось так быстро и громко заявить о себе на весь мир. Только тем, кто был создан не стихийно и имел очень широкую поддержку извне. Такими были «Талибан», такой была «Аль-Каида» и таким стало созданное последователями Бен Ладена «Исламское государство», которое можно назвать модернизированной «Аль-Каидой».

Вопрос, кто именно и для чего создал ИГИЛ, еще долго останется без ответа. Но есть интересные подробности, наводящие на интересные мысли. Так, среди полевых командиров и пропагандистов ИГИЛ были замечены исламисты, ранее арестованные американцами, – говорят, что там видели даже тех, кто должен находиться в Гуантанамо. Основной поток внешнего финансирования ИГИЛ шел через Катар - обиженного Асадом верного союзника США. Среди бойцов ИГИЛ много граждан Евросоюза, но в первую очередь Великобритании – еще одного союзника США.

А вот самое интересное: в феврале 2014 года между сирийской «Аль-Каидой» (она же «Фронт ан-Нусра») и ИГИЛ произошел полный разрыв, вплоть до того, что группировки начали воевать друг с другом. А когда в сентябре 2014 США объявили, что вмешиваются в конфликт и наносят удар по ИГИЛ, они почему-то разбомбили позиции «Аль-Каиды».

Н,о с другой стороны, в ИГИЛ состоят от полутора до шести тысяч граждан России – в основном кавказцев, но есть также татары и даже принявшие ислам славяне. А его появление в Сирии буквально спасло режим Асада, в корне изменив ход конфликта. ИГИЛ, одинаково стреляющий как в сирийских солдат, так и в бойцов оппозиции, стал для последней ножом в спину. Да таким, что на сторону Асада уже перешли курды, а прозападные горожане передумали бороться за демократию и теперь либо бегут в Европу, либо молятся за победу войск режима, поскольку только те не дают ИГИЛ войти в Дамаск и Хомс.

Вот только вряд ли за созданием ИГИЛ стоит Россия – пусть даже его чудесное появление и позволило изменить ситуацию в регионе в пользу путинского союзника Асада. Еще меньше это было нужно шиитскому Ирану, которого боевики «Исламского государства» считают таким же врагом, как США. В итоге мы получаем в лице ИГИЛ загадку, неразрешимую для простых смертных обывателей, и можем лишь строить предположения. Например, что ИГИЛ - это всё-таки детище США и их союзников, включая Израиль. Ведь вот какой еще один интересный факт: израильские ВВС в ходе этого конфликта нанесли несколько ударов по сирийским лагерям «Хезболла», но ни одного по «Исламскому государству». Странно, правда?!

Так вот, развивая предположения, можно вообразить, что ИГИЛ был создан с очень специфической целью: чистильщика (либо пугала) неугодных США (или их аравийским союзникам) режимов, пришедших на место свергнутых военных диктаторов арабского мира. Почему? Потому что, как показал опыт, в ходе таких «революций» и «освобождений» власть часто достается либо местным «демократам», ориентирующимся не на Америку, а на Европу, либо исламистам, не входящим в американо-аравийский клуб по интересам. А именно это могло произойти в Сирии, где в случае победы оппозиции власть попала бы в руки проевропейской христианско-суннитской оппозиции и, что еще хуже, движения «Братья-мусульмане», которое является таким же врагом Израиля, как и «Хезболла». Ведь палестинское крыло этой организации печально известно под именем ХАМАС…

Незваные гости

Еще одним последствием появления ИГИЛ в Сирии и Ливии стали миллионы беженцев, в ужасе спасающихся от черных знамен радикальных исламистов. Это не считая сотен тысяч сбежавших ранее: от боевых действий, от мобилизации, от репрессий власти, от мести оппозиции. Многие искали убежища в близлежащих Алжире или Турции, но многие решили ломануться прямиком в благополучную Европу, где, как они слышали, беженцам дают приют, вид на жительство и пособие. К тому же для прозападно ориентированных ливийцев и сирийцев это был куда более быстрый способ евроинтеграции.

В Европе этот поток смешивался с мигрантами из бедных балканских стран (Албании, Сербии, Македонии), которые стремятся любым путем перебраться в более благополучные Венгрию и Хорватию, а еще лучше - в Австрию и Германию. И в итоге в 2015 г. Евросоюз захлестнуло целое цунами мигрантов: по официальным оценкам, к концу года их число может достичь от 0,8 до 1,2 миллиона человек. И почему-то подавляющее большинство из них нацелены именно на Германию. Не на Британию, не на Францию, не на Польшу и Прибалтику, а на Германию!

Интересно, что этому в какой-то мере способствовала пропаганда «ищите убежище в Германии», которая велась блогами, новостными сайтами и общественными активистами… Британии и США! Это тоже пища для размышления.

И вот в то время, как простые великодушные немцы встречают беженцев печеньем и плакатами «Welcome, refugees!», правительство Германии начинает понимать, во что рискует влипнуть их страна. Начинает активно заниматься решением вопроса, что делать с таким количеством непрошенных гостей (отказать – вопрос политический, принять – вопрос экономический и правовой), всё меньше отвлекаясь на другие, менее важные для Германии проблемы. Например, на украинский кризис.

И действительно, совпадение или нет, но после того, как Германия была сильно озадачена темой беженцев, её интерес к урегулированию проблем Украины резко упал. А так как Германия является главным политическим миротворцем в Минском процессе, то это может быть выгодно тем, кто продолжает лелеять мечту решить вопрос Донбасса по-своему…

Путин спешит на помощь

Впрочем, вопреки опасениям, ситуация на востоке Украины в эти самые дни не обострилась, а, напротив, стабилизировалась до реального перемирия. Тем не менее, за линией затихшего фронта происходило немало интересного. В пресловутых «республиках» вся политическая и военная власть окончательно сосредоточилась в руках российских «кураторов» и «специалистов», заполонивших Донецк и Луганск. Сторонников самостийности Донбасса, равно как и выступающих за идеи «народовластия» или «нового социализма», убирают со всех руководящих постов, оставляя там лояльных «путинцев» и аполитичных «барыг». А среди скучающих боевиков началась активная вербовка желающих отправиться повоевать в Сирию на стороне режима Асада.

Вероятно, это должно решить не только вопрос «утилизации» донбасских боевиков, ставших ненужными Кремлю, но и в какой-то мере вопрос российской военной помощи Асаду. Поскольку появилась информация о том, что военнослужащие российской армии идею отправиться повоевать в Сирию не поддержали и теперь напуганы слухами о том, что солдат отправляют на Ближний Восток без их согласия, обманывая их, что это «командировка на Донбасс». А так, вербуя и отправляя туда боевиков-сепаратистов, Россия снабдит Асада расходным пушечным мясом из другой страны, к тому же имеющим какой-то боевой опыт.

Как бы там ни было, но сейчас Москва начала оказывать Дамаску беспрецедентную военную помощь, каковой не давала со времен арабо-израильских войн. Все прежние запреты и возражения Запада теперь то ли сняты, то ли не берутся в расчет: в Сирию отправляются танки, зенитные комплексы, самолеты и вертолеты, а также прилагающиеся к ним «спецы» и бонус в виде отрядов «добровольцев». А поводом для такой решительности Кремля стал всё тот же ИГИЛ.

Всё очень просто: пока режим Ассада воевал против поддерживаемой Западом оппозиции, Россия могла лишь осуждать его вмешательство в сирийские дела. Но с появлением ИГИЛ, который формально все осуждают за радикализм, варварство и казни, Москва решила пойти ва-банк и одним махом вернуть свои утрачиваемые позиции на Ближнем Востоке. Если операция по оказанию военной помощи не сорвется – а пока что Москве никто прямо не запрещает этого делать, - то она сможет сосредоточить в Сирии военный кулак, способный выполнить сразу несколько задач.

Первая: присутствие российских военных среди правительственных сил обезопасит армию Асада от авиаударов со стороны США и Израиля. Второе: в то время как россияне (и «донбасяне») будут громить ИГИЛ, режим Асада сможет высвободить силы для разборок с оппозицией. Третье: это может еще крепче примирить Асада и курдов, поскольку Москва давно покровительствует курдскому движению. Четвертое: всё это может сохранить режим Асада, который в благодарность обеспечит России очень широкое присутствие в Сирии. Пятое: в этом случае Россия сможет непосредственно участвовать в нефтегазовом бизнесе Ближнего Востока, извлекая экономическую и политическую выгоду.

Конечно же возникает вопрос: а с чего вдруг России позволили защищать мир от ИГИЛ, если все прекрасно понимают, что при этом она будет, в первую очередь, защищать от всего мира режим Асада? И тут многие аналитики, обращая внимание на внезапно установившееся затишье на Донбассе, считают, что между Россией и США была заключена сделка: Путин потихоньку уходит из Украины, но в обмен ему разрешают укрепить свои позиции в Сирии. Для чего, конечно, в Сирии ему следует защитить Башара Асада, а вот Донецк и Луганск очистить от рьяных сторонников продолжения войны с Киевом. Что же касается Европы, то проблема беженцев с Ближнего Востока вынудит её тоже поступиться демократическими принципами и согласиться оставить Асада в покое – лишь бы прекратить этот конфликт…

И всё же Восток – дело тонкое, а политика в нем многогранна и хитро сплетена, как арабские узоры. Далеко не факт, что вмешательство России разрешит сирийский конфликт. Далеко не факт, что это вообще не хитрая ловушка для Москвы, которой позволят завязнуть в зыбучих песках Ближнего Востока. И далеко не факт, что события там не пойдут по совершенно непредсказуемому сценарию, написанному не Западом или Россией, а третьей стороной…

Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале