Российская авиация с увлечением бомбит позиции сирийских исламистов. В ход идет самый разнообразный арсенал: от высокоточных ракет до накрывающих целые площади кассетных бомб, включая новые модели - которые россиянам так и не удалось опробовать в Украине.

Действительно, устроить у своих соседей полномасштабный конфликт, а затем влезть в него в качестве «миротворца», оккупировав помимо Крыма и Донбасса еще десяток областей, у Кремля не получилось. Запад оказался непреклонен, не желая «сдавать» Украину на растерзание Путину. Однако в сирийском вопросе он был уже не столь категоричен, да и прямо запрещать России делать то, что Америка и Европа уже делают сами, было бы политически некорректно. И тогда, соскучившись по настоящей войне и возможности публично поиграть мускулами, Кремль с ликованием влетел в воздушное пространство Сирии на своих МиГах и Сушках…

«Дамаск наш!»

Эйфория помпезности и великодержавия – так можно описать атмосферу подачи первых новостей с «сирийского фронта» в российских СМИ. Похоже, что стремясь заявить на весь мир «смотрите, какие мы крутые!», они так увлеклись, что практически стали работать в стиле северокорейской пропаганды.

О первых российских бомбардировках россиянам через центральные СМИ подробно рапортовал Генштаб: где, когда, сколько. При этом пресс-генералами всячески подчеркивалось, что противник уже понес колоссальные потери, бросает свои позиции и толпами «бежит в Европу». В ежедневных репортажах описывался не только каждый боевой вылет летчиков, но и их быт, меню в столовой, досуг. Так что российские обыватели уже начали понемногу разбираться в географии далекой Сирии, запоминая названия её городов и провинций.

Знаменитый ведущий Дмитрий Киселев начал твердить фразу «действия Путина в Сирии безукоризненны», вставляя её в свои россказни о том, как Россия вершит судьбу земного шара. Авиагруппа ВВС РФ в Сирии (полсотни самолетов) в российских теленовостях теперь называется не иначе как «аэрокосмические силы». В сводке погоды на канале «Россия 24» ведущая подробно изложила ближневосточный прогноз для российской авиации, плавно перейдя от метеорологии к военному обозрению. «Осень уже дает о себе знать. В Сирии увеличивается число облачных дней, случаются пыльные бури. Но и это не должно усложнить пилотирование и повлиять на работу систем наведения. В таких метеоусловиях самолеты могут нырять под облака и эффективно вести бомбардировку», - поведала она сидящим у экранов телевизоров россиянам…

Последний раз подобный ажиотаж в российских СМИ царил полтора года назад, когда они ежечасно освещали хронику «воссоединения Крыма», а затем начало конфликта на Донбассе. Теперь изрядно надоевшая россиянам тема «Крым наш!» осталась в прошлом, эту страницу перевернули, закрыв откровенный провал путинской политики в Украине. А российских избирателей развлекают новым пропагандистским шедевром «Дамаск наш!», призванным взбодрить их приунывшие ряды. Вновь воодушевить, влить чувство гордости за свою великую сверхдержаву, создать видимость реванша Западу за Донбасс и санкции, ну и традиционно сплотить россиян вокруг своей вертикали власти во главе с В.В. Путиным. Кажется, что в основном только ради этого Кремль и решил влезть в сирийскую авантюру!

Сирийский план Путина

Действительно, с точки зрения геополитических интересов российского государства вмешательство в Сирийскую войну выглядит несколько сомнительным. Понятно, что дело вовсе не в исламистском движении ИГИЛ, которое как раз России угрожало меньше всего. Понятно, что это вовсе не попытка оказать услугу «мировому сообществу» и заслужить его прощение за Украину – потому что «сообщество» к этой новой затее Путина отнеслось более чем скептически. И ни для кого не секрет, что главной целью российского участия в сирийской войне является поддержка режима Асада. Который, в свою очередь, уже много лет гарантирует российское военное присутствие в этом регионе (база Тартус).

Собственно говоря, очередной план Путина предусматривает примерно следующее. Во-первых, решение России участвовать в сирийской войне на стороне Асада является демонстрацией высшей степени его политической поддержки. Одно дело поддерживать кого-то заявлениями, другое дело поддерживать деньгами и «советниками», а вот напрямую военную поддержку решаются немногие.

Во-вторых, для России это не просто поддержка сирийского правительства, это её заявка на членство в клубе ведущих держав мира. Мол, мы такие же сильные, решительные и суровые, как США, Британия и Франция! И даже круче их – потому что все они поддерживают сирийскую оппозицию, а мы помогаем Асаду! Действительно, такой себе демонстративный кукиш Америке и Европе.

В-третьих, ввод в войну российской авиации изменил расстановку сил в регионе. Ранее воздушное пространство над Сирией полностью принадлежало США, Франции, Турции и Израилю, поскольку сирийские ВВС были серьезно потрепаны в ходе восстания оппозиции, а затем спрятались в ангары, избегая прямого столкновения с авиацией западных стран. Теперь, как минимум, американцам и их союзникам придется делить сирийское небо с россиянами и быть более осмотрительными в выборе наземных целей. По сути, войска Асада вновь обрели поддержку с воздуха для борьбы с оппозицией и ИГИЛ, а также были несколько обезопасены от ударов американской авиации.

Это реально увеличивает шансы режима Асада если не на победу в этой войне, то хотя бы закрепить свой контроль над приморскими провинциями Сирии. Там сосредоточены большинство городов, большая часть сирийской экономики, а малонаселенную сельскую пустыню Асад может уступить оппозиции и ИГИЛ – и пусть мочат друг друга за контроль над нею.

Что ж, сирийский план Путина действительно неплох – но только сам план, успешность реализации которого еще не гарантирована. Вопрос же в том, что Россия получает взамен, кроме лобзания с Асадом и возможности держать в Тартусе полдюжины кораблей и пару эскадрилий МиГов?

Из положительных дивидендов тут можно назвать только увеличение влияния Москвы как одного из игроков в ближневосточной политике. Подчеркнем – по сравнению с былым влиянием в этом регионе СССР, его правопреемница РФ сейчас там почти никто. Потому что если у СССР там была куча кормящихся из его рук союзников, то у Российской федерации сейчас там остались лишь православная церковь да разваливающийся режим Асада. Если Кремль сможет помочь ему устоять, то он сделает своего единственного союзника на Ближнем Востоке сильнее. Кроме того, союзниками России станут нынешние союзники Асада: шиитский Иран и шиитская Хезболла.

Обо всех этих эти плюсах россиянам сейчас регулярно и многократно рассказывают их политики и телеведущие, фантазируя о небывалых перспективах расширения «энергетической империи». Однако при этом они старательно избегают говорить о минусах: о той цене, которую Россия может заплатить за пока еще сомнительное усиление своего влияния на Ближнем Востоке.

«Всё нормально, падаем!»

5 октября мир облетела новость: 53 шейха и духовных лидеров Саудовской Аравии обратились с призывом к правоверным начать джихад против России. Впрочем, российские политологи прокомментировали эту новость с иронией. Мол, объявленный через интернет джихад не стоит воспринимать серьезно, это не более чем «мнение блогеров», да и вообще Аравия далеко, а российские мусульмане являются законопослушными гражданами.

Однако вряд ли стоит шутить над тем, что аравийские шейхи пользуются теперь ноутбуками и интернетом (как и Путин с Медведевым). Что они теперь живут не в шатрах, а в небоскребах. И что их последователи теперь устраивают джихады не на верблюдах, потрясая саблями и кремневыми «карамультуками», а на японских внедорожниках с российскими РПГ и американскими ПЗРК. Вряд ли стоит забывать, что Саудовская Аравия является одним из основных спонсоров исламистов ваххабитского толка – которые есть и на российском Кавказе.

Ну и конечно необходимо принимать во внимание, что хотя Россия и далеко от Аравии, но её база в Тартусе к ней гораздо ближе - и находится всего в нескольких десятках километрах от дислокации сирийских исламистов. Которые и сами уже распространили призыв к борьбе против «российско-иранской оккупации Сирии». Таким образом, уже на шестой день сирийской авантюры Путин вляпался в джихад. По меньшей мере, это джихад против российской группировки в Тартусе, для усиления защиты которой теперь придется перебрасывать новые подразделения российских морпехов и десантников. Защитит ли это базу от шахидов и минометно-ракетных обстрелов, неизвестно, однако тут есть риск постепенного втягивания в полномасштабную наземную войну с большими потерями. Так уже было в Афганистане, а до этого американцы подобным образом влипли во Вьетнаме.

И тут необходимо понимать, что Ближний Восток это не Украина, и в случае чего с исламистами так просто не сядешь за стол переговоров, и не подпишешь «Минские соглашения». Исламисты не будут избегать прямой войны с российской армией, как это делала Украина. Если эти парни войдут в раж, то воспрепятствовать резне гражданского персонала базы Тартус можно будет только её героической обороной и переброской в регион новых российских войск…

Но война с исламистами на Ближнем Востоке - меньшая из неприятностей, которая теперь угрожает России. Ведь фактически теперь она стоит на грани объявления ей политического джихада со стороны Запада. А это уже куда серьезнее, учитывая, что против Москвы уже действуют санкции за её крымскую авантюру.

То, что Россия влезла в Сирию сразу после того, как её едва отогнали от Украины, уже стало политическим вызовом Западу. Кроме того, Восток - дело тонкое, а Ближний тем более. Например, асадовская Сирия - давний враг Израиля, и таким образом, Кремль рискует обострить отношения еще и с евреями. А это еще один повод еще больше настроить против Москвы США и Великобританию. Не оставят западные либералы без внимания и образовавшийся «проасадовский» союз России с Ираном. В тоже время прямая поддержка Асада в этой компании оставляет Москву без своих политических союзников в Европе: вряд ли Германия выступит тут политическим адвокатом Путина. Наконец, это уже обострило отношения России и Турции.

Но дело тут не только в политике. Если с экономической точки зрения Украина была малопривлекательна Западу, то за важнейший углеводородный регион Ближнего Востока ведущие страны мира готовы драться серьезно. Если Россия действительно хочет усилить там свою позицию, то это будет автоматически означать ослабление позиций Соединенных Штатов, Британии, Франции или кого-то еще. А они не просто не сдадут свои позиции без боя: в данном случае у них есть возможность выступить против России, что называется, единым фронтом – да еще имея поддержку исламистов.

Таким образом, можно придти к следующему выводу: если действия Москвы основаны на далеко идущих геополитических планах, то она обязательно столкнется с сильным противодействием Запада, при этом еще будучи связана войной с исламистами.

Разумеется, что формально Запад не может выставить России притензии за её формальное участие в «антитеррористической войне». То есть за это ей не объявят новых санкций, и уж тем более 6-й флот США не нанесет удара по Тартусу, равно как не будет и ожидаемой некоторыми фантазерами ядерной войны. Однако формальности формальностями, но есть и реальная политика, в которой Запад не будет стоять и бессильно наблюдать, как русский медведь хозяйничает на его ближневосточной нефтяной пасеке.

Какие именно косвенные, закулисные и подковерные методы давления на Россию он изберет? Вот это пока является загадкой! Впрочем, можно назвать один вариант: у Запада всегда есть возможность набросить на Москву еще одну порцию санкций, воспользовавшись как формальным поводом до сих пор неразрешенным крымским вопросом…

Таким образом, если Путин не понимает, чем он рискует в своей сирийской авантюре, то это лишний раз подтверждает его диагноз от Коломойского. Но есть и другая версия этих событий: участие России в сирийской войне это вовсе не её борьба за влияние над Ближним Востоком, это просто грандиозный и дорогой спектакль, разыгрываемый для россиян. Чтобы этим «Дамаск наш!» вновь поднять вновь упавший рейтинг Путина, которому многие фанаты «русского мира» ставят в вину «сдачу Новороссии». И это очень даже объясняет, почему Запад пока что смотрит на сирийский поход Путина спокойно и даже несколько иронично…