Перемирие на Донбассе постепенно приобретает более заметный характер. Сложно делать прогнозы по поводу дальнейшего развития событий, но есть надежда, что активная фаза конфликта уже прошла.

Положение в зоне АТО все больше напоминает «замороженный конфликт», когда стороны готовы к войне, но соблюдают режим прекращения огня. В основном, соблюдают.

В такой ситуации уместно вспомнить пример другого «замороженного конфликта», живущего по соседству с Украиной. Речь идет о ситуации в Приднестровье и о выводах, которые мы можем сделать из истории этого конфликта.

Пророссийский анклав между Украиной и Молдовой

«Горячая» фаза приднестровского конфликта завершилась еще в далеком 1992 году. С тех пор эта самопровозглашенная республика живет своей жизнью, которая очень зависит от российской поддержки.

Ситуацию в Приднестровье не стоит во всем ставить в один ряд с Абхазией и Южной Осетией. В случае с бывшими грузинскими территориями Россия была настроена на их отторжение и перевод под свой полный контроль.

А в Приднестровье сыграли роль отсутствие общей границы с РФ и более пророссийские настроения в самой Молдове. По поводу Грузии у россиян не было иллюзий о возможной интеграции этой страны в евразийские политические структуры.

С Молдовой ситуация была немного иной. Кроме прорумынски ориентированных избирателей, там есть немалая доля людей, настроенных в пользу сохранения тесных отношений с Россией.

В такой ситуации Россия рассматривала Приднестровье как способ воздействия на Кишинев. Режим в Тирасполе, разумеется, всячески подчеркивает свое нежелание общего будущего с Молдовой. Но российская сторона периодически намекала молдаванам о том, что при отказе от евроинтеграции и сближения с Румынией могут быть подвижки в решении приднестровского вопроса.

Нельзя сказать, что такая тактика принесла свои плоды. В Кишиневе хорошо понимают, что процесс европейской интеграции для них важнее, чем борьба за территориальную целостность бывшей Молдавской ССР.

В Приднестровье есть молдавские села, и их там немало. Но исторически это была украинская территория, которую Сталин передал новосозданной Молдавской ССР. Поэтому для Кишинева не так критично расстаться с Приднестровьем, хотя это и потребует некоторого мужества от политической элиты страны.

Сомнительное затишье на Донбассе

Ситуация в зоне проведения АТО тем временем как раз становится похожа на приднестровские реалии 1993-1994 годов.

Проект «Новороссия», рассчитанный на вывод из-под контроля Киева всей юго-восточной части Украины, не сложился. Но и говорить о том, что у Киева есть возможности для освобождения удерживаемых сепаратистами территорий, тоже не приходится.

ДНР и ЛНР могут вполне сложиться как непризнанные республики с внешней поддержкой. Ситуация шаткого перемирия вокруг них может сохраняться неопределенно долгое время.

Россия в таком случае заинтересована впихнуть ДНР-ЛНР обратно в украинское политическое, правовое, экономическое пространство. Ранее в России рассматривался вариант федерализации Украины, предоставления «юго-востоку» широкой автономии и права этого суперрегиона влиять на внешнеполитические решения Киева.

Однако этот вариант также не состоялся, и все теперь сводится к «отдельным районам Донецкой и Луганской областей». Даже в таком виде эти части территории способны принести немало вреда Киеву.

Военных ресурсов для подавления сепаратизма нет. Но еще хитрее ситуация становится, когда думаешь о перспективах политического диалога между Киевом и ДНР-ЛНР. Здесь и таится главная опасность для сторонников европейской интеграции, которую вполне могут притормозить пророссийские активисты.

В то же время с трудом верится, что такой политический диалог с выборами в зоне АТО и выравниванием ситуации возможен. Слишком сильны раны войны, слишком много оружия и военной техники находится на Донбассе, чтобы всерьез говорить о переходе противостояния в сугубо мирное русло.

Конфликт переходит в так называемое «замороженное» состояние, когда до возобновления боев остается всего один выстрел, а об определении статуса самих территорий приходится на некоторое время забыть.

Туманное будущее «отдельных районов»

В ближайшее время для Киева будет важно определить свое отношение к «отдельным районам Донецкой и Луганской областей». Если рассчитывать на их постепенное возвращение под свой контроль, то надо ожидать, что эти районы будут впоследствии голосовать за сохранение связей с Россией.

Поэтому стоит учесть опыт отношений Молдовы и Приднестровья. Он далеко не во всем применим к украинской ситуации, но может быть полезен при выстраивании контактов Киева и ДНР-ЛНР.

В ситуации длительного «замороженного конфликта» ДНР и ЛНР будут стараться жить отдельно от Украины. И чем больше времени будет проходить, тем более «замерзшей» будет казаться такая ситуация. А попытки разморозить ее приведут к новому обострению, боям, жертвам и разрушениям.

Поэтому один из главных вопросов, на который необходимо искать ответ как украинской элите, так и украинскому, обществу касается возможности потерять часть Донбасса. Длительное перемирие будет означать, что на словах все будут считать эту территорию украинской, но фактически будет происходить размежевание.

Пока украинское общество не очень готово признать, что промышленная часть Донбасса не имеет отношения к Украине. Разве что отдельные галицкие интеллектуалы уже не первый год обсуждают такую идею, но их мнение актуально только для некоторой части общества.

Вот Украина и стоит на пороге ситуации, когда и воевать за Донбасс сложно, и отдавать его не хочется. Наша страна, бесспорно, покрепче Молдовы и может обойтись без «отдельных районов», но психологически с этим трудно будет свыкнуться.

Остается только надеяться, что разочаровавшиеся в России и ее поддержке активисты ДНР-ЛНР сами в итоге попросятся обратно в Украину, и это будет капитуляция на условиях Киева. Но для этого необходимо время…