Еще столетие назад, летом 1917 года, одна из киевских либеральных газет с тревогой писала, что в то время, как на фронте погибают последние патриоты-добровольцы, деревня стоит на грани запустения, а испытывающий тягчайшую нужду народ агитируется большевиками и эсерами, политическая общественность города занимается междоусобной грызней и устраивает бессмысленные балаганы. Под последним имелись в виду не только «украинские марши», напоминавшие карнавальные шествия, но и вошедшая уже тогда в моду борьба с «символами проклятого прошлого».

Голосу разума тогда никто не внял, поскольку все были увлечены «строительством нового мира». К сожалению, представления о нем у всех были разные, и вскоре Киев захлестнула волна гражданской войны, во время которой в городе за четыре года 14 раз менялась власть…

От болота до Майдана, от Майдана до…

Украинцы всегда питали какую-то нездоровую страсть к переименованиям. Ярким примером этого может служить история киевских улиц и площадей, в том числе и главного политического центра страны, известного на весь мир как Майдан Независимости.

До XIX века этот район назывался Крещатым Яром, а сам будущий Майдан - Козьим болотом, и был примечателен лишь своей дурной славой «нечистого места». Впрочем, болото было осушено столетиями ранее, во время постройки крепостного вала и рва, известного в старом Киеве под прозвищем «канава». Да-да, та самая «канава», за которой в комедии «За двумя зайцами» жили обитатели тогдашних городских окраин! Затем Киев начал расширяться, Крещатый Яр разровняли и застроили, образовав улицу Крещатик, а на месте Козьего болота возник Крещатицкий базар, который с 1831 года стал носить имя Крещатицкой площади.

В 1876 году базар снесли и построили на его месте здание городской думы, после чего киевские энтузиасты настояли на переименовании Крещатицкой площади в Думскую. В то время в Киеве царило настоящее поветрие «мещанства»: местные жители старательно доказывали, что они не «простота из села», а самые настоящие горожане самого настоящего города. Поэтому с целью избавления от имиджа большого села при Лавре и придания Киеву вида современного губернского города началась массовая смена старых «вульгарных» (простонародных) названий улиц и площадей на более благозвучные, современные. Их называли в честь царей, генералов, ученых и общественных деятелей или просто в честь построенных на них театра, думы, университета, нового собора и т.д.

В 1917 году в Киеве началось новое поветрие. Радостная толпа революционеров снесла стоящий на площади памятник Столыпину, объявила войну наследию царского режима и задумалась о новом переименовании площади. Её название спасло то, что непосредственно городом продолжала править демократически избранная городская дума, которая пережила Временное правительство, Центральную Раду, Муравьева, снова Центральную Раду, гетмана и немцев, Петлюру и была разогнана только в начале 1919 года Щорсом. Он же переименовал площадь в Советскую, а заодно перевел Киев на григорианский календарь.

Через несколько месяцев в Киев вошли деникинцы. Они разнесли из пушки стоящую на пьедестале снесенного Столыпина гипсовую голову Карла Маркса, вернули площади название Думский и сняли дерюжную драпировку, которой большевики закрыли фигуру Михаила Архангела, увенчивавшую шпиль здания Думы. Заодно белые отменили введенное при гетмане киевское время и установили петроградское, а также вернули старый юлианский календарь. Но всего через полгода Киев снова взяли красные и вновь вернули свои новшества взад. Затем город брали поляки, потом снова красные.

В 1921 году, когда в здание бывшей Думы вселился обком КП(б)У, бронзового архангела срезали со шпиля, заменив его жестяной звездой. Снятая фигура сразу же таинственным образом исчезла: по слухам, то ли ожила и вознеслась, то ли была украдена и распилена на лом куреневской гопотой. А через несколько лет, в самый разгар борьбы советской власти с церковью, кто-то под покровом ночи разбил установленного на площади под обкомом нового гипсового Маркса. Так в Киеве шла «война памятников»…

В 1935 году Советскую площадь переименовали в Калининскую, сделав тем самым подарок «всесоюзному старосте» на его 50-летний юбилей. Но в 1941 году вошедшие в Киев немцы заняли здание обкома под комендатуру и повесили на площади таблички «Duma Platz», вернув её старое название. Это было весьма удивительно, поскольку другим площадям и улицам Киева немцы и местная националистическая администрация давали новые имена. И это была уже четвертая волна переименований, накрывшая Киев. Через два года город освободили и вновь поменяли все названия на довоенные.

В 1977 году площадь получила новое убранство и новое название - Октябрьской революции. Но в начале 90-х снова подул ветер перемен. Он снес стоявшие на площади советские памятники и символику и переименовал её в Майдан Независимости. Но на этом история бывшей Хрещатицкой, бывшей Думской, бывшей Советской, бывшей Калинина, бывшей площади Октябрьской революции наверняка не закончена. Уже сразу после Евромайдана возникла идея переименовать её в площадь Свободы, и можно только гадать, сколько еще новых имен она получит в будущих политических катаклизмах…

Нам бы все названия взять и заменить!

Это была история лишь одной площади Киева, а если рассказать о переименованиях всех его площадей и улиц, то придется написать целую книгу. В масштабах же Украины можно будет издавать многотомник! Жители Харькова, Одессы, Днепропетровска и Донецка могут поведать нам немало забавных курьезов и печальных трагедий, связанных с многократно сменявшимися названиями их улиц. Да что там улицы, у нас по нескольку раз, бывало, менялись названия городов!

Говоря «у нас», мы имеем в виду именно Украину, поскольку по переименованиям мы оставили далеко позади себя и Россию, и Прибалтику, и Кавказ. Это какая-то странная национальная традиция - подчеркивать свои новые политические увлечения, своё новое мировоззрение или просто смену власти путем замены вывесок. Как подростки, старающиеся пометить места своего обитания надписями «Коля Репер, 9-А», так и украинцы стремятся выразить себя переименованием улиц и населенных пунктов.

Украинцам Киева XIX века было невмоготу жить на улице Ивановской, под этими вывесками они чувствовали себя, как какая-то деревенщина, – и они назвали её именем генерала Бегичева, а потом переименовали в Институтскую. А когда пришла советская власть, украинцы поторопились переименовать её в улицу 25 октября, потом в улицу Революции. Затем СССР пал, и увлекшиеся «возрождением нации» киевляне снова переименовали улицу в Институтскую. А когда началась эйфория Евромайдана, киевляне решили присвоить части улицы имя Небесной Сотни. Можно утвердительно спрогнозировать, что произойди в будущем в столице еще какие-то важные политические события, захвати киевлян новая идеология – и они снова переименуют эту многострадальную улицу!

Так же, как выцарапанное на стене «Петруха + Люська» не имеет никакого практического смысла, так и очередные переименования улиц и городов являются выражением бесплодных усилий. Необязательно менять название улицы, чтобы жить по-новому, чтобы строить социализм или розбудовывать независимую державу. В то же время переименование не сделает государство крепче, экономику стабильнее, а народ богаче. Можно как угодно переименовать улицу, но если на ней так и останется разбитый асфальт и потухшие еще в 90-х фонари, это не изменит ровным счетом ничего.

Но украинские активисты, политики и всегда готовые угодить им чиновники так не считают – и в стране продолжает бушевать «декоммунизация». Колонки новостей пестрят сообщениями о кипучей деятельности местных властей, без устали составляющих списки переименований. Причем сами инициаторы этой затеи признают, что большая часть жителей населенных пунктов, приговоренных к «декоммунизации», против переименований, так как не видят в них практического смысла. Такое проявление благоразумия украинцев не может не радовать, но, увы, это лишь позиция пассивного большинства, которому навязали правила игры.

А тем временем маразм набирает обороты, поскольку в его процессе вскрылась очередная, так сказать, проблема: некоторые исторические названия городов и площадей носят имена монархов и генералов Российский империи. Вернуться к ним – значит переименовать Днепропетровск в Екатеринослав, а Кировоград в Елисаветград, на что, в принципе, согласны жители этих городов, но что совершенно неприемлемо для украинских национал-патриотов, заявляющих о невозможности возвращения к названиям тех времен, когда «Украина была колонией Российской империи». И они подали в Раду новый законопроект, дополняющий уже принятый закон о «декоммунизации» статьей о запрете «присваивать названия географическим объектам, которые являются именами или псевдонимами монархов, государственных, политических, военных деятелей Российского (Московского) царства, Российской империи ХIV-ХХ веков».

Что ж, в случае его принятия Днепропетровск не переименуют в Екатеринослав, и это, безусловно, будет выдающаяся «перемога» всех украинских национал-патриотов. Можно будет даже устроить по этому поводу марш вышиванок или забег в шароварах. Правда, несколько смущает тот факт, что, борясь с российскими названиями городов, авторы законопроекта не замечают работающую в России фабрику «Рошен» или продолжающееся сотрудничество «Нафтогаза» и «Газпрома». Но таковы уж особенности украинского патриотизма!

Какой это даст практический результат стране? Кроме дополнительной нагрузки на местные власти, которые вынуждены теперь еще и выискивать «имперские» названия улиц, никакой. Это не запустит производство, это не наполнит бюджет, не поднимет зарплаты и пенсии. Это даже не вырвет Крым из лап Москвы и не освободит Донбасс от сепаратистов. Это лишь позволит еще несколько месяцев отвлекать людей от насущных проблем и забивать им головы бессмыслицей. А еще это заложит часовые бомбы на будущее для подобных кампаний по борьбе с прошлым.

Действительно, если посмотреть на историю Киевских или Харьковских улиц, то можно заметить, что постоянному переименованию чаще всего подвергались те, чьими новыми названиями пытались выразить верноподданнические настроения или политическую позицию. Но при каждой смене власти приходилось менять и вывески, чтобы подчеркнуто отречься от прошлого и возвестить о наступлении нового мира. Нынешняя украинская власть тоже не вечная, и даже взгляды украинцев через годы изменятся – и тогда вновь будут составляться списки рекомендуемых к замене названий.

Причем, если сейчас продолжить заниматься переименованиями, а не социально-экономическими проблемами, то смена власти может наступить гораздо раньше ожидаемого. Как это уже было столетие назад…