Помнится, лет десять тому назад по интернету гулял состряпанный кем-то «документ из архивов НКВД»: якобы приказ Жукова о выселении всех украинцев в Сибирь. За то, что они остались в оккупации и работали на немцев, а потом недостаточно радостно встречали освободившую их Красную Армию.

Национал-патриоты неистово размахивали этим «документом» как доказательством людоедской и антиукраинской сущности сталинского режима, проклинали прошлое, грозили кулаками Москве и призывали украинцев радоваться, что они вырвались из СССР. Потом оказалось, что «документ» имеет происхождение из немецкой агитационной листовки, и о нем благоразумно забыли.

Но вот прошло несколько лет, и уже сами национал-патриоты начали вести себя еще похлеще Жукова из того псевдоприказа, требуя депортации недостаточно патриотичных граждан, арестов инакомыслящих, тюремных сроков для тех, кто остался жить и работать под сепаратистами. А теперь, в пылу своего ура-патриотизма, они внесли в черные списки несколько тысяч журналистов украинских и иностранных СМИ, создав этим скандал международного масштаба…

Разруха в головах

У этого скандала есть две причины, и главная из них заключается в том, что за два года конфликта украинская власть так и не сформировала четкой и однозначной официальной позиции в отношении мятежных территорий Донбасса.

Действительно, сначала киевские политики заявляют, что те оккупированы «российско-террористическими войсками», и принимают постановление о признании России агрессором. Потом они садятся за стол переговоров с представителями Москвы и Донецка (то есть с террористами, выходит) и договариваются о выполнении Минских соглашений, в которых нет ни слова о террористах и российской агрессии. Затем они возвращаются в Киев, где требуют усилений борьбы с «финансированием терроризма», то есть перекрытия товарно-денежных связей с Донецком и Луганском. И тут же принимают решение о закупке у них угля и обещают облегчить механизмы выплаты украинских пенсий их жителям.

Это называется «каша в голове». Желание выглядеть крутыми и безжалостными, давить врагов мускулистой рукой борется со страхом оказаться быть непонятыми Европой и потерять её поддержку. А еще хочется не ломать об АТО свой бизнес и потоки. В то же время безвыходная ситуация в топливно-энергетической сфере вынуждает официальные власти Украины покупать уголь в «ЛНР», договариваясь об этом с представителями Плотницкого, то есть буквально самим же и «финансировать терроризм». И одновременно они запрещают луганским предпринимателям, далеким от войны и сепаратизма, продавать свои колбасы и макароны на территории Украины. Словом, типичное для нынешней власти отсутствие четкой политической линии и стремление угодить всем, не забывая при этом о себе.

Вторая причина плавно проистекает из первой: отсутствие четкой официальной позиции государства приводит к тому, что каждый вырабатывает собственную и начинает бороться за целостность Украины на свой лад, заявляя при этом, что именно он является её истинным патриотом. Кто-то начинает миротворить и призывать к переговорам, кто-то стучит в барабан войны и потрясает автоматом, а кто-то надевает маску и горит желанием наказывать «пособников сепаратистов» - благо, те оказываются безоружными и неспособными дать отпор.

И вот как раз такие «герои тыла», отважно защищающие Украину от «внутренних врагов», являются на сегодня её большой бедой. Не принося державе и обществу практически никакой пользы, они создают лишь массу неприятностей и проблем, в том числе позоря Украину перед международным сообществом и играя на руку российской пропаганде. Но дело не только во внешнеполитическом имидже государства. Сейчас на кону стоит его будущее, то, каким именно оно будет.

«Кругом враги!»

Нужно заметить, что подобные бойцы внутреннего фронта появлялись во все времена, во всех государствах, ведущих какую-то борьбу. Причем, как правило, самыми пылкими патриотами и рьяными разоблачителем шпионов всегда были те, кто всячески избегал защищать родину в настоящем бою.

Во время Гражданской войны в США среди северян настоящим безумием стало выявление «щитомордников» - людей, которых в нынешней Украине назвали бы «бытовыми сепаратистами», за их неодобрение войны против южных штатов. Рабочие доносили на землевладельцев, школьники травили своих учителей, соседи жгли дома друг другу, и все считали себя великими патриотами и набожными христианами.

Можно вспомнить СССР сталинской эпохи, где массовые репрессии были бы просто невозможны без сотен тысяч доносов – от юных тимуровцев, от пылких комсомольцев, от верных коммунистов, ну и просто от завистливых коллег и соседей. Кстати, потом, во время Великой Отечественной, в гестапо ведь тоже доносили свои! Или вспомним более поздние времена брежневского «застоя» и начала «перестройки», когда шайки «люберов», очень похожих на нынешних украинских «активистов», выискивали среди неправильно одетых или подстриженных людей. А еще есть весьма печальный пример китайских хунвейбинов.

То, что происходит в сегодняшней Украине, напоминает становление тоталитарного режима. И пусть никого не вводят в заблуждение демократические выборы – в Советском Союзе ведь тоже регулярно голосовали, и многих диктаторов современности выбирают по 5-6 раз подряд. Тоталитаризм проявляется, прежде всего, в преследовании инакомыслия и свободы слова, в навешивании на несогласных ярлыков предателей и врагов народа.

Тоталитаризм появляется тогда, когда заканчивается закон и начинается расправа, когда прокисает ура-патриотизм, когда шапкозакидательство превращается в манию подозрения и озлобленной мести. Можно сказать, что он начался тогда, когда сайт «Миротворец», созданный для публикации данных боевиков и сепаратистов, разместил на своих страницах информацию об Олесе Бузине и Олеге Калашникове.

Они не были сепаратистами и тем более боевиками, а Олесь Бузина вообще был благодушным человеком, никогда не призывавшим кого-то свергать, репрессировать или убивать – в отличие от многих своих коллег по цеху. Просто депутат и просто писатель, просто люди со взглядами, идущими вразрез с национал-радикалами и ура-патриотами. И когда после публикации их данных они были подло убиты, то вместо оказания полезной помощи правоохранительным органам в борьбе с реальными врагами «Миротворец» превратился в орудие расправы с инакомыслящими.

Дело не в аккредитации

Теперь вот на сайт слили данные 5 тысяч (!) работников украинских и зарубежных СМИ, вся вина которых состоит лишь в том, что они брали аккредитацию у властей ЛНР-ДНР. Или, как утверждают организаторы слива, у террористов – чем, по их мнению, стали приспешниками и пособниками. Утверждение, конечно, глупое, поскольку спутать аккредитацию с пособничеством могли только те чиновники, которые привыкли держать при себе ручных пресс-секретарей, пишущих по «темникам». Аккредитация в данном случае – это просто разрешение на проезд, проход и съемку. И её всегда стараются получить журналисты, работающие в горячих точках, дабы избежать ненужных неприятностей.

Но и с террористами мы уже выяснили выше. Если высоким украинским чиновникам можно вести с террористами переговоры и закупать у них уголь, то почему же журналистам нельзя брать у них аккредитацию? Может быть, на «Миротворец» стоит выложить так же данные чиновников Минтопэнерго, Минэкономики, Администрации президента, некоторых олигархов? Или борьба с «пособниками» в Украине пока что чисто избирательная и ведется против рядовых украинцев?

Тут вспоминается ельцинская Россия середины 90-х. Шла тяжелая война на Кавказе, куда более кровопролитная, чем украинская АТО, однако и российские, и западные журналисты без препятствий работали по обе стороны фронта, и их никто не включал ни в какие списки. Более того, некоторые журналисты (Политковская, например) на репортажах «с той стороны» сделали себе карьеру. Потом, конечно, говорили, что из-за журналистов и была проиграна первая Чеченская компания, что их нужно было вообще не пускать на Кавказ, запрещать публиковать критические материалы. Потом Владимир Путин так и сделал, закрыв Вторую чеченскую войну от взгляда независимых СМИ. Но при Ельцине закрывать рот журналистам было моветоном.

И вот возникает предположение: а может быть, дело вовсе не в аккредитации журналистов у террористов, может быть, дело в самих журналистах? Но что же общего может быть у 5 тысячах репортеров и корреспондентов? Думается то, что они освещают события с фронта и по ту сторону фронта независимо от хотелок чиновников и работников украинского «минстеця». И эта информация часто идет вразрез с той топорной ахинеей, которую халтурно стряпают пресс-службы и бригады интернет-троллей.

Возможно, что украинские «генералы от пропаганды» просто боятся проиграть информационную войну в силу своей некомпетентности. Ведь всегда проще заткнуть оппонента вместо того, чтобы победить его фактами! Но в данном случае они боятся проиграть не таким же невежественным пропагандистам ДНР и России, а независимым СМИ, которые своими новостями и репортажами путают все карты не только «минстецю» и пресс-службе АТО.

Замалчивать о проблемах украинской армии, утаивать настроения жителей восточных регионов, бояться открыть для украинцев, что под спудом террористов живется не намного хуже, чем под властью «реформаторов», - вот что может быть целью внесения журналистов в черный список «Миротворца». Вместо того, чтобы думать над решениями проблем, их просто пытаются спрятать под сукном и сделать вид, что в стране всё хорошо…

«А нас за что?!»

Что ж, тем, кто хотел напугать журналистов сливом их данных на «Миротворец», это успешно удалось. Они действительно не на шутку разволновались, видимо, памятуя о трагической судьбе Бузины. Кстати, это вызвало к ним справедливый вопрос: а где же вы были тогда, когда борцы с инакомыслием приходили за Олесем? Почему молчали, не били в набат, не поднимали на ноги общественность и политиков? Думали, что вас сия чаша минет, потому что вы «проукраинские»? А оно вон как оказалось!

Теперь, конечно, разгорелся нешуточный скандал. На стороне журналистов один за другим выступили международная организация «Репортеры без границ», посол Евросоюза в Украине Ян Томбинский, Международная федерация журналистов, Комитет защиты журналистов, украинский омбудсмен Валерия Лутковская и др. Они требуют убрать личные данные журналистов с «Миротворца» и вообще дать правовую оценку работе этого проекта.

Но, весьма неожиданно, мнение правозащитников и мнение Запада было встречено, что называется, в штыки. Лутковской вообще пригрозили отставкой – мол, не тех защищает! Авторы же «слива» пошли дальше и заявили о необходимости введения в Украине полной цензуры СМИ, включая возможность блокировки работы информационных сайтов, «подрывающих национальную безопасность Украины».

Нетрудно догадаться, что под это определение попадут не только сайты сепаратистов, но и вообще все ресурсы, позволяющие себе критиковать украинскую власть и последствия её «реформ». Если ура-патриоты уже давно расценивают социальные протесты как «провокации Кремля», то критику власти они назовут «информационной войной против Украины».

Интересно, чего они же добиваются? Создания в Украине замкнутого информационного пространства, формируемого исключительно государственной пропагандой, по примеру КНДР? Но ведь всем известно, что такие системы формируются не для победы над врагом, а для удержания собственного режима.

Возможно, некоторые украинские политики действительно намерены удержаться у власти с помощью ура-патриотов, преследующих оппозицию, и недовольных граждан как «пособников агрессора». Трудно сказать, насколько это им удастся, однако такая тенденция вызывает беспокойство не только угрозой установления в стране тоталитарного режима. Тревогу вызывает понимание того, что если власть берет в руки кнут, то, значит, у неё закончились пряники – то есть она не может или не хочет поднять свой рейтинг путем улучшения в стране социально-экономической ситуации…