...деяния нелюбимых. Главное лыко в претензиях правительству – рост цен, особенно на мясо, любимый товар товаров плотоядной оппозиции.

При этом проводимая Кабмином политика сдерживания цен вызывает острое неприятие у оппонентов. «Почему цены не отданы во власть провидческой руке рынка?» – возмущаются поднаторевшие в диспутах критики. «Почему команда премьера слишком стремительно повышает пенсии и зарплаты?» – гневаются давно уже не обделенные хорошими заработками опытные грантоеды, провидцы грядущих экономических потрясений.

То, что делает правительство Януковича – удержание цен, повышение денежного довольствия населения, тем более накануне выборов, естественно для любого правительства, если оно, конечно, не «клуб самоубийц». Было так всегда и будет так всегда в обществах демократии, наделенных атрибутами переизбираемости власти. Теперь по существу претензий.

С некоторых пор Украина включилась в мировые экономические процессы. Объемы внешнеторгового оборота приблизились к величине реального ВВП. Об этом мечтали демократы всех уровней, и нас убедили в безальтернативности интеграции. А раз так, то и прелести глобального экономического кризиса надо воспринимать как должное. Грозным признаком мирового упадка стало резкое подорожание нефти – основы современной цивилизации. По всей видимости, эпоха низкой стоимости ископаемого сырья ушла в историю.

В Украине в течение первого полугодия цены на бензин повысились на 70%. Могло ли правительство воспрепятствовать мировым тенденциям, тем более что нефтепереработка – не наша вотчина? В полной мере – нет. Украина не США, ситуацией не разруливает, как ей заблагорассудится. Подкожного жира нет (и не могло быть), чтобы амортизировать всплески спроса на сырье на товарных биржах. Единственное, что в силах, более-менее удачно договориться с Россией об умеренном повышении цен. Это удалось, но в чем-то придется пойти навстречу русскому капиталу. Такова диалектика капиталистического хозяйствования. Цены на бензин в Украине и России (главного игрока на мировом нефтяном рынке), в данный момент, равноценны и меньше, чем в Европе, более чем в два раза.

Рост стоимости энергоносителей, естественно, не мог не сказаться на общем росте инфляции. Но, к чести правительства, инфляция пока не выходит за пределы гроссмейстерских рисков – 10%, когда инфляция начинает давить на экономику.

Виктору Януковичу не повезло, в прошлом году на обычные трудности реформируемого агропрома наложился нередкий в наших широтах недород зерновых, в том числе фуражного зерна. Следствием чего стал сброс поголовья. К весне начало ощущаться уменьшение предложения мясопродуктов. Частный сектор, производящий 60% мясопродуктов, и особенно цепочка посредников в условиях определенного дефицита стали повышать цены. Естественно, на ценовых колебаниях сказывается фактор роста денег в карманах граждан. Но он не решающий, и его вполне можно стерилизовать оперативными действиями правительства. Что, собственно, оно и делает, лицензируя экспорт мяса, ограничивая законом предельный уровень рентабельности и проводя усилиями обладминистраций и крупных трейдеров интервенции на рынке мяса, минуя услуги посредников.

Нет сомнения, правительство обязано имеющимися средствами (отнюдь не голым администрированием) подавлять спекулятивные попытки перекупщиков использовать для собственной наживы ресурс повышения благосостояния населения. Тем более, что в технологическом цикле производства продукта нет экономических оснований чрезмерного повышения его стоимости. У крупных товаропроизводителей себестоимость мяса 8 грн. У мелкого, т. е. у частников, – 10 грн. Стоимость переработки 1 – 2 грн. Затраты торговли еще примерно столько же. На выходе (на прилавке), с учетом здоровой рентабельности 20%, стоимость должна быть не дороже 15 – 17 грн. Подоспевший неплохой урожай должен снять многие риски животноводства, и положение будет выравниваться.

Своевременно принятые меры правительства несколько устаканили ситуацию. Например, в Луганской и Донецкой областях, где обладминистрации держат руку на пульсе событий, ажиотаж вокруг цен, подогреваемый некоторыми политиками, удалось сбить. Явно спекулятивная цена в 25 – 30 грн. за кг свинины снизилась до более обоснованной 16 – 19 грн. По большому счету, обывателю должно быть все равно, какие механизмы задействует правительство по сдерживанию цен. Лишь бы все было тип-топ. Иначе зачем тогда правительство.

При первых сложностях на рынке продовольствия команда Виктора Ющенко, поведись ей попасть в положение В. Януковича, скорей всего, незамедлительно задействовала бы монетаристские методы стабилизации – замораживание зарплаты, пенсии, задержки их выдачи, урезание социальных программ и другие прелести неолиберализма. Покуситься им на сверхприбыль примитивных спекулянтов не позволит парадигма всевидящего ока рынка, обладающего, по их мнению, «чудодейственной» силой саморегуляции. Если что-то не отрегулировалось, значит, так тому и быть.

Отечественные апологеты монетаризма напоминают лекаря из одного грузинского фильма, который всех страждущих, включая коз и баранов, лечил одним лекарством (других просто не знал) – аби-глюкозой. Это не мешало ему слыть в глазах окружающих очень ученым человеком.
Постоянно на слуху речи болельщиков экс-премьера о его выдающихся успехах на поприще первого министра. Все познается в сравнении. Сопоставим показатели работы ученого монетариста и прагматичного хозяйственника.

Инфляция при «батьке украинской гривны» в 2000 году достигла 28,2% и «съела» рост заработной платы и пенсий. Реальная зарплата снизилась на 0,9, а пенсия – на 11,8 процента. Рост потребительских цен в тот год составил 25,8% (на мясо и птицу – 70%; хлеб и сахар – 58%). К слову, более половины 6% роста экономики при Ющенко, по мнению бывшего министра экономики В. Суслова, обеспечило заурядное воровство российского газа, санкционированное главой правительства. Тогда голубого топлива умыкнули на сумму около 1 млрд. долл. Напомню, что весь бюджет того года едва дотягивал до 7 млрд. долл.

Показатели команды Виктора Януковича. Инфляция в этом году не превысит 10%, при всех выборных катаклизмах и неурожае прошлого года. На потребительские товары за 9 месяцев – 5,6% (цены на хлеб на прошлогоднем уровне, на мясо и птицу – 27%). Реальная зарплата увеличилась на 21,5%, пенсия – 64%.

Специально, чтобы иметь реальную картину окружающего пространства, а не, порой, лукавую цифру статистики, связался через Интернет с родственниками в России, живущими в провинциальном городе средней руки, и получил у них информацию о стоимости некоторых продуктов питания. У них: свинина (без кости) в пересчете на гривны по курсу – 33 грн., сахар – 3,3; масло сливочное – 13; хлеб (белый) – 1,6; яйца – 5,5. В целом по двум десяткам основных продуктов питания наши цены ниже более чем на 30%. Справедливости ради надо отметить, что номинальная зарплата у россиян на 60% выше нашей. Но еще не вечер. В прошлом году отставание было двукратным.

Генри Форд как-то сказал, что специалисты по экономике никогда не угадывают с прогнозами на будущее, но неплохо объясняют картину случившегося. Как бы ни кликали беду «любители затруднений», ее не будет. Опыт, воля, желание делать дело главного претендента на гетманскую булаву не позволят ситуации выйти из-под контроля. Апокалипсис откладывается.