…которых пугает нас западный мир в случае «неправильного ведения» избирательных баталий.

Санкции, связанные с внешней политикой, могут носить как экономический, так и организационно-политический характер, и являются давлением на «неправильные» режимы. В разное время в черном списке побывали Северная Корея, Ирак, Иран, Куба, Ливия и некоторые другие страны. Будет ли в этом списке Украина?

По крайней мере, у нашего северного соседа – Беларуси – такой опыт уже есть. Против Беларуси Евросоюз может ввести санкции в части запрета на получение виз и замораживание счетов. Впрочем, после слов идут действия – белорусским силовикам уже запрещен въезд в ЕС. В другом случае, многочисленные гневные заявления евроструктур (в частности, ОБСЕ) про нарушения в ходе войны в Чечне так и остались заявлениями и не испугали Россию, но Украина – не Россия!

А пока Палата представителей конгресса США проголосовала за законопроект, предусматривающий, что кроме гуманитарной помощи правительству США запрещено предоставлять Беларуси любые финансовые средства. Беларусь вряд ли этим испугаешь, но «бацька» вряд ли сможет рассказать, что был когда то в Диснейленде. В целом, США не привыкать вводить разные обоснованные и не очень санкции и ограничения. В сентябре текущего года «Запорожская региональная внешнеэкономическая ассоциация» была наказана за поставки в Иран чего-то, что нарушает режим нераспространения ОМУ и средств его доставки. Санкции состоят в запрете любых сделок с компаниями США, а также в приостановке лицензий и отказе в выдаче новых лицензий на высокие технологии.

О санкциях против Украины пока говорят мало, и то только намеками. Сенатор от республиканской партии Дана Рорабэйчер внес законопроект, который предполагал введение санкций против Украины в случае провала выборов. Законопроект пока предполагает ограничения на въезд в США представителей власти и замораживание счетов круга лиц, который не может быть точно определен. Любые санкции со стороны ЕС или США усилят российской фактор, чего те, кто вводят санкции, не хотят. Стало быть, санкций как таковых не будет. Все сведется к обмену намеками, заявлениями и прочими формами дипломатических войн.

Предпоследним звонком для Украины, можно считать, были обращение глав дипмисий ЕС к властям о необходимости соблюдения демократических норм и заявление Европейской бизнес-ассоциации о полной поддержке заявления послов. Следует упомянуть, что в бизнес-ассоциацию входят практически все крупные иностранные инвесторы, которые работают в Украине.

Нестабильность и непрозрачность в украинской политике и экономике невыгодна никому. Если уже речь пошла про олигархов, то их бизнес в основном строится на экспорте, и, кроме того, они нуждаются в дешевых западных ресурсах для расширения деятельности. При осложнениях и рынки, и источники могут быть перекрыты.

От санкций пострадают экспортно ориентированные производства востока Украины (на западе страны уязвимых точек практически нет), электоральные предпочтения которого общеизвестны. Все зависит от структуры экономики.

Если основная масса металлургических предприятий Украины может диверсифицировать рынки сбыта немного на Азию, немного в другие регионы, то машиностроителям будет сложнее, и госзакупки и внутреннее потребление в этом мало помогут. О судьбе «оборонки» говорить вообще не приходится.
Причем наша металлургия уже пострадала в 2002 году после введения США ограничительных тарифов в размере 8 - 30% на импорт 10 видов металлопродукции. И еще в 2001 году объем украинского экспорта стали в США сократился практически на 70% по сравнению с 2000 годом.

При жестких санкциях (на которые, впрочем, не пойдет ни ЕС, ни США) потери не смогут быть компенсированы сотрудничеством со странами ЕЭП, так как переоценивать возможности рынков стран ЕЭП не приходится. В условиях ограниченных финансовых возможностей (из-за недофинансирования со стороны России проект достройки самолета Ан-70 фактически сорван) и при низкой конкурентоспособности товаров стран ЕЭП, этим странам не остается ничего другого, кроме как развивать внутреннюю кооперацию, которая будет ограничиваться местными же рынками сбыта. На другие рынки страны ЕЭП будут пускать только при условии надлежащей конкурентоспособности национальных экономик и достаточной их прозрачности, чем могут похвалиться немногие. ЕЭП может поднять немногочисленные точечные проекты (авиапром, машиностроение, энергетику), но никак не экономику в целом.

Большими разрушительными последствиями для Украины обладает ухудшение внешнего имиджа страны. Немного было увеличившиеся потоки внешних частных инвестиций могут так и заглохнуть на существующем уровне, а привлечение средств западных банков под крупные проекты (вроде кредита Дойче Банка в $700 млн. на строительство автобана «Киев - Одесса») на экономику в целом в краткосрочном периоде никак не повлияет.

Без внешних инвестиций страны ЕЭП будут мало отличаться от других «развитых» стран. В России и Казахстане значительная часть инвестиций, равно как и экономика, зиждется на добыче энергоносителей. В Украине, а тем более в Беларуси, другая ситуация, и параллели проводить бесполезно.

Есть и обратная сторона. Пока Украина в Ираке ведет себя хорошо, отдельные машиностроительные предприятия (КрАЗ поставляет 2000 автомашин, «Лугансктепловоз» по старому контракту ремонтирует тепловозы) расширяют производство. В случае же вывода войск из Ирака (о чем анонсировали ведущие кандидаты) Украина может лишиться и этого. А желающих на этот лакомый кусок предостаточно! Даже «историческая» родина автомата Калашникова – Эстония – собирается ими вооружать новую иракскую армию...

А пока США решили увеличить на 7 тыс. т (до 130 тыс. т) квоту на импорт плоского обрезного проката из Украины до 31 октября 2005 года. Хотелось бы верить, что Украина – не Беларусь!