Этим материалом мы продолжаем серию публикаций в рамках спецпроекта «Украинцы 1991-2017».

Вопреки утверждению ностальгирующим консерваторов, в эпоху потребительского общества украинцы вошли задолго до распада СССР, еще при Леониде Ильиче. Но советская экономика оказалась не совсем готовой удовлетворить выросший на порядок спрос сама, и не захотела сделать это с помощью импорта. Что и спровоцировало появление периода дефицита, продолжавшегося до середины 90-х годов и сменившегося нынешним периодом тотальной нехватки денег. Вот так украинцы и живут уже почти полвека со своим неудовлетворенным спросом, и всё так же отчаянно тянутся к лучшей жизни – стандарты которой меняются с каждым новым сезоном.

Быть как Шварценеггер!

С самого своего появления синематограф стал законодателем мод. А для жителей СССР он был еще и единственной возможность подсмотреть за жизнью «загнивающего» Запада. Разумеется, не все понимали, что в голливудских и французских фильмах, даже специально отобранных цензурой Госкино, реальности жизни ровно столько же, сколько в «Веселых ребятах» или «Весне на Заречной улице». А уж когда в конце 80-х к нам пришло ничем не ограничиваемое видео, то у людей просто «поехала крыша».

На 1991 год пришелся пик увлечения культуризмом – как тогда называли то, что сегодня зовут бодибилдингом. Всего пара фильмов со Шварценеггером сделали то, что полвека тщилась советская власть с её лекциями про русских силачей: молодежь массово ринулась в спортивные залы, а когда те переполнились, то начала сама создавать «качалки» в подвалах и даже у себя дома. Первые тренажеры и даже штанги делали своими руками, стены старательно обклеивали киноплакатами и постерами из журналов. А какой был энтузиазм! Конечно, у 9 из 10 он быстро улетучился, когда они поняли, что даже для получения первых результатов, даже с усиленным питанием и стероидами, нужны месяцы упорных тренировок.

Это были 90-е, мы качались, как могли

Увлечение культуризмом закончилось вместе с «лихими» 90-ми, а сегодняшний фитнес нельзя называть даже его жалким подобием: ведь его цель всего лишь сбросить лишний жир. Поэтому фитнесом больше увлекаются девушки, а не парни, не видящие в нем никакого смысла.

Кинематограф же принес тогда и другое массовое увлечение: восточными единоборствами, в первую очередь кун-фу и тайским боксом, сменивших некогда популярное в начале 80-х каратэ. Ими хотели заниматься уже не только молодые парни, но и девушки, а также взрослые и детвора. Вот только настоящих опытных тренеров просто не хватало, их расхватывали силовые ведомства и ОПГ, так что многие учились сами, по вырезкам из журналов. Для проходимцев это была золотая жила: они открывали секции и школы единоборств, в которых лишь учили бессмысленно махать руками или пытаться ударить ногой по мешку с песком. Лишь в «нулевых» количество переросло в качество…

Фильм, фильм, фильм!

Боевики со Шварценеггером, Сталонне и Чаком Норрисом, а также кун-фу шоу Брюса Ли и Джеки Чана были лидерами зрительских рейтингов начала 90-х. Второе же место делили между собою комедии с эротическим подтекстом и всевозможные фильмы ужасов – одинаково успешные у подростков, которые теперь все реже играли в футбол во вдвое, и все чаще сидели перед телевизором. Чем больше лузеров в фильме «накрошил» Джейсон или Фредди Крюгер, тем более интересным считался ужастик. Эпоха зрелищных блокбастеров, пусть и с совершенно идиотским сюжетом, но зато с потрясающими воображение спецэффектами, наступит чуть позже – пожалуй, с выходом на экраны «Дня Независимости», «Людей в черном» и «Матрицы».

А вот домохозяйки, которых становилось все больше из-за начавшейся безработицы, в начале 90-х предпочитали телесериалы: «Богатые тоже плачут», «Просто Мария» и бесконечная «Санта-Барбара». Над ними смеялись, их пародировали, сериалы даже начали называть «кино для пенсионеров». Но уже в 1994 году, с появлением на наших экранах «Твин Пикс» и «Секретных материалов», сериалами увлеклись даже интеллектуалы.

Телекумиры 90-х

Пройдет еще несколько лет, и вкусы украинских телезрителей изменяется: женщины за 30 увлекутся «Дояркой из Хацапетовки» и прочими российскими мыльными операми, подростки влюбятся в «Ранеток», а мужики будут собираться у экранов к новой серии «Улиц разбитых фонарей». Это будет короткий период возрождения интереса к своему, к отечественному (или похожему российскому), желание посмотреть на свою жизнь со стороны. Но затем собственные бандиты и олигархи начнут вызывать изжогу, отвращение. Украинский зритель увлечется историческими сериалами и экранизацией классики, но в итоге верх вновь возьмут западные сериалы уровня телевизионных блокбастеров: «Lost», «Герои», «Спартак», «Игра престолов». На их фоне совершенно незамеченными остались все украинские телепроекты, даже такие патриотически-политизированные и имеющие поддержку постмайданной власти, как «Гвардия».

Увы, в то время как мы во все глаза таращились на импортное кино, отечественное буквально умерло. Если в России в 90-е, после ряда неудачных экспериментов, сложился новый русский кинематограф, получивший затем стремительное развитие, то в Украине три крупнейшие студии (Довженко, Одесская и Ялтинская) просто прекратили свою деятельность: государственного финансирования не было, а украинские олигархи не хотели тратить свои деньги на съемки фильмов. Самое горькое, что оставшиеся в 1991 году в Украине такие замечательные актеры, как Борислав Брундуков и Лев Перфилов, искренне верившие в будущее украинского кинематографа, так и умерли в нищете и забытье.

Начало 90-х ознаменовалась еще и музыкальной эйфорией. Впервые со времен «бродящих гармонистов» музыка вернулась на улицы и во дворы украинцев, звуча из нарочно выставленных в окна колонок, из открытых дверей автомобилей или доносясь с ближайшей дискотеки. Украинцы словно старались «перекричать» друг друга своей музыкой, или же «гуляли» так, чтобы плясали и соседние улицы. До эпохи МР3-плееров и мини-гарнитур оставалось еще десять лет, а музыкальный репертуар отдавал предпочтение отечественным (украинским и российским) звездам, одна за другой зажигаемой первыми музыкальными продюсерами.

Забытый «Uncle Ben's»

В начале 90-х в молодую Украину, изнеможенную несколькими годами дефицита, ворвались импортные продукты в ярких цветных упаковках. Стоит заметить, что далеко не все из них были эрзацем, более того, их качество было намного выше того, что можно найти в украинских супермаркетах сегодня. Например, сухой мясной бульон из Польши в 200-грамовых стеклянных банках был наполовину действительно мясным – в отличие от современных «приправ» и «кубиков». А среди массы алкогольного фальсификата попадались и настоящие западные виски, ликеры и вина. Приятно удивлял своей чистотой тогдашний «Смирнофф», просто непривычный после отечественной «Русской», которая действительно была горькой. А потом появился и знаменитый «Распутин», прославившейся, впрочем, не своим качеством, а веселой рекламой – как и водка «Белый Орел»

Импортные продукты стали образцом для подражания. Китайскую быстрорастворимую лапшу начали выпускать под маркой «Мивина» (в цехах закрывшихся заводов ВПК), отечественных курей стали впервые разделывать на окорочка и филе, а большинство нынешних украинских овощных консервов и соусов – это потомки «Бондюэль» и уже подзабытого «Uncle Ben's» со знаменитым дядей Бенсом на этикетке (что породило шутки о содержимом этих консервов).

Но из всех них только «Анкл Бенс» поднял под своим брендом волну народного кулинарного творчества. В начале 90-х тысячи украинских хозяек готовили к званому обеду или закрывали на зиму «рис Анкл Бенс», варили домашний «кетчуп Анкл Бенс», консервировали «морковь Анкл Бенс» - сами придумывая рецепты и хвастаясь удачными блюдами перед родичами и соседями. А можно ли представить что-то подобное сегодня? Дело даже не в том, что в любом маркете достаточно разнообразный ассортимент готовых продуктов на любой вкус. Просто мы разучились восторгаться чему-то новому, перестали пытаться сделать тоже самое своими руками и радоваться удачному кулинарному эксперименту.

Еще одной отличительной чертой 90-х была повсеместная реклама сигарет – ничего подобного не было ни до, ни после. Хронология этого была весьма интересна! Еще в 1991-м сигареты в Украине можно было купить либо в коммерческих ларьках (импортные и очень дорогие), либо у цыганок на базаре (обычно «Приму», «Ватру» и «Экспресс» отвратительного качества). Но уже с конца 1992-го страну начал заваливать дешевый импорт, среди которого можно было встретить даже сигареты из Лаоса и Колумбии.

Популярные в 90-х сигареты из Колумбии сегодня невозможно купить в Украине

А в 1993 года в журналах, на телевидении, в метро, на стенах торговых центров, со всех сторон украинцам начали предлагать купить «Marlboro», затянуться «Lucky Strike» и попробовать «Camel». И то ли реклама действительно имела такой эффект, то ли затяжной кризис так действовал украинцам на нервы, но курить тогда начали многие. А вот сегодня курящего человека можно встретить на улице не так уж и часто, к тому же в основном это будут женщины – которые, похоже, намного труднее расстаются с этой привычкой.

Бананы и лосины

90-е годы стали для украинцев переосмыслением мерила престижности. Если раньше, в 80-х, у нас ценилась импортная «фирма», как можно более именитая или кричащая «лейба», то с 90-х вещи начали оцениваться по их стоимости – и эта традиция сохранятся до сих пор. Тогдашняя молодежь в эти перемены въехала сразу, а вот более старшим это далось с трудом.

Почему? Раньше за торговыми марками «Адидас» или «Левис» стояли высокое качество и какая-то история классического бренда – что и создавало им престижность, которая в свою очередь имела свою цену. Но вот в начале 90-х в Украину ввозят одежду и обувь совершенно неизвестных ранее производителей, порою из Турции или Алжира, всё достоинство которых заключалось в новом дизайне (мода сезона). За которые начали ломить цены, нередко превышающую рыночную стоимость европейских и американских брендов. И ведь украинцы покупали, выкладывая за турецкие «варенки» по 2-3 месячные зарплаты! И потом хвалились тем, что смогли себе позволить купить дорогую вещь.

Впрочем, могли не все, так что тогдашние компании молодых людей, еще не расслоившихся по социальному уровню, представляли собою весьма пестрые коллекции одежды: от военных бушлатов и старых болоньевых курток до китайских пуховиков и турецких кожанок. Ну и плюс толстые свитера с «елочками» и «оленями», которыми бойко торговали цыгане.

Такими украинцы были в начале 90-х

В 90-х мода очень стремительно и радикально менялась, особенно женская. Только вошли в моду широкие брюки-бананы, как их сменили обтягивающие лосины. В 1991-м волосы должны были быть средней длинны и вздыблены «химией», в 1995-м мода уже диктовала девушкам прямые ниспадающие волосы, а мужчины радикально либо стриглись под Шварценеггера, либо отращивали себя длинный «хвост». Потом мода еще менялась несколько раз, пока где-то с конца «нулевых» украинцы не перестали за ней гоняться. Образно говоря, раньше одежда и прическа были такой себе униформой, вписывающей украинца в какую-то социальную общность: богатых, крутых, неформалов или просто «как все». Сегодня украинцы предпочитают либо индивидуальный стиль, либо подчеркнутое отрицание любого стиля, выражающие нежелание сливаться с толпой. Но есть и исключение: это политическая мода, наряжающая записных патриотов в вышиванки и камуфляж.

Так мы выглядим сегодня

От НЛО до покемонов

«В московском метро обитают гигантские крысы, нападающие на людей!» - такими заголовками пестрели украинские газеты начала 90-х. Помимо гипертрофированных грызунов Московии, украинцев пугали канадским сасквочем, шотландской Несси, мексиканским чупакаброй и отечественными червями-убийцами из Луганской области – которые, как и гигантские крысы, оказались розыгрышем журналистов.

Аномальное, загадочное, внеземное – вот что, в первую очередь, увлекало украинцев в 90-х, сменив их интерес к политическим скандалам из «Совершенно секретно». На этом увлечении поднялись десятки крупных и сотни мелких изданий, без устали тиражировавших истории о пришельцах, контактерах, аномальных зонах, монстрах и мировом заговоре. Для бывших советских граждан, выросших в информационном поле сурового и скучного материализма, всё это было в диковинку, к тому же уход в параллельный мир хорошо отвлекал от проблем и гадостей мира реального.

В то время как одни украинцы верили в НЛО и чупакарбру, другие с неистовством ударялись в религию. Однако «традиционные» церкви подходили немногим, и начало 90-х ознаменовалось расцветом «сект». К ним, привычно, относили и протестантские церкви всех направлений, и кришнаитов, и экзотических неоязычников, и действительно тоталитарные секты типа «Белого братства». По оценкам социологов, их влиянию в 90-х подверглись до 30% молодежи: большинство просто интересовались, беседовали, читали литературу, а некоторые присоединились и сами раздавали на улицах брошюрки. Остались не все: в основном свою паству сохранили протестанты, очень много новообращенных сбежало от Свидетелей Иеговы, далеко не все смогли вести образ жизни кришнаитов, ну а из харизматических сект не сохранилась ни одна.

Искренняя религиозность украинцев пошла на спад в «нулевых». Во многом потому, что вслед за верой всегда приходит вопрос «как же Бог всё это допускает?», после чего часто наступает разочарование. Значительную роль сыграло срастание религии с политикой, все эти разговоры о «державной церкви» и «исконной вере». Батюшки, тыкающие перстами в прейскуранты церковных услуг, тоже оттолкнули от церкви немало верующих. Наконец, появление в каждом украинском доме интернета сделало возможным общение людей и вне церковных собраний – в первую очередь тех, кто склонялся к протестантизму, не проводящему церковных служб.

Вообще, нынешнее время характерно настроением всеобщего разочарования во всем: начиная от религии и политики, и заканчивая хобби. Украинцев, серьезно увлекающихся коллекционированием, изобретательством, спортом, путешествиями, исследованиями и т.д. сегодня намного меньше, чем четверть века назад. Зато масса народа просиживает свободное время за онлайн-играми или тратит его на ловлю покемонов – в том числе возле церковных алтарей…