Необходимость срочной смены власти досрочными выборами становится в Украине всё актуальнее для всё большего числа её граждан. До многих украинцев начинает доходить, что не все из них переживут следующую зиму - с такими коммунальными тарифами, такими ценами в магазинах и такой медициной. По существу, они выступают за откат назад к «точке сохранения», на уровень если не благополучного 2013-го, то хотя бы критического 2009 года, когда последствия кризиса были не столь губительны, как сейчас, а правительство не добивало народ «реформами». Но реально ли это, даже если вернуть к власти прежних политиков?

Другие украинцы, которых заботит лишь размер пошлин на импортные автомобили и стоимость авиперелета в Эмираты, считают, что Украина идет правильным курсом, невзирая на стоны вымирающих «лузеров». Их меньшинство (10-15%), однако их активность и возможности делают их куда более весомой гражданско-политической силой, чем 80% отчаянно цепляющейся за жизнь малоимущей «биомассы». Тем не менее, многие из этих украинцев так же полагают, что власть следует обновить – но лишь для того, чтобы избавиться от тормозящих реформы политических реликтов, отдав все мандаты политикам нового поколения. Мол, тогда Украина быстро станет европейской державой не только на словах. Однако что тогда произойдет на самом деле?

Лихие 90-е: хватай всё, что видишь!

Подобные настроения уже существовали в Украине 90-х годов, да и социальное разделение людей тогда имело такие же пропорции - что наводит на мысль о цикличности и закономерностях нашего общества. А вот украинские политики тогда были совершенно другие. Их первое поколение, вышедшее из кабинетов советских партийных и хозяйственных начальников, и поднявшееся на волне «перестройки» и «демократизации», было намного ближе к народу, чем сегодняшние вельможи, многие из которых начали свою карьеру на базаре (кто в лавке, а кто с битой).

Если возникала какая-то проблема, например, происходила авария на ТЭЦ, то они действительно пытались её решить, а не витийствовали о том, что централизованное горячее водоснабжение это непозволительная и экономически необоснованная роскошь, и вообще не по-европейски. И просто ремонтировали котельные, а потом снова запускали их без помпезности, без разрезания ленточек и толпящихся патриотов в вышиванках, без играющего марши оркестра. То есть относились к этому как к своим рутинным рабочим обязанностям, а не подвигам Геракла.

Стоит отметить отсутствие каких-либо векторов в украинской внешней политике начала 90-х, что давало в целом пока еще гармоничные и равные отношения со всеми соседями. Внутренняя политика отличалась небывалой либеральностью, в первую очередь высоким уровнем свободы слова для всех (о таком нынче можно только мечтать). Среди тогдашних политиков практически считалось моветоном предлагать цензуру или вводить какие-то ограничения, даже под предлогом государственных интересов: напротив, многие требовали «рассекретить документы КПСС и КГБ». Но это также во многом обусловливалось значительной наивностью и романтичностью тогдашней украинской политики, в которой также мог быть успешным различный авантюризм. Например, можно было, практически «взять на понт» Киев и вытребовать у него автономию для Крыма - и чуть не вытребовать автономию для Закарпатья, Донбасса и Одессы.

Однако очень быстро эта романтика выпала в осадок, а верх в украинской политике взяли… социопаты. Именно так можно охарактеризовать тех, кто пришел к власти в середине 90-х и сосредоточился на массовом разграблении государственного имущества. Кстати, интересное наблюдение: в первую очередь в Украине разграбили склады (это логично), а вот потом принялись за промышленность, а не сельское хозяйство. В противном случае приватизация в стране началась бы не с заводов, а с пшеничных полей. Почему?

Дело не только в том, что промышленность дает большие объемы прибыли (в Украине всего один аграрный миллиардер и дюжина промышленных), дело еще в том, что политики и олигархи первого поколения в большинстве своем были технари и горожане, и мыслили они соответствующими категориями. Соответственно, публичная политика тогда носила костюмы и галстуки, а не вышиванки, и обещала украинцам вновь запустить производство самолетов, а не «поднять непокоренный дух нации».

И все же за красивыми обещаниями успешных политиков крылась именно социопатия – то есть действия, направленные против тогдашней социальной системы, презрительно называвшейся ими «совковой». Социопатия выражалась в открытом финансовом мошенничестве, в нахальном присвоении общественного, в агрессивном отношении к окружающим, в отказе от расходов на социальные нужны, в попирании существовавшей общественной морали - и многом другом, что нередко преподносилось как «ветер перемен» и «рыночные реформы».

Но пока 85% с открытыми ртами глотали пыль этого ветра перемен», остальные 15% отбирали у них деньги, предприятия, недвижимость. Типичный герой того времени – криминальный бизнесмен или бандит, занявшийся бизнесом. А еще выше стоял директор предприятия, который «развел на акции» своих рабочих и приватизировал предприятие на пару с криминальными бизнесменами - еще одна разновидность социопатии!

Неудача многих политиков первого поколения, к концу 90-х вытолкнутых на обочину власти, объясняется их неспособностью или нежеланием возглавить этих социопатов. Это не сделали ни Кравчук, ни Черновол - но это смог Кучма, создавший из социопатов фундамент своей системы. А вот левая оппозиция, даром что имела в середине 90-х большинство в парламенте, не смогла возглавить движение против этой социопатии, ничего не смогла даже предложить ей в противовес – кроме лозунгов о возвращении в СССР.

Но даже эти нелепые лозунги серьезно напугали «поколение социопатов», которые решили предотвратить социальный взрыв путем разделения украинского общество на две противоборствующие политические силы. Мол, пусть ограбленные бедняки ненавидят лучше друг друга из-за языка и Мазепы, чем тех, кто лишил их всего.

Первый Майдан: обещай больше!

Таким образом, к концу 90-х первое поколение украинских политиков просто выродилось. Некоторые фактически ушли из политики на пенсию, хотя еще долго присутствовали в Раде в качестве живых реликтов прошлого (один такой, Ефим Звягильский, безвылазно сидит там уже 27 лет). Другие превратились в политических овощей, неспособных более бороться за власть – например, коммунисты. Ну а одержавшие верх в этой борьбе за выживание социопаты начали укреплять свою власть путем «завинчивания гаек» - ведь ничего другого, кроме бормотания о некой «стабильности», им нечего было предложить украинским избирателям. Так сложился «режим Кучмы», который сам же и породил новое поколение украинских политиков.

Поколение политиков Майдана в большинстве своем вышло из-за спины самого Кучмы. Ющенко, Порошенко, Червоненко, Гриценко, Головатый, Бессмертный, Балога, Тарасюк и Удовенко – как и многие другие вожди «оранжевой революции», при Леониде Даниловиче они занимали высокие должности. Можно даже сказать, что частично они являлись первым поколением, однако смогли переродиться в новом обличие. Поруководить приучме успела даже Юлия Тимошенко! А успех её соратников (тот же Турчинов), равно как и социалистов (Мороз, Луценко, Руденко) зиждился на политической борьбе против всё того же Кучмы.

Акция «Украина без Кучмы», а затем и первый Майдан, подняли из маргиналов и ввели в первую гильдию украинских политиков таких персонажей, как Кириленко, Павленко, Тягнибок, Шкиль, Томенко, Рыбачук. Некоторых потом Виктор Ющенко будет попрекать «я вас на помойке нашел!». Его же благоволением в политику вошли певица Белозир и боксер Кличко, а также ряд кумовей и земляков.

Кстати, это именно Виктор Андреевич, ставши президентом, принес в украинскую политику вышиванку – в качестве обязательной униформы национал-патриотов. До него в вышиванках редко появлялась на людях даже «руховцы». А вот сам он перенял эту традицию от своей супруги Катерины Чумаченко – которой, в свою очередь, привили её в «украинских организациях» США. Ну а там данная традиция появилась как идеологическое наследство ОУН-УПА. А знаете в чем курьез? Полистайте старые фото украинцев Большой Украины первой половины прошлого века и присмотритесь, многие ли из них носили вышиваники? Довольно редко, да и то лишь женщины! Но зато фото членов «патриотических» организаций Западной Украины 30-х голод напоминают фольклорные фестивали – именно там и именно тогда кому-то из соратников Степана Бандеры пришла в голову мысль, что истинно патриотический украинец должен носить только вышиванку, особенно во время политических мероприятий.

Напыщенный сельский «патриотизм» - вот что насадил Виктор Андреевич второму поколению украинских политиков, таская их за собою то на Говерлу, то на Сорочинскую ярмарку. Однако помня, каким совершенно равнодушным к «национальным святыням» был глава Нацбанка Ющенко в середине 90-х, можно уверенно сказать, что его устами головы украинцев морочила его американская супруга.

Антиподами «оранжевых патриотов» было окружение формального приемника Кучмы – коим он официально назначил Виктора Януковича. Антиподами буквально во всем. Они, разумеется, не приняли моду на фольклорный патриотизм, и не стали разделять идеологии националистов, оставаясь типичными «горожанами» и «интернационалистами», пусть и несколько неотесанными (не все, но многие). Но главным недостатком команды Януковича было отсутствие таланта популистов – а именно это было главной особенностью и залогом успеха украинских политиков «нулевых». Когда Виктор Федорович начинал толкать речь, то в Украине происходил массовый facepalm, не в лучшем положении оказывался и Николай Азаров. У регионалов был только один профессиональный популист – Евгений Кушнарев, который, возможно, потому и погиб внезапно на охоте.

Итак, главные особенности второго поколения украинских политиков (2000-2013). Первое – с акции «Украина без Кучмы» в страну вернулась публичная политика, придушенная, было, к концу 90-х, а она нуждалась в красноречивых популистах. Уставшие от бесконечных кризисов украинцы имели множество вопросов, на которые можно было ответить либо конкретной программой развития, либо сладкозвучным популизмом. Такой программы ни у кого не было, а вот в популизме преуспели «оранжевые». Правда, уже тогда популисты очень сильно отдалились от своего народа: толкнув речь на митинге, они садись в свои «мерседес-600 L» и катили обедать в элитные рестораны.

Однако популизм требовал не только регулярно болтать языком с экранов телевизоров, но и предпринимать какие-то популистские шаги. И вот тут можно сказать, что роль популизма в повышении и поддержании уровня жизни украинцев в «нулевых» была просто неоценима! Популизм погасил коммунальные долги населения в самом начале века, а затем провел хоть какие-то выплаты по старым советским вкладам. Популизм долго сдерживал коммунальные тарифы от резкого повышения, а социальную систему от безжалостного «реформирования». Популизм регулярно повышал зарплаты и пенсии – когда всего на 10 гривен, а когда и сразу на пару сотен, причем повышения эти проводились несколько раз в год.

Второе – «оранжевые» и «синие» сразу же использовали политический раскол украинского общества (созданный в 90-х), доведя его до обострения обильной пропагандой. Кроме того, они внесли в этот раскол своё дополнение – выбор внешнеполитического вектора. И вот уже «оранжевые» намертво спаяли национал-патриотизм с европейским выбором, оставив своим незадачливым, далеким от идеологии оппонентам пророссийский вектор и осколки советских ценностей, так и не сформированных в новую украинскую идеологию, альтернативную национализму. И «синие» в союзе с «красными» не придумали ничего более умного, как поднять их, приняв условия игры «оранжевых» - что обрекало их на проигрыш.

Третье – очень многие украинские политики второго поколения (как отдельные, так и их группировки) отличались своей самодостаточностью, а потому могли спокойно совмещать публичную политику, борьбу за власть и личные интересы. Кто-то их них был олигархом, поэтому мог себе позволить содержать собственную партию. Другие неплохо приспособились «сосать» деньги из украинской диаспоры, из западных грантов. Третьи хорошо «зарабатывали» на своих руководящих должностях. То есть у большинства из них были деньги, как минимум, для собственной избирательной компании или покупки проходного места в партийном списке.

Не всем так повезло: из-за недостатка финансирования с дистанции сошла ПСПУ Натальи Витренко, в гонку толком даже не включились «русские блоки» и ряд мелких радикально-националистических движений. А КПУ пришлось заделаться содержанкой Партии Регионов, чем и она и закончила свою бесславную политическую картеру, похоронив под своим позором идею левого движения в Украине. Зато деньги от многочисленных спонсоров превратили скучного и аполитического Владимира Литвина, этого вовремя перекрасившегося осколка «режима Кучмы», в политическую звезду 2005-2007 г.г. Помните, как на всех телеэкранах только и гремело «Украине нужен Литвин!».

После Евромайдана: кто не с нами – тот против Украины!

Еще одной особенностью украинских политиков второго поколения было наличие у них более-менее внятной политической окраски (не у всех, но у большинства). Даже регионалы, чьей идеологией было отсутствие всякой идеологии, имели какие-то политические «скрепы» и внятные экономические цели. У нынешнего же поколения с этим очень большие проблемы – впрочем, оно и не считает это своей проблемой.

А между тем сегодня крайне трудно определить политическую масть тех или иных «слуг народа». Они одновременно и радикалы, и либералы, и националисты, и сторонники европейских ценностей, они и за жесткие реформы в интересах большого бизнеса, и иногда еще что-то бубнят про интересы простого народа. Всё сразу – и ничего конкретного! В природе подобный продукт смешения, не носящий конкретных черт ни одного из родителей, называется ублюдками (плодом блуда), и создается глубокое убеждение в том, что это слово просто само липнет к нынешним отечественным политикам, и не только из-за их смешавшихся ориентиров.

В 2014 году в Украине к власти вернулась часть «оранжевых», а вместе с ними во власть вошли доселе никогда там не бывшие лидеры радикальных движений, комбаты, журналисты, непонятные «экономические аналитики», отечественные и иностранные «профессионалы». Практически все из них - несамостоятельные фигуры, которых просто наняли на работу в Раду в интересах той или иной олигархической группировки (или иностранного посольства), так же как раньше Ахметов делал депутатами своих шоферов и охранников. Это является одной из их основных особенностей.

И все они настолько отличаются от политиков «нулевых» и 90-х, некоторые даже от самих себя, что являются новым, третьим поколением – и новички, и перекрасившиеся ветераны. Тут, пожалуй, самым непревзойденным мастером перевоплощения является сам Петр Алексеевич. Можно ли представить его, толкающим нынешние патриотические спичи, рядом с Кучмой в 2000-м? А на посту секретаря СНБО в 2005-м? А в кабинете министров Азарова в 2012-м? Кажется, что лет через 10, если Порошенко как-то умудрится остаться в украинской политике, он вновь переобуется в соответствии с модой.

Какова же политическая мода в современной Украине, которую принесли с собою власть вожди и активисты Евромайдана – одни с лицами, закопченными в дыму горевших шин, другие с загоревшими на Мартинике лысинами? В первую очередь, это напускной, всепроникающий, тоталитарный и агрессивный «патриотизм». В кавычках потому, что это бестолковое махание кулаком в сторону Москвы, в промежутках между «декоммунизацией», ловлей «бытовых сепаратистов» и парадами вышиванок, на патриотизм как-то не похоже. Это типичный «совок», только поменявший серп и молот на камуфляж и тризуб. Идеология «оранжевых», принявшая радикальный вариант.

Но патриотизм подразумевает не лубочную любовь к шароварам и подсолнухам, а ответственное отношение к своей стране и народу - а вот как раз этого у нынешнего третьего поколения украинских политиков и в помине нет. Иначе бы они не устраивали в Украине экономический кризис для того, чтобы под его шумок разворовать через банки 200 миллиардов гривен, а потом распилить через тендеры еще полтриллиона. Иначе бы они не душили украинцев сверхвысокими тарифами ради собственной быстрой сверхприбыли, и не держали бы народ в нищете самых маленьких в Европе (от Ирландии до Урала) зарплат и пенсий. Иначе бы они имели хоть какую-то экономическую стратегию, а не «получить транш и распилить».

Следующая отличительная черта украинский политиков, в первую очередь стоящих у власти – исключительный цинизм, тесно переплетенный ложью. Вообще, врать с особым цинизмом, с нотками презрения в адрес пассивно стонущего народа, и с агрессивным рычанием в сторону тех, кто бросает власти вызов – это талант! Когда они только научились?!

Так вот, цинизм – это антипод популизма, циники никогда не нуждались в благосклонности масс, они демонстративно бросали им вызов. В истории Украины это чуть ли первый такой случай, в историческом прошлом единственным отечественным циником от политики был Дмитрий Донцов – но он был теоретиком-писателем, а не действующим политиком при власти. Поэтому когда сегодня украинские политики с особым цинизмом заявляют, что коммунальные тарифы для украинцев должны быть еще дороже, что украинцы должны платить за свое лечение как американцы, и что украинцы вообще слишком много жрут – от этого отнимается язык и волосы шевелятся на голове.

Ну а раз популизм в Украине сменился безжалостным цинизмом, то не стоит ожидать от нынешнего поклонения украинских политиков и каких-то действий, направленных на реальное улучшение жизни украинцев. Впервые за четверть века украинской независимости власть полностью отвернулась от своих избирателей. Похоже, она даже не думает о том, что скоро ей придется переизбираться. Или результаты будущих выборов уже «нарисованы»?

Как видите, изменить ситуацию может только очередная смена поколения украинских политиков – а это возможно только после того как нынешнее выдохнется и не сможет удерживать ситуацию в своих руках, при условии возникновения нового, четвертого поколения, качественно отличающегося от нынешнего. Некоторый оптимизм внушает то, что оно должно быть лучше нынешнего - ведь кажется, что хуже уже просто некуда!