У любой эпидемии, вспыхивающей в Украине, всегда есть две неизменно сопутствующие ей проблемы. Первая проблема связана с фармакологией. В аптеках могут закончиться необходимые лекарства, в стране может вообще не оказаться жизненно важной сыворотки. Или же, наоборот, при наличии больших запасов вакцины мало кто соглашается делать прививки. А это уже связано со второй проблемой: крайне низким уровнем доверия украинцев к своему Минздраву.

Мы и раньше как-то не очень верили врачам, за глаза называя многих «вредителями» и «рвачами». Еще меньше мы верили министрам здравоохранения, которые больше заботились о лоббировании интересов фармацевтической мафии и распиле денег на «лікарнях майбутнього», чем о здоровье украинцев.

Этого доверия не вернул выписанный из Грузии министр здравоохранения Квинташвили, который на своем посту боролся не с болезнями, а с «советскими символами» - например, санэпидемслужбой. И это доверие еще сильнее пошатнулось, когда Минздрав возглавила Ульяна Супрун: «украинский волонтер с Майдана», оказавшаяся американским врачом-бизнесменом. И не в том беда, что бизнесмен (а кто в правительстве не бизнесмен?), и не потому что американка (кто только ни правит нынче украинцами!), и даже не из-за своей «реформы», обрекающей миллионы малоимущих громадян на мучительную смерть без медицинской помощи. А потому, что миссис Супрун постоянно врёт, выделяясь при этом даже на фоне отечественных политиков.

Вот и сейчас Ульяна Супрун, которая с июля 2016 года и по сей день является лишь и.о. министра здравоохранения Украины (любопытно, почему?), бодро заявила, что никакой эпидемии кори в Украине нет, потому что по состоянию на 11 января 2018 года в стране якобы заболело всего около 200 человек. Заявила и… соврала. Потому что по состоянию на 12 января только в одной Черновицкой области было зарегистрировано 468 заболевших. В Одесской же области, откуда и начал распространятся по Украине вирус кори, на 12 января заболело уже более 1300 человек, из них пятеро скончались от осложнений. По состоянию на вечер 14 января было зарегистрировано 4782 случая заболевания в 17 регионах Украины.

То есть получается, что и.о. министра здравоохранения Ульяна Супрун сознательно соврала украинцам о реальном состоянии со вспышкой кори в стране. Имеет ли право оставаться во главе такого важного ведомства лжец? Как скоро отправился бы в отставку лгущий глава здравоохранения в её родной Америке? А украинцев, значит, можно и дальше держать за лохов? А может быть, Ульяна Супрун была настолько занята реформами, что не знала о состоянии дел во вверенном ей ведомстве? Тогда зачем украинцам такой глава Минздрава? Это же всё-таки не «министерство оккупированных территорий», где можно потихоньку «пилить» бюджетные средства, не нанося никому особого вреда, это Минздрав – от которого зависит здоровье и жизнь миллионов украинцев!

Это отнюдь не политический вопрос доверия к правительству, парламенту или президенту. Это вопрос доверия пациентов к медикам. Если его нет, то болезни невозможно нормально ни лечить, ни даже предупреждать…

А теперь перейдем непосредственно к самой кори. Действительно ли в Украине началась её эпидемия? Обоснованы ли возникшие опасения и что нужно делать? И не является ли всё это такой же «инсинуацией», какой были распространяемая в 2009 году паника об эпидемии якобы смертельно опасного «свиного гриппа»? В конце концов, у нынешней кори тоже есть жертвы. А тут еще будоражащие слухи о том, что корь в Украину привезли из Румынии цыгане, а распространению болезни способствовал передвижной цирк «Кобзов», чьи гастроли запретили в Киевской области…

Тут, пожалуй, стоит обратиться к статистике МОЗ. Из неё можно узнать, что уровень заболеваемостью корью в Украине за последние четверть века периодический характер. Раз в несколько лет она резко возрастала – и эти пики называли «вспышками». Самая большая вспышка была в 2006 году (почти 42,7 тысяч заболевших), последняя произошла в 2012-м (свыше 12,7 тысяч заболевших). С конца 2017 года началась нынешняя вспышка кори, которая продлится несколько месяцев. Можно лишь гадать, сколько украинцев за это время заболеет, но известно одно – это только начало!

Динамика заболеваний корью (красные столбцы) и уровень вакцинации (синяя) населения Украины

в 1990-2016 г.г.

Корь имеет особенность: те, кто её уже переболел, пусть даже в далеком детстве, не могут заболеть еще раз. Точно так же от кори защищены и все привитые. В этом корь похожа на оспу, поэтому в своё время её пытались изжить поголовной вакцинацией. В СССР она началась в 1967 году, и к началу 90-х уровень вакцинации достиг 95%. Соответственно, если в 60-х годах корью ежегодно заболевал примерно 1% населения (в масштабах УССР до 300-400 тысяч), в основном детей, то в 90-х этот показатель упал до 5 тысяч в «спокойном» году и 12-22 тысячи в период вспышек. Причины этих вспышек до конца не изучены, но одна из основных версий – привнесение кори извне, из стран с низким уровнем вакцинации.

Глядя на эту статистку, можно с полной уверенностью сказать, что никакой эпидемии кори в Украине сегодня нет. Тут Ульяна Супрун права, хотя врать о количестве больных, занижать их численность в 25 раз, ей не стоило. Поэтому тут мы добавим: пока что нет, ведь неизвестно, как дело пойдет дальше, особенно с таким Минздравом.

Стоит помнить, что корь опасна своей специфической особенностью: хотя привитый или когда-то переболевший ею человек не может её заболеть (с температурой, сыпью и т.д.), он может ею заразится и стать вирусоносителем и источником инфекции, даже подозревая об этом. А значит, заражать своих родных, друзей, коллег. То есть спрятать от кори дома ребенка не получится, если его родители ходят на работу и в магазины, где они могут подцепить инфекцию и принести её домой. Так что единственный способ спасти человека от кори – это прививка.

Но в том-то и беда, что уровень вакцинации среди украинцев младшего поколения упал ниже 50%. А это значит, что каждый второй украинский ребенок и подросток является потенциальной жертвой кори. Так что вспышка может запросто перерасти в эпидемию. А «отреформированная» медицина вряд ли сможет оказать качественную помощь всем заболевшим детишкам, если их счет пойдет на десятки тысяч.

Журналист и общественник Дмитрий Гнап считает, что основной причинной падения уровня вакцинации стало недоверие к отечественной медицине, которая дважды (в 2008 и 2012) оскандалилась с некачественными вакцинами, вызвавшими смерть нескольких привитых подростков (и никто не понес никакого наказания). Разумеется, что перепуганные родители предпочитали отказаться от вакцинации и уповать на авось, чем подвергать родное дитятко откровенному риску.

Стоит заметить, что качество бесплатных вакцин, закупленных Минздравом, и сегодня вызывает сомнения. Один из умерших в Одесской области подростков в свое время получил все необходимые прививки, однако 17-летнюю девочку это не спасло, - сообщил убитый горем отец.

Ситуация достаточно серьезная: хотя корь сама по себе не смертельна (за очень редкими случаями), она настолько «выжигает» иммунитет, что часто приводит к тяжелым последствиям (от бронхита до менингита). А вот уже умерших от последствия кори включают в другие списки – чтобы «не омрачать» статистику Минздрава. Чтобы вы поняли всю серьезность этого «метода подсчета», вспомните голод 1933 года. Тогда ведь большинство его жертв были записаны как умершие не от истощения, а от последствий: простуд, инфекций, сердечной недостаточности.

Однако более всего удивляет подчеркнутое бездействие Минздрава. Он вообще, что называется, положил на вспышку кори с прибором. Практически все предпринимаемые ныне меры для сдерживания вспышки проводятся силами местных властей и местных управлений здравоохранения. А Минздрав ныне занят… евроинтеграцией! В буквальном смысле: Ульяне Супрун назначили нового «зама по евроинтеграции», а заодно и по закупкам медикаментов. Им стала небезызвестная Ольга Стефанишина - соучредитель и исполнительный директор фонда «Пациенты Украины», который называют основным лоббистом в Украине интересов американской корпорации «Johnson & Johnson».

Так что нынче в Минздраве не до кори: там сейчас оживленно делят кресла и денежные потоки только что принятого бюджета. Ну а спасение украинских пациентов, как это уже водится, остается делом рук и кошельков самих пациентов.