Украинская политика с самого своего рождения страдает чудовищным комплексом собственной неполноценности, который определяет её стратегию, саму её суть. Этот комплекс, описанный в своё время еще Дмитрием Донцовым, это ощущение какой-то ущербности, постоянно вынуждали украинских политиков совершать всяческие нелепости.

Например, добиваться пресловутого «признания», которое всегда ставилось ими во главу угла. В 90-х они искали по всему миру признания независимости Украины - словно без чужого ободрения она не могла существовать. Конечно же нет, для этого еще были архинеобходимы флаг, герб и гимн - вот полный комплекс базиса «державности» в их понимании! А в «нулевых» эмиссары Ющенко объездили весь мир, включая Южную Америку, донимая парламенты разных стран просьбами признать голодомор и геноцид 1933 года. То ли без этого почтить память умерших предков было никак нельзя, то ли так хотелось, чтобы весь мир нас пожалел. Теперь вот украинские политики усердно добиваются признания России агрессором...

«Ми здобули!»

Ради этого, похоже, забросили всё: экономику, социальные проблемы, разгул преступности, даже забили болт на укрепление обороноспособности. Правильно, а зачем её крепить, ведь если Россию признают агрессором, то весь мир бросится спасать Украину, - видимо, так считают украинские политики, без устали тараторящие мантру «российская агрессия».

Правда, мир так и не спешит нам на помощь – потому, что торговля с Россией ему важнее, чем спасение Украины. Но эту горькую правду международных отношений в Киеве осознать не хотят, они её упорно отрицают. Продолжая и дальше уповать на помощь Запада и ожидать поставок вожделенных «джавелинов» – словно усердствующие в своем культе карго папуасы.

Тем не менее, в Раде и на Банковой не отчаиваются. И вот свершилось: после очень долгих дебатов парламент проголосовал за закон о реинтеграции Донбасса. В котором самым ключевым пунктом, по утверждению самих депутатов, было объявление России страной-агрессором. Уж теперь-то её точно признают таковой во всем мире!

Но как сразу же заметили некоторые украинские журналисты и блогеры, например, опальный в нынешней Украине Анатолий Шарий, ликование народных депутатов было напрасным, ибо они вновь повторялись. Действительно, Верховная Рада уже признавала Россию агрессором 27 января 2015 года (официальное обращение Украины к мировому сообществу), а потом 21 апреля 2015 года (постановление №2332 «Отпор вооруженной агрессии Российской Федерации и преодоления ее последствий»). Ну и как, помогло?

В этот список «перемог» можно еще добавить три Резолюции Генеральной Ассамблее ООН. Первую, «О территориальной целостности Украины», приняли 27 марта 2014 года: за неё проголосовали 100 стран, против 11, воздержались 58. Проблема в том, что это была лишь резолюция, а резолюции Генассамблеи (в отличие от решений Совбеза) носят декларативный и рекомендательный характер. Но украинские политики не понимают, что рекомендации не спешат выполнять даже страны третьего мира, они продолжали приравнивать «признание» к законам мироздания.

Прошло почти два года (никто поспешил на помощь Украине), и 16 ноября 2016 года Генассамблея проголосовала за проект резолюции о нарушениях прав человека в Крыму, в котором полуостров был назван «территорией, временно оккупированной Россией». За него проголосовали 73 государства, против 23, воздержались 76. Учитывая, что решения Генассамблеи принимаются большинством голосов (50% + 1 голос), было как-то непонятно, приняли его или нет. Но 19 декабря 2016 года Генассамблея голосовала уже за принятие этой резолюции: за 70 государств, против 26, воздержались 77. Кстати, заметьте сокращение числа поддерживающих Украину государств.

А еще через год (19 декабря 2017-го) всё повторилось: Генассамблея вновь голосовала за резолюцию по Крыму, и вновь её поддержали лишь 70 стран при 26 против. Снова вопрос: приняли или нет? Логика подсказывала, что нет, потому что 70 голосов – это менее 50% кворума. Но в Украине все СМИ вновь трубили о «перемоге», о принятии резолюции, о признании России агрессором. И вновь украинский МИД, а потом вся Рады и Банковая ликовали целый месяц: ура, признали, помощь уже близко!

Думается, что, то же самое повторится и в декабре нынешнего 2018 года. И совсем не важно, приняты эти резолюции или лишь проголосованы (и провалены), потому что в любом случае никто не собирался их выполнять, это такие же пустые декларации, как и ныне принятый закон о реинтеграции Донбасса. Правда, в отличие от резолюций ООН, он не просто бесполезен в плане реального восстановления территориальной целостности Украины. В какой-то мере он может даже осложнить и затормозить этот процесс, дав лишние козыри в руки Кремля.

О желаниях, возможностях и последствиях

Чтобы там ни написали в законе о реинтеграции Донбасса украинские политики, существует лишь два реальных варианта возвращения ОРДИЛО под контроль Украины: военный и политический.

Однако в первом случае Киев хочет, но не может – потому что три с половиной года конфликта были потеряны на политические игрища и имитацию возрождения ВСУ. Военная промышленность не заработала, перевооружение носит частичный и очень ограниченный характер, собственная военная школа разрушена, а армия так и осталась сбродом социальных лузеров под командованием воровитых ничтожеств. Ну а кто, по вашему, идет служить по контракту аж за 7 тысяч гривен? А кто их туда принимает? Верно, потому что со времен Кучмы и Януковича украинская власть продолжает бояться сильной, интеллектуальной и шляхетной армии.

И никакой моральный порыв типа «да мы Донецк за день возьмем, дайте только приказ!» не компенсирует всех этих недостатков. Атаки же в стиле «ололо-раш» приводят лишь к глупым и бессмысленным потерям. И да, вы верно поняли: сегодня для ВСУ будет очень непросто хотя бы освободить Донецк с Луганском, для Украины это может стать собственной «финской войной». Но ведь при этом с вероятностью 90% Россия не ограничится неофициальной военной помощью сепаратистам, а атакует Украину своей регулярной армией.

Во втором же случае Украина может, но не хочет. Потому что нынешним киевским политикам очень не нравятся Минские соглашения, они считают их «зрадою». В Киеве всегда настаивали на выполнении лишь одного пункта: возврата восточной границы под контроль украинских пограничников, всё остальное – потом, быть может. И категорически отвергали саму мысль о проведении местных выборов в ОРДИЛО без тотального контроля Киева и «международных наблюдателей». Поэтому реализация Минска-2 затормозилась еще в 2015 году, а война приняла позиционный и тлеющий характер – смысл которой с каждым месяцем становится всё менее понятным. Как говорится, чем так «воевать», шли бы они все по домам!

Конечно, есть вариант «альтернативного Минска», о чем в Киеве не говорят публично, но постоянно об этом думают. Для начала это перезагрузка «Нормандского формата»: принять туда США и кого-то из их кивающих в унисон союзников, и выбросить Россию, как страну-агрессора. Пересмотреть саму суть «Нормандской четверки», сделав её инструментом давления на Россию. Ну и, наконец, заключить новый мирный договор, по которому Россия должна будет уйти сама, а сепаратисты просто капитулировать, без всяких условий с их стороны. Вот таким был бы идеальный Минск-3 в представлении украинских политиков и национал-патриотов. И нетрудно догадаться, что именно под него принимался нынешний закон о реинтеграции Донбасса.

Неужели украинские политики что-то знают? Да нет, просто они привычно выдают желаемое за действительное. Они точно так же напринимали кучу законов под членство Украины в ЕС – хотя его в обозримом будущем не предвидится.

Проблема в том, что у Кремля тоже есть свои варианты «альтернативного Минска». И они сильно не понравятся Украине, потому что в них «отползает» уже она. До сих пор ошибочно считается, что план Путина – это уступить Украине ОРДИЛО в обмен на уступку России Крыма. Однако это всего один и весьма пессимистический для Кремля план. И никто не подумал о том, что у Путина таких планов может быть несколько, словно тех тузов в рукаве. В том числе план действий в случае нежелания Киева выполнять Минские соглашения.

Вряд ли очередное объявление Россия агрессором сорвет эти соглашения. Хотя то, что Минкс-2 вообще никак не упоминается в законе о реинтеграции Донбасса, уже используется Кремлем для политического наезда на Киев. Мол, смотрите, украинские власти не собирается выполнять мирные договоренности, они вообще «не договороспособные»!! А те этого и не отрицают, довольно лыбясь тому, что бросили в противника пару коровьих лепешек. Как будто не понимая, что подобным образом «воюют» лишь дураки и имбецилы, серьезные же люди сосредоточенно точат свои топоры с широкой приветливой улыбкой и длинными речами о мире во всем мире.

К счастью для Украины, принятый закон о реинтеграции Донбасса является всего лишь пустой декларацией. Да, он дает силовикам в «серой зоне» дополнительные права не ограничиваться никакими законами, он узурпирует за президентом еще больше полномочий, но это всё внутренние проблемы Украины, не интересующие ни Запад, ни Россию. А вот что касается Минских соглашений, то закон их просто проигнорировал: не подтвердил, но и не денонсировал.

И при этом никто не заметил того вопиющего политического и юридического курьеза, в который превратился этот закон. Действительно, возникает вопрос: а за счет чего будет достигаться его выполнение? Минские соглашения в нем не упоминаются, военная операция Киева тоже, но что же тогда заставить сепаратистов поднять шлагбаумы и впустить к себе украинских силовиков и чиновников «реинтегрировать Донбасс»? Санкции Запада или, может быть, сила мысли Петра Алексеевича? Зачем было принимать мертворожденный закон, который невозможно исполнить по умолчанию, потому что в неё даже не прописано как это сделать?! Зачем? Пожалуй, лишь с одной целью: в очередной раз просто заявить, что Россия – агрессор, и что украинские политики не хотят выполнять Минские соглашения.

Собственно говоря, это всё, на что отважилась Верховная Рада. А вот, например, денонсировать Договор о дружбе и сотрудничестве с РФ (1997 года) парламентарии так и не решились. А то вдруг Путин и правда нападет!