Министр социальной политики Андрей Рева заболел воспалением легких. Конечно же не потому, что в его квартире отключили отопление за долги. Нет, видимо, министр просто увлекся лыжами или снегоходом на зимнем курорте. Что ж, бывает! И в этом не было бы ничего засуживающего внимания, не отправься он поправлять своё здоровье в клинику… Израиля. Чем красноречиво и четко продемонстрировал отношение украинской власти к только что «отреформированному» отечественному здравоохранению…

Все социальные и социально-экономические реформы, проводимые в Украине на протяжении 27 лет, осуществлялись исключительно в интересах власти, олигархов и привилегированных чиновников. Повышая их уровень жизни за счет его понижения у народных масс. То, что отняли у 50 миллионов, отдали 50 тысячам – вот как в Украине появились богачи среди стремительно нищающего народа. И последние реформы не являются исключением.

Когда-нибудь, при другой власти, портреты Ульяны Супрун и её «подружек» типа Оксаны Сивак обязательно появятся на сайте Генпрокуратуры в разделе «розыск», а украинцев ознакомят с подробностями их бизнес-схем, которые они проворачивали во главе Минздрава. Когда-нибудь потом. Однако сейчас украинцы обеспокоены не столько тем, что их превратили в подопытных кроликов международной фармацевтической мафии, сколько чудовищными, просто шокирующими последствиями т.н. «медреформы».

Уже сейчас все мы столкнулись с первыми двумя: участившиеся отказы «скорой» выезжать на вызовы и бардак с «переуплотнением» поликлиник. Но скоро по всей Украине от Мукачево до Станицы поднимется скорбный плач, когда пациентам предъявят счета за медицинские услуги. То, за что ранее врачи драли деньги неофициально, придумывая разные ухищрений, теперь стало платным по прейскуранту. Причем, цены в нем такие, что у многих больных сразу пропало желание лечиться.

Их нового прейскуранта медицинских услуг

Но ведь наши медики не ограничатся прейскурантом, верно! Они, помимо этого, выставят больным мега-счет за расход материалов и лекарств. Вот женщине просто удалили родинку, процедура длилась пять минут, но в накладной расходов врачами вписаны: 5 метров марли, 3 скальпеля, бутылочка спирта, пачка стирального порошка, несколько шпицев. А вот из разговора с главным хирургом (!) одной из больниц в Луганской области, жаловавшегося на «очень дорогую хирургическую нить». Его спросили, сколько же нужно нити для средней операции? Он, не покраснев, ответил: 15 метров! Его хирурги из этой нити что, больным коконы плетут? Нет, просто налицо обыкновенная коррупция, мошенничество, которые даже не пытаются скрыть.

И вот на эту чудовищно разросшуюся черную плесень врачебной коррупции наложили медреформу Ульяны Супрун – суть которой сводится к переводу украинского здравоохранения на коммерческую основу. В чьих интересах была проведана эта очередная горе-реформа? Понятно, что не в интересах больных пенсионеров или слабеньких детишек из малоимущих семей. Да что там, с такими расценками на медуслуги они становятся недоступными даже для среднестатистического работающего украинца. А ну-ка попробуй с 6000 тысяч гривен заплати налоги, оплати коммуналку и прокорми семью – на выжигание фурункула уже не остается!

В чьих интересах медицину делают официально платной? В интересах тех, кто будет делать на них свой бизнес. Платные приемы, платные операции, всякие платные дополнительные услуги. А вот на бесплатных выездах «скорой» бизнес не сделаешь – поэтому число этих выездов и сокращают.

Но тут есть один большой, очень важный, хотя и почему-то никем не замечаемый нюанс: рынок медицинских услуг в Украине сильно ограничен крайне низкой платежеспособностью населения. Еще до реформы многие украинцы, чтобы сделать операцию, были вынуждены ходить по людям с шапкой, брать кредиты или продавать своё жильё. Как им быть сейчас, когда платить за лечение, даже за самое простое, придется намного больше? Ведь дополнительных источников финансирования у людей нет. А между тем медреформа Супрун взвалила всю финансовую нагрузку именно на пациентов, на их кошельки. И в этом можно узреть странность.

Хорошо, пусть бизнесмены от медицины уровня владельцев «диагностических центров» не понимают, что платежеспособность населения ограничена, а потому они не смогут расширять свой бизнес. Более того, сейчас бы дело не дошло до его сокращения! Но ведь с данной ситуацией очень хорошо знакомы в Минздраве. Им как никому хорошо известно, что перевод медицины на рыночные рельсы в условиях неплатежеспособности больных означает крах медицины и смерть большинства пациентов. И тем не менее, они эту реформ провели! Зачем? Зачем на самом деле?

Страховая медицина? Да не смешите белые тапочки пациентов морга! Толкать речи про страховую медицину в стране, где официально трудоустроены только 48,7% взрослого населения (а другим страховку и не дадут), со средней зарплатой чуть выше 6 тысяч гривен – это просто смешно! В США трудоустроено или занимаются бизнесом 85% населения, а черта бедности там 500 долларов на одного члена семьи - и при этом треть американцев о медстраховке могут только мечтать. Кстати, а большинство остальных получают страховку за счет работодателя или государства. Ульяна Супрун просто не могла не знать о проблемах медынского страхования у себя на родине в Америке.

Страховая медицина Германии – это «налог» около 8% от зарплаты, вносимый в медицинские кассы (и столько же туда вносит работодатель) плюс еще около 1% взноса на «беспомощность», за счет чего формируется фонд оплаты сиделок. При этом средняя зарплата в Германии достигает 2800 евро в месяц, и о таком уровне жизни украинцы не могут даже мечтать. Плюс в Германии очень строго следят за тем, чтобы платно-страховая медицина не превратилась в средство непомерной наживы или коррупции.

Наконец, у нас есть пример на востоке – это Россия, которая перешла на систему страховой медицины еще много лет назад. Как дела обстоят там? Вопреки сюжетам о холодных разваливающихся больницах с умирающими стариками (где такие только находят), медицина в РФ на голову выше украинской. И это не «пропаганда агрессора», а медицинский факт. Например, россиянам не приходится платить за лечение из своего кармана (у всех есть государственная страховка), да и о вымогательстве врачами денег на зеленку и марлю там давно не слышали. Неудивительно, что украинская медицина для россиян – это что-то из области страшных сказок о черной-черной Африке. И настоящим патриотам тут следовало бы не скакать в истерике с воплями «Путин – …уйло!», а срочно предпринимать меры для спасения украинского здравоохранения.

Увы, нынешняя власть предпочитает «лечить» украинцев ложной агитацией, пропагандируя мнимые достижения и «перемоги». Как, например, на нижеприведенном плакате, где нас уверяют в том, что по бюджетным расходам на охрану здоровья Украина не отстает от России (соответственно, 3,2 и 3,6 миллиарда долларов). Мол, вот она, медреформа в действии!

Еще одна «потужна перемога» от украинской власти

На самом деле этот пропагандистский плакат – сплошная лажа, как и большинство достижений «правительства реформаторов». Почему? Ну, во-первых, расходы федерального бюджета РФ на здравоохранение в 2018 году составят 438,3 миллиарда рублей. А это уж никак не 3,6 миллиарда долларов, потому что в бюджете заложен курс рубля в 64,7 (за доллар). Делим, получаем - 6,77 миллиарда долларов. То есть, авторы пропагандистского плаката банально солгали. Но это ещё не всё!

Украинский бюджет со времен Кучмы централизирован: почти все доходы забирает центр, который потом раздает деньги ведомствам и регионам на своё усмотрение. И вот эти 3,2 миллиарда долларов в украинском бюджете – это большая часть средств, выделяемые на украинскую медицину. В 2017 году на неё централизовано выделили около 0,8 миллиарда долларов, плюс провели из центра через местные бюджеты (субвенциями) около 3,8 миллиарда у.е. В 2018 году этот поток изменили: большую часть денег (3,2 миллиарда у.е.) пустили через центральный бюджет, уменьшив долю местных до 1,5-1,6 миллиарда (как получится). В общей сумме мы имеем консолидированный бюджет украинского здравоохранения в размере 4,6-4,8 миллиарда долларов.

Так как РФ это федерация, чего дико бояться украинские национал-патриоты, то там бюджет имеет свои особенности, равно как и бюджет США (тоже федерации). Здравоохранение в России финансируется из федерального (центрального) бюджета только на 12-15%, остальное поступает из местных бюджетов. В общей сумме получается очень внушительная сумма: консолидированный бюджет российского здравоохранение в 2018 году составит 3,15 триллиона рублей, что на 15,1% больше, чем в 2017 году

3,15 триллиона рублей – это 48,68 миллиардов долларов. Это не просто в 10 раз больше, чем расходы на украинское здравоохранение, это даже больше, чем весь госбюджет Украины на 2018 год. Из этой суммы в фонды ОМС (обязательного медицинского страхования) перечислится 1,9 триллиона рублей (29,2 миллиардов долларов). Конечно, в России и народу живет побольше нашего (144 миллиона), так что в среднем на одного россиянина фонды ОМС припасли в 2018 году всего по 202,7 доллара (5500 гривен). Да, это очень, очень мало по сравнению со страховыми взносами немцев. Однако украинский Минздрав в 2018 году выделил на оплату медицинских услуг одного украинца аж… 210 гривен. То есть в 27 раз меньше, чем «кляті москалі».

Вот почему россияне могут пользоваться услугами своей платной медицины, не платя за неё ни копейки – за них «башляет» государство! Понятно, что с нефтедолларов, с газовых евро и алюминиевых тугриков, но всё же тратит эти деньги на своих громадян. А вот у некоторых всё наоборот: держава выворачивает людям карманы и делит деньги между, которые выводят их в оффшоры. И не нужно прикрывать всё это войной и аннексией! Кстати, вы в само деле верите, что однажды Крым сам вернется в объятия Киева? Гм…

И всё же нужно заметить, что даже этих денег российскому здравоохранению не хватает: за последние года там закрылись сотни мелких провинциальных больниц. Причина в самой системе: когда «деньги идут за пациентом», то большие больницы в мегаполисах в них купаются, а вот маленькие поликлиники в поселках едва сводят концы с концами. На примере чего нетрудно спрогнозировать еще более плачевные последствия для украинских больниц – ведь денег, идущих за украинским пациентом, будет в 27 раз меньше!

И вот возникает вопрос: если Минздрав, Кабин и Банковая хорошо понимали, что медреформа Супрун просто угробит отечественное здравоохранение и лишит доступа к нему миллионов украинцев, то зачем именно они так с ней торопились? Только ли ради интересов бизнесменов от медицины и выгоды фармацевтических компаний? Задаваясь этими вопросами, украинцы приходят к выводу, что если раньше люди боялись смерти, то теперь им просто страшно жить.