Как только 13 апреля евро «полегчал» по отношению к доллару до четырехмесячного минимума ($1,1974), агентство Bloomberg тут же провело опрос среди гигантов мировой индустрии финансов (в число респондентов вошли Deutsche Bank, Citigroup, BNP Paribas): как будет, по их мнению, выглядеть соотношение американской и европейской валют к концу 2004 года. Интересно, что их прогнозы практически совпали – $1,33 за 1 евро. А японские финансисты из Mizuho Group вообще подняли планку прогнозов до 1,36.

Однако были и те, кто, образно говоря, плевал против ветра. Например, голландский Fortis Bank выставил прогноз на уровне $1,07. Такая противоречивость рыночных прогнозов наблюдается весьма редко. Это означает, что валютный рынок, по сути, дезориентирован. Либо его… держат в неведении. Похоже, что США по-прежнему ведут какую-то закулисную игру с долларом, и цена этой игры – благополучное развитие американской экономики. В чем тут дело?


Продолжение большой игры

Для начала заметим: поведение доллара на валютном рынке определяется исходя из макроэкономические данных, а также прогнозов относительно движения учетной ставки Федеральной резервной системы и объема отрицательного сальдо платежного баланса США. Между тем именно эти факторы приводят в последние годы к оттоку капитала из долларовой массы. Учетная ставка ФРС уже длительное время остается на самом низком уровне с 1958 года – 1%, и до сих пор о ее повышении речи нет, хотя многие и надеялись на это. В то же время, около недели назад глава одного из Федеральных резервных банков США заявил, что, возможно, в будущем ФРС поднимет ставку до 3,5%. Правда, сроки не уточнил.

Однако пока подобные обещания не прозвучат из уст главы Федеральной резервной системы США Алана Гринспена, вряд ли гиганты банковского бизнеса изменят свои пессимистические прогнозы в отношении американской валюты. Гринспен же, ссылаясь на низкие темпы восстановления американской экономики, по-прежнему считает, что о повышении ставок говорить преждевременно.

С другой стороны, заявление подчиненного главы ФРС было сделано сразу же после публикации о троекратном, по сравнению с прогнозами, росте уровня занятости в США в марте 2004 года – на 308 тысяч человек. Поэтому, наверное, в совете этой уважаемой организации и вправду допускают возможность повышения ставки рефинансирования. Но вполне вероятно и то, что оба заявления согласованы между собой с целью внести в ряды аналитиков дезориентацию и таким образом удержать доллар от очередной полосы нестабильности, вызванной его неожиданным укреплением. Помимо улучшения ситуации на рынке труда, не последнюю роль в этом сыграл «китайский фактор».

Раз уж речь зашла о влиянии на формирование курса доллара отрицательного торгового баланса США, то нельзя не упомянуть, что сегодня около 20% его объема приходится на экспорт из КНР. Дешевые китайские товары заполонили американский рынок, в чем американцы усматривают последствие политики фиксированного курса доллара по отношению к юаню со стороны «Красного Китая».

В марте – апреле 2004 года в Пекине находилась группа «уговорщиков» от американской администрации с целью «уломать» Народный Банк КНР ревальвировать юань. Однако официальный Пекин ответил отказом. Это и не удивительно: китайская экономика на 40% зависит от экспорта, снижение которого приведет к падению темпов роста страны. Точку в спорах поставил министр финансов КНР Цзинь Жэньцин, заявив в Париже, что в ближайшее время КНР не намерена ревальвировать юань.

Доллару в таких условиях не оставалось ничего иного, как расти и расти. Часть европейских экспертов посчитала такое заявление ударом по американскому экспорту. Возможно, они поспешили, но все же положение, думается, достаточно серьезное.


Иракский сюрприз

В связи с последними событиями в Ираке, у финансовых аналитиков возникает вопрос: где же та дешевая иракская нефть, которая должна была сбить цены на топливо в США и повысить устойчивость доллара как внутри страны, так и за ее пределами? Почему страны ОПЕК по-прежнему регулируют мировые цены на нефть, устанавливая квоты добычи? Где, в конце концов, капиталоотдача действий американской армии?

Теперь становится ясно, что война в Ираке затягивается. На фоне роста бюджетного дефицита США растут цены на нефть, на бензин внутри самой Америки. А иракской нефти все нет и нет.

Очевидно, иракский вопрос был одним из тузов в рукаве у Дж. Буша и А. Гринспена, которые ожидали, что исправление экономической конъюнктуры можно будет начать не с учетных ставок, а с товарных рынков, в частности – рынков энергоносителей. Сейчас ценность таких тузов остается сомнительной. Вероятно, именно поэтому подчиненные А. Гринспена уже в открытую поговаривают о росте учетной ставки в попытках удержать рынок.

Единственный противовес иракскому кризису, который остался в руках американской администрации, – это фондовый рынок США. Те европейские инвесторы, которые инвестировали на рынке американских акций в марте 2003 года, в апреле года нынешнего вместе с укреплением доллара в среднем могли заработать 20 – 25% годовых. И это далеко не потолок доходности: некоторые американские фонды ухитрились за этот период снять 100 – 120% годовых!

Такой супер-рост, вызванный восстановлением основных торговых индексов, привлекает на рынок США новых инвесторов, в результате чего каким-то образом компенсируется отток денежной массы с долларовых депозитов. Проблема только в том, что и фондовый рынок Америки сейчас зависит от событий в Ираке и чутко реагирует на успехи и поражения антииракской коалиции.


Прогнозы

К сожалению, факторов неопределенности слишком много. Первый: мы не знаем, что будет со ставками ФРС. Второе: мы не знаем, насколько успешной будет президентская кампания Дж. Буша-младшего и не решит ли этот политик махнуть рукой на все проблемные вопросы, если поймет, что проигрывает. И, наконец, третий: чем все же закончится война в Ираке? И закончится ли она вообще?

Здесь даже огромный дефицит торгового баланса США не стоит особо принимать во внимание – это проблема будущего. Но, по нашему мнению, не позже октября 2004 мы станем свидетелями развязки ситуации с долларом.

Пока же участникам валютного рынка (в том числе, украинским) целесообразнее было бы воздержаться от каких-либо резких действий. А вдруг все же в течение апреля-мая ФРС раскроет миру свои секреты о том, что будет с ее учетной ставкой в честном и открытом выступлении?