…одновременно искавшему стратегических партнеров, так сказать, в разных геополитических плоскостях, современный украинский политический Олимп показывает чуть ли не акробатическую виртуозность в международной политике. Практически в одно и то же время Украинский парламент принял два документа, соседство которых может вызывать явный внешнеполитический дискомфорт.

Первый документ – Протокол об антитеррористических мероприятиях в СНГ, предусматривающий упрощенный пропуск в Украину специальных антитеррористических подразделений стран СНГ. Его ратификация Верховной Радой пришлась аккурат к прошедшим 7 – 8 апреля этого года в Киеве совместных заседаниях Совета министров иностранных дел СНГ, Совета министров внутренних дел и Совета руководителей органов безопасности и спецслужб.

Второй дипломатический акт – Меморандум о взаимопонимании между нашим Кабмином и штабами Верховных главнокомандующих объединенными силами НАТО на Атлантике и в Европе по обеспечению поддержки операций НАТО со стороны Украины. В этом документе, ратифицированном Верховной Радой 17 марта, определен порядок и условия пребывания (или транзита) на территории Украины войск и боевой техники НАТО во время проведения военных операций или учений.

Как ни странно, разрешение на допуск в Украину натовских военных вызвало в России только «театральный» бум. Комментировать новость решились только СМИ и Госдума. Кремль остался незыблемо спокойным, несмотря на то, что это событие пришлось на пик пропагандистской кампании «Россия отвечает НАТО» после начала патрулирования воздушного пространства прибалтийских государств четырьмя бельгийскими истребителями.

Складывается впечатление, что официальная Москва была заранее в курсе того, что Леонид Данилович подпишет Меморандум, формально расширяющий формы сотрудничества Украины с НАТО. Пресса до сих пор пытается найти объяснение таинственному звонку Леонида Кучмы Владимиру Путину, сделанному из Таиланда во время официального визита украинского Президента. Комментарии же Виктора Черномырдина, сделанные по факту подписания Меморандума, были спокойными, аккуратными и практически не изобиловали афоризмами.
Весьма вероятно, что Леонид Кучма и Владимир Путин договорились об общей стратегии в отношении к ЕС, НАТО и процессам расширения этих структур. И суть их можно отразить формулой «вы себе думайте, а мы себе знаем». Прибывший в Киев во вторник, 13 апреля, новый глава российского МИДа Сергей Лавров заявил, что «принятие Украиной меморандума о помощи НАТО вряд ли повлияет на двусторонние отношения». По словам Лаврова, «при обсуждении вопросов безопасности и стабильности в Европе на российско-украинских переговорах затрагивались отношения между Россией и НАТО, Украиной и НАТО, отношения этих стран с Евросоюзом и в целом взаимодействие на европейском пространстве». В этом контексте не вызывает удивления прошедшая 7 апреля в Киеве двусторонняя командно-штабная тренировка с органами противовоздушной обороны России и Украины.

Поэтому официальный визит в Москву Генерального секретаря НАТО Яапа де Хоопа Схеффера, приехавшего успокаивать Кремль по поводу «украинской измены», оказался холостым. Генсек Альянса заявил: «Мне не известно никаких планов, что НАТО собиралась разместить свои войска в Украине. У НАТО и Украины существуют отношения, и НАТО следит за развитием событий в этой стране».

Так или иначе, в Киеве Леонид Кучма в своем приветствии участникам совместного заседания Совета министров иностранных дел и глав правоохранительных органов стран СНГ особо акцентировал внимание на необходимости «активизировать деятельность Антитеррористического центра СНГ». Этот реверанс был призван рассеять осадок непосвященной части российского политикума.

Благодаря такой эквилибристике и волки сыты, и овцы целы. Причем не только за пределами Украины, но и внутри страны. В последнее время «многовекторность» Киева стала делать определенные успехи. Никогда ранее Леониду Даниловичу не удавалось найти такой компромисс, который позволял бы ему столь уверенно чувствовать себя в отношениях с Москвой, Вашингтоном и всеми политическими игроками на внутриполитической сцене.

И Меморандум, и Протокол стали своеобразным политическим бартером, главным образом, между «Нашей Украиной» и КПУ при практически равной поддержке этого бартерного обмена со стороны парламентского большинства.

Если посмотреть на результаты поименного голосования в Верховной Раде по каждому из документов, то получится интересная картина. При ратификации Меморандума о поддержке операций НАТО почти единогласно «за» была фракция «Нашей Украины» (90 – «за», 1 – «против», 7 – не голосовало, 2 – отсутствовало). Фракция БЮТ не голосовала в полном составе (18 депутатов); социалисты при 2 голосах «против» не принимали участия в голосовании (17 депутатов). Парламентское же большинство тоже в целом поддержало ратификацию Меморандума. А вот коммунисты, что естественно для их «воинствующего пацифизма», при двух воздержавшихся высказали свое жесткое «нет» (57 депутатов).

При голосовании по Протоколу о совместных антитеррористических мероприятиях на территории СНГ единодушную поддержку (59 голосов из 59) продемонстрировали коммунисты. Снова практически единодушно поддержало протокол и парламентское большинство. Зато не голосовали социалисты, позицию которых в данном случае разделили 94 депутата «Нашей Украины». В итоге, при практически одинаковой в количественном выражении поддержке, оба документа прошли Верховную Раду.

Такой бартер между левыми и правыми, невозможный без поддержки парламентского большинства, хорошо укладывается в классическую формулу: «бабе – цветы, дитям – мороженое».

В экономике бартер обычно приносит хорошую прибыль третьей стороне, организующей обмен. Структуры, идущие на бартер, заинтересованы в нем только при отсутствии иных вариантов, позволяющих получать за свой товар живые деньги. В политике, собственно, та же картина. Судя по всему, основные политические дивиденды в этом случае получил Леонид Кучма. Имея в одном кармане Меморандум, а в другом – Протокол, Президенту удалось с столь ответственный для страны момент нейтрализовать не только «старших геополитических братьев» Украины, но и их «внутренние тени».