Демарш, встревоживший всех: Вашингтон заявил о своем намерении выйти из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД), обвинив Москву в его неоднократных нарушениях. В ответ в Кремле лишь похихикали, поскольку давно считают этот договор «архаизмом», направленным против интересов российской обороны. Мир замер в тревожном ожидании новой гонки вооружений – не понимая, что она уже давно назрела.

Прощай, договор?

Договор о РСМД был подписан в 1987 году Михаилом Горбачевым и Рональдом Рейганом, и наряду с договором СНВ-1 (сокращение наступательных вооружений) являлся главным достижением периода «великого перемирия» (1986-91), позже прозванного сторонниками СССР «позорной капитуляций».

Поводом для договора о РСМД стал проект массового размещение в Западной Европе американских ракет наземного мобильного базирования: знаменитых баллистических «Першинг-1» (малая дальность, до 740 км), «Першинг-2» (средняя дальность, до 1700 км) и крылатых «Томогавков» модификации BGM-109G Gryphon (средняя дальность, до 2500 км). Их развертывание, в первую очередь, должно было состояться на территории ФРГ и Италии, причем в ноябре 1983-го Бундестаг выдал на это своё официальное согласие.

Из Западной Германии даже «Томогавки» с трудом долетали до Москвы. Но, видимо, она не входила в планы Пентагона, поскольку советская (а теперь российская) система противоракетной обороны, согласно договору о ПРО от 1972 года, была сконцентрирована на территории Московского военного округа. Зато дальности «Першинг-1» хватало для уничтожения командных пунктов и аэродромов Западной группы советских войск, а «Першинг-2» и «Томогавки» были бы нацелены на ракетные базы и стратегические аэродромы в Украине и Беларуси, а также базы Черноморского и Балтийского флотов. Напомним, что в УССР размещалась немалая доля ядерного арсенала Советского Союза: 1240 боеголовок на 176 шахтных МБР и около 600 авиационных крылатых ракетах Х-55.

Атака на него была основой военной концепции «обезглавливающего удара» министра обороны США Джеймса Шлезингера, сформированной еще в 1973 году. Она предусматривала запуск ракет максимально близко к границам «советского блока», чтобы сократить их подлетное время до нескольких минут, и успеть уничтожить значительную часть советского ядерного арсенала – тем самым сильно сократив мощь «ответного удара», на котором зиждется ядерный паритет. Как нетрудно догадаться, это была не оригинальная идея Шлезингера, он просто взял за основу историю размещения советских ракет на Кубе во время Карибского кризиса начала 60-х.

Но СССР переиграл США и тут. Американцы слишком долго разрабатывали соответствующее вооружение и уговаривали своих европейских союзников по НАТО. Лишь в конце 70-х они развернули в ФРГ 180 «Перштинг-1», а к 1985-му заменили их на «Першинг-2» и начали подвозить «Томогавки».

Советские карикатуры того времени

В Москве в ответ на инициативу Шлезингера привычно надели маску миротворцев, запустили массированную антивоенную компанию – а сами стахановскими методами создали и уже в 1976-м начали развертывание мобильных ракетных комплексов средней дальности малой дальности 9К714 «Ока» (до 500 км) и РСД-10 «Пионер» (до 5000 км). Это вызвало панику среди европейских политиков: более трехсот «Пионеров» (каждый с тремя боеголовками) могли добить до любой точки Европы, а также поразить цели на Ближнем Востоке, в Средиземном море и в Персидском заливе. «Ока» же могла за 2-3 минуты превратить в пепел штабы и аэродромы НАТО в ФРГ. Получилось, что затея американцев сыграла против них же – потому что её быстрее воплотил СССР.

И тогда американцы пошли на попятную: администрация Картера начала предлагать «нулевой вариант, хотя следующий президент Рейган попытался снова говорить с Советским Союзом с позиции силы. Но договориться с Кремлем удалось только тогда, когда там воссел незадачливый Михаил Сергеевич - и он с готовностью подмахнул несколько договоров, включая РСМД. По которому стороны должны были вообще уничтожить все свои ракеты средней и меньшей дальности (в советском варианте договора они назывались именно «меньшей») наземного базирования.

Почтовая марка, выпущенная в часть подписания договора

В итоге данный договор полностью уничтожил мобильные баллистические ракеты средней дальности («Першинги» и «Пионер») как класс. Зато повезло универсальному «Томагавку»: все ракеты морского и авиационного базирования (дальность от 500 до 2500 км) не попадали под действия договора, поэтому они массово производятся и используются Америкой до сих пор.

Удалось выжить советскому «Эльбрусу» (Р-17, он же «Скад-Б»), потому что его дальность составляла всего 300 км (договор касался ракет с дальностью от 500 км). 117 пусковых установок «Эльбрус» с неядерными ракетами досталось потом Украине и они долгое время были самым мощными ракетным оружием страны – пока в 2007 году министр обороны Гриценко, по «просьбе» Пентагона, не подписал указ о снятии с вооружения и утилизации последних 50-ти «Эльбрусов».

Огромной и ненужной уступкой Горбачева было согласие на уничтожение комплексов «Ока». Вашингтон настаивал на этом отдельно, хотя неядерные варианты «Оки» с дальностью стрельбы 400-450 км в список РСМД не входили. Но чего не сделаешь, чтобы «тусоваться красиво»! Однако Минобороны СССР по-своему схитрил, и добился в Кремле разрешения на создание альтернативы «Оки», уже точно не попадающей под действие договора. Так появился ракетный комплекс 9К720 «Искандер» (в отличие от «Оки», его ракеты не баллистические, а крылатые), чьи современные модификации и стали причиной новой «озабоченности» стран НАТО.

Кто «поджигатель»?

В 2001 году президент Буш заявил, что прежняя система ядерного сдерживания угрозой ответного удара является «порочной логикой холодной войны», поскольку она якобы не будет работать против т.н. «государств-экстремистов», под которыми он тогда сначала имел в виду Иран и КНДР. Мол, те первыми нанесут ядерный удар, не боясь погибнуть от ответного. А потому Америка выходила из договора 1972 года, ограничивавшего системы ПРО.

Демарш США тогда был поддержан только Израилем и Микронезией. Но в 2004 году в проекте решила участвовать Великобритания, в 2005-м Польша, Чехия и Венгрия, Затем Румыния, Эстония и Грузия. Активнее всех были Румыния (уже построена база ПРО в Девеселу) и Польша (строится база в Редзиково).

Когда стало понятным, что американская система ПРО в Европе создается не столько против Ирана, сколько против России, в Кремле решили нанести ответный ход – и заявили о размещении комплексов «Искандер-М» возле границ с Польшей. Наверняка разместили бы и возле Румынии, да Украина «мешала» - сейчас до Девеселу из «Искандера» не добить и из Крыма. Однако теперь у России есть и другие ракеты, и именно их появление в Вашингтоне сочли грубым нарушением договора о РСМД. Что и дало США повод начать односторонний выход уже из второго советско-американского договора.

Каким арсеналом малой и средней дальностью для поражения наземных баз противника сегодня обладает РФ? Во-первых, это крылатые ракеты воздушного базирования, запускаемые с Ту-22, Ту-160 и Ту-95: Х-101 (дальность 5500 км), Х-55СМ (до 3500 км), Х-32 (до 1000 км). Во-вторых, это ракеты морского базирования, в том числе знаменитый «Калибр» (разработан еще в СССР) с дальностью полета от 350 до 2600 км в разных модификациях.

В-третьих, это запущенный в производство весной 2018 года шахтный комплекс «Авангард», чьи гиперзвуковые ракеты «заточены» прорывать систему ПРО и пролетать до 6 000 км. Однако если их «подкрутить», то дальность полета «Авангарда» можно сократить до 2-3 тысяч км, а ракеты запускать с уже разработанных мобильных комплексов «Рубеж».

На Западе также считают, что нынешние ракеты «Искандеров» при замене топлива могут увеличить свою дальность до 700 км. Ну а самым скандальным и интригующим является проект 9М729 «Новатор», чьи официальные ТТХ хранятся в секрете. Неофициально же, по данным «разведок» и «утечек», данный проект представляет собою модификацию то ли «Калибра», то ли Х-101, предназначенную для запуска из наземных мобильных установок – которыми могут быть «Искандер-М». Вот что Вашингтон поставил в упрек Москве, когда обвинил её в нарушении договора РСМД.

Но если бы он только продолжал обвинять, что он и делал до недавно, то в этом случае намерения Вашингтона были бы очевидны: не допустить угрозы для строящейся американский ПРО в Европе со стороны России. Но Штаты пошли дальше, и решили сами выйти из договора. А это совершенно иной сценарий, это означает, что США сами решили обзавестись наземными комплексами средней и малой дальности. Вот только с разработками в этой области у них пока что туговато, и всё что они могут в ближайшее время – это снова поставить на колесные платформы свои старые добрые «Томогавки». Возможно, в Пентагоне сочтут, что этого пока хватит.

А теперь главный вопрос – зачем? Ведь этими ракетами не защитить свою систему ПРО в Европе от удара России. Схема её подавления, с условным прозвищем «Хохот Искандеров», весьма проста: одновременно с запуском российских межконтинентальных баллистических ракет (шахтных и мобильных) начнутся массовые запуски ракет средней и малой дальности. И пока МБР будут набирать высоту, «Искандеры» и «Калибры» уничтожат радары и ракетные установки системы ПРО. Таким образом, сбивать российские ракеты «на взлете» не получится, и американцам останется уповать на свою внутреннюю ПРО на Аляске и Атлантическом побережье.

Так вот, «Томагавки» в данном случае бесполезны. Они, конечно, могут поразить российские штабы, аэродромы и корабли, но не в состоянии уничтожить все стоящие на боевом дежурстве мобильные ракетные комплексы. Тогда зачем США собрались возрождать запрещенный в 1987 году класс ракет? Не по Украине же стрелять?!

Где именно Америке могут понадобиться именно наземные ракетные комплексы средней и малой дальности? В Корее? Нет, для «устрашения» КНДР, а также Ирана и Ближнего Востока, Пентагону достаточно «Томагавков» морского базирования. Тогда где же? Остается всё та же Россия.

Если мы вспомним, что с 1987 года границы НАТО сильно переместилась на восток, если мы вооружимся линейкой и проведем прямую с территории Польши или Румынии, то увидим, что «Томагавки» теперь смогут долететь до Челябинска и Перми. А это уже позволяет не только реанимировать концепцию «обезглавливающего удара» Шлезингера, но задействовать пока еще гипотетическую доктрину «большой войны малыми ракетами», то есть нанесения основного удара не межконтинентальными, а крылатыми ракетами, с близкого расстояния.

Тут можно сделать еще один интересный вывод. Теоретически, и до Челябинска, и даже еще «чуток» дальше, могли бы добить корабельные «Томагавки» с ракетных эсминцев, расположившихся в Черном море. То есть Вашингтону не пришлось бы ни выходить из договора, ни тратиться на создание наземных мобильных комплексов. И всё же Трамп на это пошёл. А значит, в Пентагоне сочли, что они не смогут использовать Черное море в качестве площадки для ракетных пусков по России. И это поясняется усиленной милитаризацией Крыма, проводимой Россией, и спешной подстрокой новых кораблей для Черноморского флота (и Балтийского тоже).

В свою очередь, это приводит к еще одному, невеселому для Украины выводу. Раз уж акватория Черного моря имеет для РФ такое стратегическое значение, а Крым в этой схеме – ключевая деталь, а не просто кусок аннексированной территории, то его возвращение в Украину становится становиться чрезвычайно туманной перспективой. Москва не отдаст его ни под давлением санкций, ни даже под угрозой большой войны. А то, что понимают и в США, красноречиво подтверждает их выход из договора РСМД – означающий их сомнения в успешной борьбе за Черное море и Крым. Увы и ах!

Новая стратегия – новое оружие

Победить в войне больше шансов у того, кто использует новую тактику и новое оружие. Так повелось еще с появлением терций испанской пехоты, и вот уже пять столетий в нашем мире происходят периодические гонки вооружения и перевооружения. Последняя закончилась четверть века назад – а за это время в мире многое изменилось.

Сейчас стоит вопрос не о создании новых видов оружия, а о глубокой модернизации имеющихся. Чтобы осознать этот процесс, его можно сравнить с переходом от гладкоствольных мушкетов к нарезным винтовкам. Новые модели вооружений становятся быстрее, точнее, универсальней, максимально механизированными и автоматизированными, по возможности компактнее и легче. Старые танки, самолеты и корабли перевооружают новыми системами управления и наведения, новыми боевыми модулями. Изменения коснулись и боеприпасов: те же «Томагавки» имеют уже новые головки наведения. Похожую модернизацию обещают сделать имеющимся на вооружении Украины ракетам 9К58 (система «Смерч»), превратив их в «Ольху».

Зачастую вся эта суета оценивается исключительно с экономической точки зрения: мол, производители оружия «пилят» военный бюджет. И очень часто это так и есть. Бывает даже и хуже, когда казенные денежки тратятся, а на деле имеется лишь видимость перевооружения. Именно это происходит в современной Украине. Каждые несколько месяцев провластные СМИ начинают трубить об «уникальной разработке украинского ВПК», на деле оказывающейся либо «перекрашенной» советской техникой, либо опытным экземпляром, собранным, опять таки, из старых советских комплектующих. Как, например, гаубица «Богдана».

Помнится, когда-то Украина выпускала собственные самолеты и вертолеты, закладывала на верфях авианосцы и крейсера. Сейчас ей проблематично спустить на воду даже новый корвет – вместо этого клянчат у Америки «бэушные». В Украине полностью угасла инженерная мысль в ракетостроении: что-то еще собирают по старым советским чертежам, но уже давно не создают ничего нового. Всунуть в старую ракету новый блок наведения дело нехитрое, а вот создать с нуля ракету нового поколения в Украине уже не могут – нет специалистов, кто умер, кто уехал в Россию.

В Украине не могут создать аналог «джавелина», в Украине не могут создать новые крылатые ракеты и тактические ракетные комплексы (чего уж там, в Украине не могут толком сделать обычный миномет), и уж подавно в Украине не смогут сделать новые ракеты средней дальности и противоракеты для ПРО нового поколения. Причем, в Киеве не хватит не только ресурсов и специалистов, но и политической воли. Дело в том, что выход США из договора РСМД уже активно осуждает Германия, и она же обещает «сильно порицать» Россию, если та поступит так же – хотя какой для Москвы смысл соблюдать этот договор, если из него выйдет Вашингтон?! И можно быть уверенным, что если бы о своем желании обзавестись ракетами средней дальности заикнулась Украина (которая этот договор не подписывала), то её жестко осадили бы «немецкие партнеры».

В общем, Украина в любом случае выпадает из начинающейся ракетной гонки, которая будет проходить в два этапа. Сначала США и Россия вновь обзаведутся арсеналами средней и малой дальности наземного базирования. Ожидается, что таким же оружием (новыми моделями) сильно заинтересуется Китай, в плане своего извечного противостояния с Тайванем.

Тут есть один нюанс: во время большой войны обыкновенные ракеты средней дельности с фугасными боеголовками малоэффективны, даже если их сотни и они высокоточные. Допустим, произошло чудо, и Украина создала свой ракетный комплекс, способный донести до Москвы 500-килограмовый фугас. Ну и что? В 1941 году на Москву было сброшено полторы тысячи авиабомб калибром от 400 до 1000 килограмм, погибли более двух тысяч горожан, но в масштабах столицы это было «терпимо». Сегодня такие удары только бы разозлили россиян. Так что без наличии в запасе ядерных боеголовок, ракетное оружие средней дальности для Украины было бы практически бюесполезно...

Второй этап наступит после «легализации» и развертывания сухопутных ракетных систем. Придет осознание необходимости борьбы с этими арсеналами – и начнется создание еще одной системы ПРО. Думается, что на первых этапах это будет модернизация имеющихся систем ПВО. В отличие от нынешней американский ПРО, имеющей глобальные масштабы, новая противоракетная оборона может создаваться локальными участками, под управлением вооруженных сил отдельных государств. А значит, её захотят иметь Польша, Румыния, потом и другие страны Европы и т.д. Можно уверенно сказать, что спрос на американские «пэтриоты» и российские С-400, а также ЗРК меньшего радиуса действия значительно возрастет!

Тут можно было бы предположить, что Украине придется лишь снова выпрашивать старые ракеты у Америки. Однако не стоит забывать, что Украина – не член НАТО, равно как и не союзник России, она так и осталась буфером между ними, несмотря на все свои «евроатлантические устремления». То есть с одной стороны, это как бы плюс, потому что никто не будет размещать тут свои военные базы, на которые были бы нацелены «Искандеры» или «Томагавки». Но с другой, никто не станет прикрывать Украину своим щитом ПРО – а своим она вряд ли обзаведется.