«Какая страна, такой и томос!» - иронизировали в эти дни многие украинцы, и поводов для этого было предостаточно. В принципе, ожидалось, что очередная затея Петра Порошенко закончится так же, как и все предыдущие, то есть томос будет с каким-то подвохом. Но никто не ожидал, что подвохов будет так много!

Пока что пропаганда Банковой, на которую мобилизовали все силы ведомственных пресс-служб и украинских СМИ, пытается это скрыть за какофонией лозунгов и пафосных речей о «свершившейся тысячелетней мечте украинского народа» и «величайшем достижении со времен обретения независимости». Но очень скоро это предвыборное шоу набьет оскомину, и тема томоса начнет всё чаще звучать в контексте сопровождающих её скандалов и разоблачений. Особенно после 31 марта, если Петр Алексеевич так и не придумает, каким чудом ему выиграть выборы.

Томос, Нарик и С14

В декабре 2018 года две неканонические, но зато самостоятельные национальные церкви УПЦ КП и УАПЦ самораспустились, чтобы войти в состав ПЦУ. Новая церковь формально каноническая, поскольку является подразделением Константинопольского патриархата, однако обретение этой каноничности стоило новой украинской церкви независимости. Ведь даже с томосом об автокефалии ПЦУ зависит от Константинопольского патриархата еще больше, чем УПЦ МП от Москвы – в чем можно удостовериться, вникнув в текст этого исторического документа.

Правда, вот незадача – а томоса то снова нет! Через сутки после помпезной презентации в Софийском соборе, томос был снова увезен обратно в Стамбул. Оказалось, что он подписан только патриархом Варфоломеем, и на нем нет подписей членов Синода Константинопольского патриархата. А без них он… юридически недействителен! Это всё равно что украинский закон, подписанный президентом, но не проголосованный Радой. То есть получается, что Порошенко привез в Киев «ненастоящий» томос, и морочил им головы православного люда, да еще и на святое Рождество! Просто бесовство какое-то!

Есть в томосе и другие юридические нюансы. Например, само создание ПЦУ основывается на отречении Фанара от томоса от 1686 года (!), передававшем Киевскую митрополию Московскому патриархату. Но односторонний разрыв договоров, не имеющих пунктов основания расторжения договоров, не является законным шагом – и это повод для долгих судебных споров, до окончания которых растяжение договора не набирает силу. К тому же территория Киевской митрополии в 17 веке охватывала менее половины нынешней Украины, но прихватывала Беларусь, кусок России и Польши. И «восстановленная», она должна быть именно такой, и никак иначе.

Далее, в нынешнем томосе вместо заявленной ПЦУ (Православной церкви Украины), как она называется согласно своему Уставу, упоминается лишь «Автокефальная церковь Украины (АЦУ) и «Святейшая церковь Украины» (СЦУ, но вряд ли эта аббревиатура приживется в Украине). Кому же вручили томос?! С названиями организаций не шутят, документ, выданный на неверное имя, тоже юридически недействителен!

Это не говоря о таких «мелочах», как упоминании в томосе ни к месту 16-го правила IV Халкидонского собора (запрещающего монашкам вступать в брак). А также фактического «отжатия» Фанаром всех заграничных приходов бывших УПЦ КП и УАПЦ – самых «хлебных», поскольку каждый такой приход приносит в разы больше дохода (в звонкой валюте), чем украинский.

В общем, с томосом явно поторопились - видимо, чтобы устроить украинцам запоминающееся шоу на рождественские праздники. Что ж, оно запомнилось! И не только тем, что показав томос в Киеве, его тут же увезли обратно в Турцию.

Давайте присмотримся, кто участвовал в этом историческом событии, выплаканном тысячелетним ожиданием украинского народа. СМИ уже разразились скандальной новостью о том, что в числе делегации получателей томоса находился Александр Петровский - он же Александр Налекрешвили, известный также как днепропетровский «авторитет» по прозвищу Нарик. В связи с чем украинцы, известные своим острословием, немало иронизировали над этим в своих блогах: назвали томос «малявой от Варфоломея» и в шутку предположили, что в его тубусе могли контрабандой провозить бриллианты – мол, не зря томос туда-сюда между Стамбулом и Киевом возят!

Шутки шутками, но ведь нельзя сказать, что Петровский-Налекрешвили просто «затесался в толпу». Нет, он важно стоят рядом со спикером Парубием, держащим свиток томоса, как один из главных членов делегации. А до этого, 17 декабря, «Нарик» был запечатлен на торжественном молебне в украинском храме рядом с президентом Порошенко и новоизбранным митрополитом Епифанием. Получается, что Петровский, вместе с хозяевами Банковой, является одним из участников проекта «Томос»?

Сильно удивляет не только то, что в этом участвует бывший «авторитет» (а бывают ли «авторитеты» бывшими?), который в последнее время вышел из тени и пошел в большую политику (Петровский метит на пост мэра Днепра). Ведь Петровский-Налекрешвили, будучи по происхождению грузинским евреем, также известен как один из vip-прихожан Днепропетровской общины «Хабад» - наряду с Коломойским и Пинчуком. Неужели праведный хасид решил креститься в православие? Вряд ли. Ведь православным не является и Андрей Парубий (он греко-католик), торжественно принявший томос. Да и сам Петр Порошенко, устроивший эту «церковную реформу», всё еще числится прихожанином и диаконом столь ненавистной ему УПЦ МП. Всё это красноречиво подтверждает, что томос – это чисто политический проект.

Но торжественное получение томоса оскандалил своим присутствием не только Нарик. Во время показа грамоты в Софийском соборе в кадр попала еще одна скандальная личность: Евгений Карась, лидер ультраправой организации «С14», кстати, специализирующейся на силовой «борьбе с московской церковью». Неужели он тоже входит в число «отцов томоса»? Стоит подчеркнуть, что в тот день в Софию сначала пускали только представителей власти, политиков и самых приближенных к ним «общественников» - а Карась стоял прямо за плечом генпрокурора Луценко, в паре шагов от Порошенко.

Москва проиграла

Но, не смотря на всю юридическую несуразность томоса, на его чисто политическую подоплеку и окружающие его скандалы, даже на то, что ПЦУ (или СЦУ) получила очень ограниченную автокефалию, всё-таки он стал реальной победой над Москвой. И пусть РПЦ пытается сделать вид, будто ничего особенного не произошло, она не просто проиграла, а встала перед фактом потери для себя Украины.

Вот смотрите, в рамках мирового православия, которое не следует путать со Вселенским патриархатом (самоназвание Константинопольского, мало отражающего его истинное положение), ситуация по-прежнему благоприятствует Москве. Во-первых, ни одна из канонических православных церквей (кроме Константинопольской) не признала ПЦУ и не одобрила затею Фанара с «возвратом Киевской митрополии».

Более того, несколько церквей уже осудили действия Варфоломея, впереди ожидается проведение их церковных соборов, а затем созыв большого общего собора – на которых будет официально рассмотрен этот вопрос. Ожидается это в течение 2019 года, возможно ближе к осени, а инициатором большого собора будет то ли Элладская, то ли Сербская церковь – в общем, одна из тех, кто поддерживает Московский патриархат или имеет большой зуб на Константинопольский.

В долгосрочной перспективе это позволит Москве удерживать ПЦУ на уровне полуканонической и непризнанной. Но кто что с этого будет иметь? Фанар однозначно остался в выигрыше: он заполучил себе ряд соборов и монастырей в Украине, он прибрал к рукам заграничные приходы УПЦ КП и УАПЦ, он получил в своё подчинение ПЦУ – и ему совершенно всё равно, что её не признают другие церкви.

ПЦУ останется как бы в полуизоляции, во внешних отношениях она будет иметь дело только с Константинопольским патриархатом, да и то на уровне подчиненной церкви. Но сильно ли это расстроит украинских национал-патриотов? У них было две задачи: во-первых, придать «национальной церкви» хоть какую-то каноничность, и им неважно, что при этом пришлось лечь под Фонар. Для людей, которые подразумевают под «независимостью» Украины её вассальную зависимость от Вашингтона, это совершенно нормально – главное, чтобы «геть від Москви!». И это их вторая задача, даже намного более важная, чем первая. И они выполнили обе!

Вкратце ситуация выглядит так: Москва кое-как контролирует ситуацию вокруг Украины (в рамках православия), но совершенно не контролирует ситуацию внутри Украины. Она не только не может повлиять на действия украинской власти, иерархов ПЦУ и национал-патриотов, затеявших этот томос, она не может даже защитить от них УПЦ МП. И вряд ли антироссийские силы в Украине не воспользуются таким шансом – ведь как знать, будет ли он после 31 марта!

Дело не только в возможных силовых захватах храмов и монастырей УПЦ национал-радикалами (зря, что ли, Карась тусил в Софии с генпрокурором и президентом), теперь «московскую церковь» могут изрядно «подвинуть» и вполне мирным путем. Массовый переход из УПЦ в ПЦУ, о котором твердят «проукраинские» политики, очень возможен. Теперь устроить его намного проще, потому что ПЦУ всё-таки хоть и частично, но каноническая церковь. И если раньше паству можно было пугать тем, что УПЦ КП и УАПЦ это, мол, раскольники и самосвяты, обряды которых «недействительны», то теперь ПЦУ получила благословение самого Константинопольского патриарха – которого в Украине упорно величают Вселенским, дабы украинцам он казался самым-самым главным. Многие в это верят.

А теперь посмотрим на основную паству УПЦ МП, да и на пастырей тоже. В большинстве своем это жители Центральной и Северной Украины, Волыни и Подолья. Вопреки распространенным заблуждениям, УПЦ МП опирается вовсе не на Юго-Восток, вы будете удивлены, но меньше всего её прихожан живет на Донбассе и в Крыму. Секрет прост: Юго-Восток менее религиозен, там преобладают либо атеизм, либо вера в «Бога в душе», либо периодические отношения с церковью типа «окрестить, обвенчать, отпеть, пасочки освятить». Центр, Север и Запад Украины более консервативен, он сохранил дедовские сельские «скрепы», там церковь это часть повседневной жизни многих украинцев.

Монополия на каноничность УПЦ МП – вот что четверть века удерживало в её лоне тамошнюю паству, потому что набожность у них перевешивала «патриотизм». Теперь, когда появилась каноническая ПЦУ, люди могут вспомнить и про патриотизм – и перейти в неё. Тем более, что это будет чистая формальность, хотя в некоторых случаях в храме может появиться другой батюшка.

И вот в результате этого вполне себе бескровного передела, число приходов УЦП сильно сократится. А оставшиеся, да, будут опираться на пророссийскую паству – у которой политические или идеологические соображения сильнее религиозных. Но сколько в Украине таких приходов? И они уже теперь в основном на Юго-Востоке. Таким образом, УПЦ будет оттеснена, так сказать, к российской границе. Вряд ли за несколько месяцев 2019 года, процесс займет много лет – но ведь он не остановится даже после ухода Порошенко. Замедлится, станет менее агрессивным, но продолжится. В конце концов, одним только Петром Алексеевичем «антироссийские силы» в Украине не ограничиваются.

Анафема для президента

В чем ошибка УПЦ и Московского патриархата, почему они проигрывают эту войну? Ответ дан выше – потому что Россия не контролирует ситуацию в Украине, она вообще нигде ничего не контролирует. Наверное, уже как бы и не секрет, что теперь Москва теряет Беларусь. Всё идет по украинскому сценарию: в то время, как Запад мобилизует и консолидирует всю белорусскую оппозицию, активно работает с белорусской молодежью, Москва абсолютно бездействует. Кремль вновь ставит лишь на руководство государства, полагая, что этого достаточно для контроля над государством – словно не понимая, что руководство время от времени меняется, и даже Бацька не вечный.

Сказывается проклятая ордынская привычка сидеть на золотом троне, вывалив наеденное пузо, и ждать когда все сами придут к ним на поклон. А если не придут? Пока ханы имели какое-то реальное влияние, к ним действительно прибегали за ярлыками. А когда они могли разве что корчить с трона страшные рожи, то на них перестали обращать внимание – и Орда развалилась. История ничему не научила дурней!

Свою первую ошибку РПЦ совершила в начале 90-х, когда «пожадничала» давать УПЦ официальную автокефалию. Конечно, дарованная патриархом Алексием автономия УПЦ давала ей побольше самостоятельности, чем ныне получила от Фанара ПЦУ. Сейчас в СМИ даже появилась таблица (см.) полномочий двух церквей, и она не в пользу ПЦУ.

И всё же Москве нужно было соблюсти церемониал, «дух закона», столь уважаемый в Украине: торжественно вручить томос, даже учредить канонический Киевский патриархат, но между строк оставить себе какие-то малозаметные рычаги контроля. Нужно было планировать на годы вперед – а в Москве тогда самоуверенно считали, что «Украина перебесится» и вернется в Россию. Там и сегодня полагают, что после мартовских выборов Украина вновь станет пророссийской. Но ведь не станет, и положение УПЦ в Украине уже не будет прежним.

Поражение России в Украине было очевидно еще во время первого Майдана (2004 год). Впрочем, у Москвы был шанс на реванш, но для этого требовалось развернуть такую же масштабную деятельность, какую в Украине вели западные «демократические институты». В Кремле же жадничали поддержать даже тех пророссийских активистов, которые работали не за деньги, а за идею, за собственный счет. Вместо этого Путин начал ставить на Януковича и «донецких», привычно договариваться с руководящей элитой. Закончилось это вторым Майданом.

УПЦ и РПЦ совершили такую же ошибку. Их архиереи целовались в десна с Януковичем и донецкими олигархами, вешали им на грудь церковные ордена, маячили в их свитах. Но к народу, к пастве, они относились лишь как к стаду овец – драли с них деньги за крещение-венчание-отпевание и свечи, не пытаясь вести с ними социальный и политический диалог. Мол, а куда ж они денутся – к раскольникам или баптистам? Теперь есть куда.

Время шло, Украина менялась – а УПЦ оставалась прежней, она словно не замечала происходящие события и смену настроений. Ей явно не стоило вмешиваться во второй Майдан, пытаясь защитить рушившийся режим. А с марта 2014-го ей стоило показать себя более проукраинской и менее пророссийской, она же поступила наоборот. Да, нужно было призывать прекратить братоубийство, но призывать не только украинскую власть, но и сепаратистов, и Кремль – создавая хотя бы видимость объективности.

Что УПЦ делает сейчас? Да ничего! Это сильно озадачивает многих её сторонников, которые начинают генерировать собственные идеи. Например, что УПЦ могла бы в ответ объявить анафему… Петру Порошенко. Ведь он формально остается её прихожанином и диаконом, а поводом является его действия против церкви – с точки зрения церковного права он вполне попадает под торжественное отлучение.

Да, это был бы лишь политический выпад, за который Банковая надавала бы иерархам УПЦ по камилавкам – но зато церковь бы удалилась в «катакомбы», громко хлопнув дверями! Конечно, идея больше похожа на еще одну шутку, но стоит согласиться, что немое бездействие – не лучший способ борьбы за свои интересы.

Но от всяких подобных идей УПЦ отмахивается и делает то, чего не следовало бы – слушает указания из Москвы. А Москва привычно советует ничего не предпринимать и чего-то ждать, хотя прекрасно понимает, что не может влиять на события в Украине. Конечно, ситуация не простая, возможно стоило бы действительно подождать до весны, дождаться смены власти. Но есть ли у УПЦ это время? И что изменится после?