Ровно пять лет назад украинцы, направляемые собственной оппозицией и западными политиками, во второй раз свергли «антинародный режим». Точнее, лишь половина украинцев, поскольку другая половина общества вновь не приняла Майдан, что имело весьма драматические последствия для всей страны. Однако мнение проигравших мало волнует победителей, поэтому те события официально именуются не переворотом, а «Революцией Достоинства». Но почему же её первый юбилей совсем не похож на всенародный праздник, а вместо радости мы видим на лицах людей мрачные тени?

За что стоял Майдан?

Время – удивительная штука! С одной стороны, оно притупляет память, позволяя некоторым людям вносить свои «правки» в историю. Вот, к примеру, Петр Порошенко недавно заявил, что во время Евромайдана выносил раненых активистов из Мариинского парка. Что ж, возможно, ближе к выборам Гарант станет утверждать, что выходил вместе с бойцами из Иловайского котла!

Но с другой стороны, объективный взгляд на исторические события формируется именно спустя годы, когда удается собрать о них всю информацию, сорвать все маски и занавесы, и оценить последствия. Тогда наступает время переосмысления - только не стоит путать его с обыкновенным разочарованием! Или вот некоторые полагают, что переосмысление это изменение своего мнения на 180 градусов: был человек идейным советским коммунистом - а потом превратился в «національно-свідомого» патриота Украины. Нет, как раз вот это – обыкновенное политическое флюгерство, свойственное глупцам и используемое аферистами. Переосмысление же есть процесс осознания природы политических ветров.

Сегодня о втором Майдане доминируют три мнения. «Ми здобули!» - уверяют с трибун майдановские политики, и в этом же убеждают себя оптимистически настроенные сторонники Евромайдана, чьи ряды редеют с каждым годом. «А мы продули!» - бурчат его противники, сердито оглядываясь по сторонам. «Нас зрадили!» - в отчаянии восклицают украинцы, считающие, что второй Майдан не достиг своих целей, потому что на его волне к власти пришли политические проходимцы. Каждый из них по своему прав, однако все эти мнение очень узкие и субъективные.

Каждый раз восклицая «за что стоял Майдан?!», стоит действительно вспомнить, за что же он стоял, шумел и буянил. И можно получить еще целую пачку разных мнений, потому что единого ответа на этот вопрос просто нет. Вот, к примеру, за что выступают французские «желтые жилеты»? Да они сами уже не помнят, похоже, там просто выходят на улицу пошуметь все недовольные! Точно так же и второй Майдан собрал под свои знамена массу недовольных украинцев – но у каждого были свои претензии к власти и жизни.

«Патриотов» злило, что у власти стоили «пророссийские». «Киевских», «львовских» и «днепропетровских раздражало, что страной рулили «донецкие». Предпринимателей реально достали поборы и вымогательства, простых людей – ментовской беспредел (вспомним Врадиевку) и безнаказанность чиновников. Те, кому было обидно за державу, возмущались коррупцией и разворовыванием бюджета. Военные с горечью смотрели на распродажу остатков армии. Малоимущие хотели, чтобы их зарплаты и пенсии были хотя бы как в Польше. Некоторые вообще грезили революцией: одни национальной, другие социальной.

Теперь, сравнивая «сейчас и тогда», мы приходим к выводу, что при Януковиче украинцы имели не только намного более высокий уровень жизни, но и гораздо больше политических свобод. Но это наша оценка последствий Майдана, сделанная спустя пять лет. Нельзя утверждать, что участвовавшие в нём украинцы были неправы - ведь они даже не предполагали этих последствий, и вышли на улицу вовсе не для того, чтобы разрушить экономику страны. Напротив, одним из аргументов в пользу евроинтеграции была перспектива более качественного экономического развития Украины. Да и потом её экономику обрушил вовсе не отказ от ТС, как утверждают сторонники пророссийского вектора, а чисто внутренние аферы, устроенные захватившими власть политиками и олигархами. Но разве Майдан собрался для того, чтобы подарить власть Коломойскому, Порошенко или американскому посольству?

Как это было?

Как показал фактический провал предшествовавшей Майдану акции «Вставай, Украина!», украинцы не собирались выходить на улицу для поддержки оппозиционной троицы Яценюк-Кличко-Тягнибок (Порошенко присоединился к ним позже, уже к окончанию событий). Напротив, это ей пришлось брать под своё командование уже начавшийся без них Майдан. Причем, не столько силой убеждения, сколько банальным политическим рейдерством.

Они установили свою сцену, объявив её центром акции, они образовали «штаб Майдана», они сформировали из своих людей (предоставленных Кривецким, Палатным, Константиновскими и др.) сотни «Самообороны» и летучие отряды «охраны порядка» (чтоб никто не громил их бутики и рестораны на Хрещатике), они провозгласили себя его лидерами и координаторами Майдана, начали выдвигать от его имени свои требования. И этим превратили всех остальных участников Майдана просто в массовку: большей частью в пассивно стоящую, а в меньшинстве своем хулиганящую на Институтской.

В самом начале акция собрала, в основном, довольно либеральных сторонников прозападного вектора, выступивших против отказа от подписания Ассоциации и против вступления Украины в Таможенный Союз с Россией. Тогда это действительно был Евромайдан – причем, без всяких вождей и радикализма.

Но после стычки, известной как «кровавая елка» (заурядное столкновение, типичное для любой западной страны, но раздутое оппозицией в невиданное злодейство режима) инициативу на Майдане перехватила пришедшая «помахаться с мусорами» молодежь – частью организованная (киевская и свезенная их разных регионов), частью «дикая». А с первой декады декабря уличный Майдан подмяли под себя националисты: сначала «Свободы» и «Патриота», потом «Правого сектора», начавшие своё доминирование с разрушения памятника Ленину и нападений на «неправильно» освещающих события журналистов. В это же время «официальный», политический Майдан начали прибирать к своим рукам лидеры оппозиции.

Однако не нужно забывать, что вплоть до 21 февраля 2014 года оппозиция не свергала «антинародный режим», а продолжала с ней договариваться. Причем, договоренности были достаточно умеренными: Янукович пообещал вернуться к Конституции редакции 2004 года (восстановить т.н. политреформу), объявить досрочные президентские выборы в конце 2014 года, и объявить полную амнистию участникам и организаторам Майдана. Удивительно, но вожди оппозиции даже не настаивали на создании «переходного правительства», идею которого проталкивали западные политики.

Кстати, участие официальных представителей западных стран в фактическом свержении законного президента Януковича с любого ракурса является грубейшим нарушением международного права и норм демократии. Не говоря уже о циничном лицемерии и двойных стандартах: ведь когда кто-то извне пытается вмешаться в политическую жизнь ЕС или тем более США, там поднимают жуткий скандал и ор на всю планету. Зато сами они позволяют себе совать нос в другие государства, и даже свергать и «назначать» там президентов.

Собственно, краткий миг революции произошел лишь вечером 21 февраля, когда сотник Парасюк влез на трибуну Майдана и заявил, что «народ» желает не договоренностей с Януковичем, пригрозив штурмом правительственных объектом, если тот не уйдет в отставку сам. Тогда, в силу отсутствия достаточной информации, это казалось истинным восстанием низов: вот, простой парень из народа грозит кулаком режиму! То, что во главе сотен «Самообороны» не ставили простых парней, и что никто из них и не пикнул бы без дозволения Кривецкого (Пупса), украинцы еще не знали.

До сих пор это остается величайшей тайной: кто именно стоял за этим альтернативным радикальным планом, озвученным с трибуны Парасюком (а он лишь его озвучил), и почему команда Януковича согласилась его выполнить? А ведь именно уход силовиков из центра Киева и бегство Януковича за пределы Украины позволило оппозиции уже на следующий день взять под контроль Верховную Раду – и 22 февраля 2014 года новосозданное большинство устроило парламентский переворот, отстранив Януковича от власти.

Любопытно то, что окружение Януковича начало паковать чемоданы с валютой и золотом (в буквальном смысле) еще с середины февраля (кстати, это и снизило курс гривны с 8,3 до 9), а покидать Киев и Межигорье уже 19-20 февраля. То есть за двое суток до того, как Янукович и оппозиционная тройка Яценюк-Кличко-Тягнибок подписали своё последнее соглашение о перемирии. Похоже, они что-то знали! Из чего можно сделать вывод о еще одной, теневой стороне Майдана, до сих пор хранящей свои тайны.

Тайны «Небесной сотни»

К этой теневой стороне Майдана относится и дело т.н. «Небесной сотни» - более ста участников Майдана, погибших во время беспорядков и столкновений с силами МВД, а также похищенных и убитых неизвестными лицами. Дело, которое всё еще расследуется и до сих пор далеко от завершения, поскольку с самого начала его заполитизировали, потом фальсифицировали, уводили в сторону, вешали на «стрелочников», затягивали.

В число «Небесной сотни» не включили 19 сотрудников МВД, тоже погибших в ходе Майдана: сама мысль об этом объявлена кощунственной, словно украинские милиционеры и омоновцы это не наши сограждане, выполнявшие свою работу, а какие-то нелюди и изуверы, вторгшиеся в страну извне. Впрочем, как раз к этой мысли и подталкивали, всячески подчеркивая, что бойцы «Беркута» были из Крыма и Донбасса – мол, не украинцы они, а «москали»! Что вполне соответствовало идеям «национальной революции», которые пропагандировали на Майдане ультраправые.

Массовые протесты, сопровождаемые стычками с полицией, редко обходятся без жертв. В той же Франции за 4 месяца протестов «желтых жилетов» погибли уже 14 человек – а это всё-таки политический центр Европы! В странах Латинской Америки и Азии в беспорядках порою гибнут по несколько сотен. И всё же в новой истории Украины политические акции до 2014 года были бескровными (не считая разбитых лиц), поэтому, когда людей на Майдане стали убивать буквально десятками, это вызвало настоящий шок.

Но этот шок был искренним только у украинцев, тогда еще не представлявших себе, что митинги могут закончиться похоронами. А вот возмущения и соболезнования западных политиков были лицемерием, поскольку у них жесткость полиции это норма закона. Правоохранителей за это там не судят, а министры не подают в остатку – напротив, в своё время Николя Саркози, подавивший бунты в пригородах Парижа, на волне своей популярности избрался президентом.

В Украине «Небесную сотню» поторопились сразу же отделить от «козлищ» (погибших милиционеров) и объявить сакральной жертвой, создав из неё целый культ. Это был очень удобный во всех отношениях политический ход, в том числе позволяющий жестко закрыть рот всем оппонентам. Что сильно мешает объективному независимому расследованию, особенно по эпизоду массового расстрела 20 февраля на Институтской – той самой бойни, в ходе которой из снайперских винтовок были убиты 49 участников Майдана и 4 милиционера. Опять же, об убитых «ментах» майданившие тогда и не вспомнили, но вот смерть «побратимов» стала причиной, по которой сотни «Самообороны» и все радикалы отвергли затем мирное соглашение 21 февраля. Таким образом, именно эта бойня стала точкой невозврата второго Майдана.

Ну а так как за спичем Парасюка стояли неизвестные силы теневой стороны Майдана, то уже давно возник вопрос: кому был нужен этот фактический расстрел людей из снайперских винтовок? Убегавшим регионалам? Идущим на переговоры с Януковичем публичным лидерам Майдана? Или же таинственным закулисным игрокам, готовившим «альтернативный вариант»? К сегодняшнему дню выдвинуто уже немало версий, кто же были те таинственные «снайперы Майдана». Сначала всё валили на «продавшихся Януковичу» сотрудников МВД, потом на российский спецназ, затем появилась версия «грузинских снайперов» и прочих наемников, которые могли действовать по заданию неизвестных кукловодов.

Возможно, расследовать это дело до конца получиться при новой власти – ведь нынешняя не заинтересована в раскрытии всей правды. Даже деревья с застрявшими в них пулями - последние улики преступления - поспешили спилить и вывезти уже весной 2014-го. Но еще более вероятно, что расстрел на Институтской останется такой же нераскрытой загадкой истории, как и убийство Кеннеди.

Однако есть и другой вопрос, уже нравственного характера: когда же убитых во время событий зимы 2013-2014 г.г. перестанут делить на героев и злодеев, и признают, что все они – граждане Украины и наши соотечественники, погибшие в ходе политической междоусобицы? Ведь без этого не стоит ждать и примирения расколотого украинского общества.

Как Путин спас Порошенко

Подобных острых вопросов к событиям зимы 2013-2014 г.г. возникает всё больше и больше. И всё же не они омрачили лица украинцев. Даже противники Майдана пережили его, в принципе, почти безболезненно. А вот то, что началось потом, ударило по всем обухом! Падение гривны в 3 раза, падение ВВП в два раза, падение уровня жизни в 2,5 раза. А росли только цены и тарифы! Но стоит ли винить за это Майдан?

Евромайдан закончился утром 22 февраля 2014 года. В тот же день вся инициатива перешла к новому большинству Верховной Рады, которое в течение двух суток провело политический парламентский переворот – не палками и камнями, а карточками для голосования. Обычно эти два события связывают вместе, утверждая, что Майдан продолжился в Раде, увенчавшись свержением режима. Однако если подумать, то это совсем не так!

Если под Майданом мы понимаем простой народ, или даже специально свезенных активистов и «титушек» (пусть и «проукраинских»), то все они тогда остались на улице, перед закрывшимися дверями парламента. Краткий миг их славы прошел, и всё что они могли дальше, это делать вид, что охраняют захваченные объекты, врываться в дома Януковича и Пшонки, ловить «омоновцев». Максимум – «чудить», как Сашко Музычко! Но они так и не стали властью, ни на каком уровне, ни юридически, ни практически. Не смогли эти «майданные массы» и выдвинуть во власть своих кандидатов. Поскольку руководящая роль на Майдане уже с декабря принадлежала оппозиционным политикам, «сотникам», представителям Запада и анонимным закулисным кукловодам, то те сами и решили, кто какую должность получит – толпе же лишь дали возможность одобрить это решение своими воплями «слава Украине!».

Что же получилось: люди, которые формально победили в уличных сражениях ОМОН и ВВ (реально те отступили сами), и своей угрозой штурма напугали «антинародный режим», затем безропотно позволили кучке политиканов и мошенников украсть у себя власть? Может и так, хотя в реальности толпа никогда не обладала властью, потому что сама была управляемой. Но всё же люди верили, что в их руках находится судьба страны! Некоторые верили в это до начала 2018 года, пока последних сторонников третьего Майдана и Михаила Саакашвили не разогнала пинками полиция.

Возможно, эта вера сохранялась потому, что сначала активистам дали некоторую иллюзию власти: разрешили им «мусорную люстрацию» и «ловлю сепаратистов», потом «борьбу с агентами Кремля». В реальности им позволили лишь издеваться над такими же простыми людьми, как и они сами – но ведь некоторые из них понимают власть именно как возможность ухватить кого-то за шиворот и покричать на него страшным голосом. И ведь сработало же!

Тут нельзя не согласиться с тем, что постмайданную власть в Украине спас и укрепил… Владимир Путин. Благодаря тому, что уже в начале марта 2014-го он провел операцию по захвату Крыма, а потом поддержал сепаратистов Донбасса, правительство Турчинова-Яценюка а потом и Порошенко-Яценюка получили возможность надолго отвлечь внимание всех сторонников Майдана, всех «проукраинских активистов», всех прозападных либералов и т.д. и т.п. Порошенко до сих пор «юзает» эту тему, которую значительно расширил в последние пару лет: от «российской агрессии» он перешел к «остаточному прощавай», и теперь напускная русофобии является главной фишкой его политической программы.

А теперь давайте представим, что Путин не стал аннексировать Крым и не стал помогать сепаратистам Донбасса. Волны Майдана докатились бы до Севастополя и Донецка, и там бы слегка обновилась местная власть. А дальше? А дальше не было бы ни «российской агрессии», ни «русской весны» - и отвлекать внимание гиперактивных «патриотов» было бы не на что. А они, в свою очередь, не смогли бы сформироваться в добробаты (как реальные, так и фиктивные), легально и полулегально вооружится, получить неприкосновенный статус героев-защитников и «лицензию» на беспредел. Даже «патриоты тыла» не получили бы повод бороться с русским языком как «орудием агрессора»!

Удалось бы тогда банкирам-олигархам в сговоре с новой властью украсть десятки миллиардов гривен вкладчиков и рефинансирования, обрушив национальную валюту и экономику? Возможно нет, потому что у власти не получилось бы пояснять кризис нападением Путина.

И всё же, памятуя о судьбе 51 жертве таинственных «снайперов Майдана», возникает мрачное предположение о том, что таинственные закулисные силы нашли бы другой способ возмутить, мобилизовать и направить общественное мнение для манипулирования сознанием. Они разыграли бы какую-то иную карту, не останавливаясь даже перед самыми кровавыми провокациями. А мысль о том, что эти силы никуда не делись и по-прежнему плетут свои сети, не на шутку тревожит.