Накануне второго тура президентских выборов, результат которых был заранее всем очевиден, Россия решила сделать Украине «подарок». 18 апреля премьер Медведев подписал постановление, согласно которому с 1 июня вводится запрет на экспорт в Украину российской сырой нефти, нефтяных масел и битума, а также ограничивается экспорт (только по спецразрешениям) бензина, дизтоплива, сжиженного газа, каменного угля и кокса.

Официально это был ответный шаг Москвы на антироссийские санкции, введенные Киевом 20 марта. Вот только они несколько запоздали, и были приняты уже под нового президента Украины. Напомним, что инаугурация Зеленского состоятся, ориентировочно, в конце мая – а значит, в первые же дни своего президентства столкнется с вызовом российского топливного эмбарго.

Как-то странно получилось: почти пять лет Порошенко сражался с «российским агрессором», неустанно грозя ему кулаком с трибун, пять лет в Кремле клеймили «кровавую киевскую хунту», а обменяться экономическими ударами они решили только под конец этого опереточного противостояния. Причем санкции против РФ, введенные СНБО и Банковой (Турчиновым и Порошенко) ударили не столько по российским компаниям, сколько по связанной с ними украинской экономике и украинским потребителям. В России с них даже посмеялись: мол, назло «москалям» ударили себя молотком по пальцу!

А вот ответ Кремля оказался достаточно серьезным. Не столько запретом на ввоз в России некоторой продукции украинских предприятий (что сократит украинский экспорт примерно на 250 миллионов долларов), сколько топливной блокадой.

По статистике за 2018 год, Россия остается для Украины основным источником нефтепродуктов. Непосредственно из РФ в Украину (путем «торговли с агрессором») поступило 37% потребленного дизтоплива. Кроме этого, еще около 35% дизтоплива и до 40% бензина было импортировано из Беларуси, которая перерабатывает российскую нефть. Теперь импорт белорусских нефтепродуктов тоже под вопросом, поскольку временное прекращение их поставок по якобы техническим причинам с огромной вероятностью может оказаться постоянным. Сейчас уже мало кто сомневается в том, что эта странная история с «порченной» нефтью является маневром Кремля, решившего одним махом наказать хитроумного Лукашенко и перекрыть для Украины важнейший альтернативный источник топлива.

Что остается в распоряжении Украины? Собственное производство нефтепродуктов тут ведется, в основном, только на двух предприятиях: Кременчугском НПЗ («Укртатнафта», контролируется Коломойским) и Шебелинском ГПЗ (принадлежит «Укргаздобыче»). Остальные украинские НПЗ давно простаивают, однако есть существует предприятия среднего размера, которые якобы тоже производят нефтепродукты. Якобы, потому что в СМИ неоднократно всплывала информация, что эти «производители» просто торгуют нефтепродуктами, закупаемыми за границей (в том числе в России). Впрочем, их доля на украинском рынке просто мизерна.

Кременчугский НПЗ и Шебелинский ГПЗ выпускают, соответственно, 12% и 2% потребляемого в стране дизтоплива. Еще 8% закупается в Польше и Литве, и еще 6% мелкими партиями в других странах (Венгрия, Греция, даже Индия). Картина просто катастрофическая! Так как ¾ потребляемого дизтоплива Украина получает из России и Беларуси, то быстро нарастить его поставки из других стран не получиться, даже если платить за него «живыми деньгами». Хуже всего то, что дизтопливо необходимо для сельхозработ, для тракторов и комбайнов, да и перевозящие зерно и овощи фуры тоже в основном дизельные – а значит под угрозой срыва урожай 2019 года. Москва знает, когда именно наносить удары!

Ситуация с бензином не такая угрожающая, хотя тоже тяжелая. На 47% его потребление обеспечивает собственное производство (в основном Кременчугский НПЗ), 14% закупается в Литве и Польше, остальные 39% импортировали из Беларуси. Если белорусского бензина для Украины больше не будет, то для восполнения утраты понадобится несколько месяцев: частично увеличением производства на Кременчугском НПЗ, частично увеличением импорта из ЕС.

Дойдет ли дело до очередей на заправках, неизвестно, однако цены на бензин возрастут. Ожидается, что они могут скакнуть на 10-15%, но не это самое худшее. Дело в том, что украинский бизнес, в большинстве своем, это не «ответственный предприниматель», а такая же «акула капитализма», как и вся мировая буржуазия за последние триста лет – которая всегда использовала любые поводы для дополнительной наживы. И он не в первый раз использует подорожание топлива на 10%, чтобы взвинтить цены на свои товары и услуги на 20%. А это уже больно ударит по карманам всех украинцев!

Не менее острой вырисовывается проблема по углю. В 2018 году Украина импортировала 21,38 миллиона тонн угля, из них 15,43 миллиона тонн из Российской Федерации. Да-да, «торговля с агрессором» шла вовсю! Вторым по значимости поставщиком угля были США и Канада (5,44 миллиона тонн), причем не факт, что это был не уголь, который лишь оформили как американский. Как говорится, Роттердамская формула работает!

Получается, что не только ¾ дизтоплива, но и ¾ импортного угля к нам тоже поступает из России. При этом только из России мы импортирует антрацит, которого не хватает украинским ТЭЦ. Если Москва перекроет угольный поток, то возникнет серьезная проблема у украинской энергетики. Вместе с возможными проблемами с урожаем и подорожанием бензина с рост цен в магазинах, это новый виток экономического кризиса. На фоне которого дефицит битума (он тоже включен в список Медведева) уже не кажется проблемой – ведь на ремонт дорог всё равно уже не будет.

Главный вопрос – зачем Кремль это делает и почему именно сейчас? Почему за пять лет противостояния «агрессора» и «хунты» Россия не пыталась перекрыть Украине топливный вентиль? Ведь даже «газовой войны», такой как раньше, по сути, не было – ну потрясли в судах бумажками, и всё, газ Украине не перекрывали. Неужели и правда дело было в «особах отношениях» Путина и Порошенко? Ну, хорошо, а сейчас что меняется, затем Кремль решил подгадить Зеленскому? В поисках ответа на этот вопрос выдвигается несколько рабочих версий.

Первая: это «план Путина» по дестабилизации и удушения Украины в период её «междувластия», в который входит и недавно вышедший указ о быстрой выдаче российских паспортов жителям ОРДИЛО. Версия довольно простая и убедительная, однако и она не объясняет, зачем же Путин всё это устроил. Тем не менее, именно её «мусолят» все сторонники Порошенко, уже со злорадством заявляющие что, мол, Кремль только и ждал когда же глупые украинцы «распнут» Петра Алексеевича, единственного защитника Украины.

Вторая: это очередной «сюрприз» Москвы новому украинскому президенту. В 2014-м таким «сюрпризом» была война на Донбассе, устроенная прибывшей из России группировкой Гиркина – и вступивший в должность Порошенко был вынужден потом сосредоточить всё внимание на Донбассе, а не на Крыме. А теперь новый президент Зеленский будет занят проблемой топливного и экономического кризиса. Как сказали бы «порохоботы», это еще одна разновидность «гибридной войны».

Третья: это способ давления на новую украинскую власть, украинскую политику и украинский бизнес. Топливная блокада оформлена весьма хитро, она напрочь запрещает экспорт в Украину только сырой нефти (а как раз российскую нефть мы практически не закупаем, только 0,6% от потребления) и битума, а вот экспорт светлых нефтепродуктов (дизтопливо и бензин) и угля возможен по особым разрешениям правительства РФ.

Что это значит? РФ перекрывает свободный экспорт данных товаров в Украину, ставит крест на договорах между компаниями Украины и России. С 1 июня новые договора будут заключать только те, кто получит разрешение в Кремле. С российской стороны, понятно, это будут компании, принадлежащие «друзьям Путина». А с украинской? О, тут тоже есть несколько вариантов.

Вероятнее всего, с украинской это будут те, кто уже входит в число «друзей путина» - то есть Виктор Медведчук и Юрий Бойко. Кстати, еще полгода назад журналисты раскопали, что у Медведчука в России есть собственный НПЗ в Шовохатинске (см. видео), который якобы по теневым схемам поставляет бензин и дизтопливо в Украину, а также в т.н. ЛДНР. Первое, что приходит в голову – этот НПЗ первый в очереди, кто получит от Кремля спецразрешение на экспорт топлива в Украину.

Однако это предприятие довольно небольшое и не покроет дефицит топлива в Украине, а стало быть, дело не в простом бизнесе. В чем же? А в том, кем себя так активно, ежедневно самопиарит перед новым президентом Виктор Медведчук – переговорщиком, способным договорится с Кремлем и за освобождение пленных, и за ренализацию Минских договоренностей, и за скидки на газ - а теперь и за поставки топлива! Таким образом, Зеленскому навязывают Медведчука в качестве посредника между украинской и российской властями.

В принципе, при Порошенко он таким уже и был, но тогда его полномочия касались только Минских договоренностей и, возможно, неких теневых схем. После того как поражение Порошенко стало очевидным, а Бойко не прошел во второй тур, возникла угроза, что Зеленский откажется от услуг Медведчука. А что лучше экономической блокады Украины может заставить его передумать?

Кстати, в этом плане свой кусок пирога может достаться и Бойко. Если Украина не сможет решить вопрос необходимого объема импорта топлива, то ей могут предложить в качестве варианта запустить Лисичанский НПЗ, для которого предложат неограниченные объемы российской нефти (эмбарго, разумеется, Кремль тут же отменит). А запуск этого предприятия, принадлежащего «Роснефти» и курируемого Бойко – это удар по монополии Коломойского, владеющего единственным в Украине крупным работающим НПЗ.

Думается, что ситуация с блокадой экспорта в Украину российского угля тоже преследует похожую цель, это может быть удар по схемам Ахметова. Опять же, с целью заставить его поклониться Путину лично или через Медведчука. Возможно для того, чтобы он с Вилкулом больше не раскалывал пророссийкий электорат – ведь впереди нас ждут парламентские выборы!