Каждый год, весной, с наступлением мая, в Украине и России начинается политическая эпилепсия, получившая в народе прозвище «победобесие». Сначала так прозападные российские либералы и украинские националисты презрительно назвали праздничный ажиотаж вокруг 9 мая, порою переходящий все разумные рамки. А затем народ, от души празднующий День Победы, с насмешкой прозвал так истерику и демарши тех, кто не считает этот день ни праздником, ни победой. В общем, с каждый годом на 9 мая у нас все меньше Дня Победы и всё больше политического «победобесия». Как же мы до этого дожили?

…К концу 80-х в Советском Союзе отмечали три главных политических праздника: 1-2 мая, 9 мая и 7-8 ноября. Еще было 8 марта, однако политическим его давно никто не считал, было также 23 февраля, но его почему-то не сделали выходным, а вот День советской Конституции просто никто даже не замечал (как и сейчас Дни постсоветских Конституций Украины и РФ).

После распада СССР праздник Октябрьской революции быстро «свернули» во всех постсоветских республиках - дабы он не напоминал народу ни о советском прошлом, ни о революции (а то мало ли чего). А 1-2 мая из Дня солидарности борющихся за свои права трудящихся превратился просто в День мира и труда – опять же, чтобы трудящиеся не вздумали бузить, как их европейские камарады. В общем, к началу нового века остался от советских времен в неизменном виде только один политический праздник – День Победы 9 мая. Что, конечно же, очень сильно злило некоторых людей в России и Украине.

У наших северных соседей его противниками еще со времен «перестроечных» статей в «Огоньке» выступают т.н. либералы. Они неистово верят, что жестокий тиран Сталин сам начал вторую мировою, что он завалил немецкие пулеметы трупами десятков миллионов советских солдат, которых силой гнали на убой комиссары и заградотряды, и что СССР принес в Европу диктатуру - и поэтому отвергают День Победы как праздник.

В Украине противниками Дня Победы изначально выступали радикальные национал-патриоты, в основном сторонники западно-украинского национализма, и тут не нужно пояснять почему. Так же на 9 мая оральные конвульсии начинались у отечественных прозападных либералов. Которые сначала ограничивались яростной критикой Сталина и СССР, но довольно быстро пришли через это к русофобии – и превратились в таких себе прозападно-либеральных «патриотов» Украины. Почему в кавычках? Потому что у нас распространено заблуждение, что главным признаком украинского патриотизма является русофобия – а это совершенно не так.

Но, не смотря на всё это, еще много лет День Победы оставался последним общим политическим праздником для многих постсоветских стран – в первую очередь, для Украины, России и Беларуси. Ненадолго появилась даже традиция, когда президенты встречали его вместе, в основном в Москве. Увы, это дружное единство было недолгим. Вот только кто именно его разрушил, сказать трудно. Похоже, что это сделали все сразу, синхронно, все посыпалось как костяшки домино.

Смотрите сами. С одной стороны, День Победы является важным элементом общей культуры - наряду с русским языком, православием и т.д. Потому что это живая часть нашей общей истории. Разумеется, это сильно не нравилось тем, кто хотел бы разрушить эти связи, поэтому неудивительно, что против празднования Дня Победы выступали так же, как и против русского языка или «московской церкви». И вряд ли инициаторами этого были чудаковатые либералы и угрюмые националисты – нет, они стали только исполнителями.

С другой стороны, это единство начало кружить голову человек, задумавшему создать некое подобие СССР-2, только без социализма и советской власти, исключительно ради «укрепления России». Ага, речь именно о Владимире Путине, долгие годы носившегося с идеями ЕЭП, ТС, Евразийского союза. Нужен был этот союз Украине или нет, можно спорить до хрипоты, но дело не в этом. Дело в том, что Украину особо никто и не спрашивал. Путин тянул её в свой союз, а Запад активно этому противодействовал, потому что ему не нравились путинские «имперские планы».

Ну а как Запад противодействовал? Не принимая Украину в свой клуб как равноправного члена (сто лет мы им нужны), он старался лишь максимально рассорить её с Россией. Отсюда Майданы и резкий всплеск правых политических сил, которые не только прямо выступали против каких-то союзов с Россией, но активно стремились к разрушению всяких украино-российских общностей, в том числе культурных. Русский язык, церковь и День Победы стали их главными мишенями.

Началось еще при Ющенко, с западных областей, где националисты каждое 9 мая нападали на ветеранов, а развернулось при Порошенко, который запретил советскую символику и уже с 2015 года начал навязывать как официальную альтернативу Дню Победы новую дату с новым смыслом: День скорби и примирения, отмечаемый 8 мая (вместе с Европой!). Вместо победы – скорбь, вместо красных звезд и гвардейских лент – красные маки. Впрочем, мы все понимаем, какая нехорошая история получилась с этим ленточками, которые с 2006 (начало акции) до 2014 года в Украине надевали на 9 мая многие политики, включая нынешних «декоммунизаторов».

Но не будем кривыми на один глаз, поскольку «победобесие» разворачивалось по обе стороны баррикад. И речь вовсе не о том, как глупые подростки обшивались гвардейскими ленточками с головы до пят, или что символика Дня Победы и атрибутика Великой Отечественной в России превратились в карнавальные наряды – и точно так же начал деградировать сам праздник. О нет, всё намного сложнее, и странно, что этого практически никто не заметил.

12 июня 1990 года Верховный Совет РСФСР принял «Декларацию о государственном суверенитете Российской Федерации». Заметим, на целый месяц раньше, чем Верховная Рада УССР (16 июля). Через два года ВС РФ постановил отмечать этот день как государственный праздник. Однако «День суверенитета», иногда называвшийся как «День независимости», в России не прижился: россияне так и не поняли, от кого же получили независимость в 1990-м году. Пришлось Ельцину в 1998-м переименовать его в «День России», но это не помогло, так что 12 июня в России остается просто малопонятным праздничным выходным.

Такая же судьба постигла и придуманный в 2005 году уже Путиным новый праздник День народного единства (4 ноября), посвященный окончанию Смутного времени в 1612 году. Тут не то что народ, но даже официальные историки не смогли понять, кто кого от чего освободил. Официальная трактовка «освобождение Москвы от польских интервентов» это ложь, поскольку «интервенты» были официально приглашены в 1610 году Семибоярщиной по инициативе патриарха Филарета (Федор Романов), чей сын Михаил Федорович прятался в Кремле вместе с «поляками». Ну да, на 80% «польское» войско состояло из литовских (белорусских) ратников и украинских казаков.

В общем, смутно всё там было! А теперь День народного единства отмечают только политические силы, России, причем в основном правые: он известен своими скандальными «русскими маршами» и акциями либеральной оппозиции. И на главный государственный праздник России он тоже не тянет.

Зато таковым стал День Победы 9 мая. Единственный всенародно отмечаемый политический праздник России. Единственный праздник, уже несколько десятилетий с помпезностью отмечаемый властью на Красной площади Москвы. Единственный праздник, когда на Красной площади устраивают грандиозный военный парад. Имеющий многолетнюю традицию и объединяющий все поколения россиян. Имеющий всем понятный и абсолютно позитивный для всех смысл – ну, если не брать во внимание маргинальных российских либералов.

Без всякой иронии, без ёрничаний, согласимся: День Победы больше всех остальных дат отвечает критериям государственного и общенационального «дня России», он прекрасно подходит для любых идеологий – антифашизма, ностальгии по СССР, российской гегемонии, неоимпериализма и т.д. И он стал таким праздником, пусть и неофициально.

Но есть одна, так сказать, «проблема» - как ни крути, а День Победы это общий праздник всех постсоветских республик, даже тех, где половина мужчин служили в СС (не будет тыкать пальцами в наших политических партнеров). И уж тем более это великий день и для Украины, потому что во время Великой Отечественной в Красной Армии служили 7,1 миллион жителей республики, из которых 1,37 миллиона погибли. Это не считая еще около пяти миллионов мирных жителей, погибших в ходе бомбежек и обстрелов, карательных акций и геноцида, междоусобицы, от голода и болезней. Это действительно хватит и на День Победы, и на День скорби.

Делить общую победу в Великой Отечественной было совершенно идиотской затеей. Но Путин на это пошел, потому что ему нужно было приватизировать День Победы, закрепить его за Россией. Увенчалось это его заявлением 9 мая 2014 года, когда он не просто ляпнул, а «обосновал», что Россия, мол, выиграла бы войну и без Украины.

К тому моменту Россия уже настолько успела освоиться в роли главной страны-победительницы, что присвоила себе монопольные права быть законодателем праздничных традиций и трендов Дня Победы, и вообще взялась самостоятельно решать, что соответствует «подвигу дедов», а что его оскорбляет и является «неонацизмом». И стала активно злоупотреблять этим правом.

Вот взять, к примеру, акции «Гвардейская ленточка» и «Бессмертный полк», запущенные в России, соответственно, в 2005 и 2012 годах. Они были подхвачены буквально на государственном уровне, что и позволило им так раскрутиться и выйти за пределы России. К самим акциям претензии нет – они замечательны, но претензия есть к российским политикам, общественникам, телеведущим и прочим апологетам этих акций. Потому что тех, кто не разделяет их восторга этими акциями, критикует их или запускает альтернативные, они тут же клеймят как врага России и пособника Гитлера. Они несут в массы и в другие страны новые традиции Дня Победы по принципу «кто не с нами – тот против нас». А вместе с традициями несут и новую трактовку итогов Великой Отечественной войны, типа «Россия и без вас бы победила».

Как возник украинский символ 8-9 мая (используется и на Дне скорби, и на Дне Победы) красный мак? Началось с того, что во время второго Майдана российское телевидение так усердно изображала его участников неонацистами, что кто-то придумал надеть на сторонников Антимайдана георгиевские ленточки. А весной 2014 года эти ленточки появились на рукавах сепаратистов и пришедших на Донбасс боевиках Гиркина – став главным отличительным символом т.н. «Новороссии».

В Киеве, конечно, поступили как дураки, взяв и просто запретив георгиевскую ленточку, срочно придумав вместо неё красный мак. Как дураки потому, что сначала нужно было обратиться и к сепаратистам, и к курирующей их Москве с призывом не использовать символику Дня Победы в грязном конфликте. Это позволило бы Украине сохранить лицо, а её новой власти спокойно объяснить всё собственным гражданам.

Но и в Москве поступили подло, потому что сами тоже не обратились с таким призывом к пророссийским сепаратистам и российским боевикам. Да и зачем? Ведь Кремлю было выгодно позиционирование сепаратистов как «антифашистов», продолжателей дела дедов-победителей, воюющих против «нацистской Украины» - как вовсю орали тогда российские СМИ. Это позволило буквально перевернуть всё с ног она голову: страна, заявляющая себя как единственный хранитель духа и традиций Дня Победы, как главный антифашист и борец за справедливость во всем мире, взяла и оккупировала своего соседа – при этом называя его «нацистом»! Монополия на День Победы начала приносить свои плоды!

Хотя вряд ли бы у Путина получился этот финт ушами, если бы в Украине ему не подыгрывали. И не только выходками националистов и ультрасов, подавшихся со своей рунической символикой «аля Третий Рейх» в АТО. Сама власть, вместо того, чтобы бороться за День Победы, решила от него отказаться. Придумала себе альтернативный День скорби, запретила советские символы, начала переименовывать проспекты и улицы, названные в честь героев и генералов ВОВ, запрещать фильмы и сериалы про войну. Почему – понятно. Потому что кто-то активно подталкивал её как можно скорее разорвать всё связывающее Украину с Россией, ликвидировав тут русский язык, «московскую церковь» и День Победы. А Порошенко что, ему нужно было как-то удержаться на троне!

Сейчас, со сменой власти, вроде бы появился шанс исправить эти глупости. Но как именно? Да, Украина должна вернуть себе День Победы – таким, каким украинцы праздновали его десятилетиями, вернуть его дух и суть. Потому что это важная часть истории украинского народа. Как это уживется с историей западноукраинцев и их УПА – это уже другой вопрос. Проблема в другом, в том, что при этом Украину попытаются заставить признать российскую монополию на День Победы, со всеми вытекающими последствиями. А этого делать ни в коем случае нельзя. Задача Украины – сделать Победу в Великой Отечественной войне снова общей, даже если это кому-то сильно не понравится.