Украина является одной из крупнейших стран Европы, а понимание этого лучше всего наступает при взгляде на её климатическую карту. Засушливые полупустыни Донбасса, где вся зелень выгорает уже в июне, резко контрастируют с дождливым Карпатским регионом, где паводки случаются по несколько раз в год. Порою, вода там поднимается так быстро и высоко, что это приводит к масштабным наводнениям и трагедиям. Почему же они случаются всё чаще и чаще?

Потому что особые природные условия требуют особого и ответственного подхода со стороны тех, кто в этих регионах живет, и кто ими управляет. А вот с ответственностью в Украине как раз очень большие проблемы, потому уйти от неё стало всеобщей национальной идеей №2. Ну а первая идея сами знаете какая: поскорее «поднять бабла», к чему неистово стремится и обвешивающая покупателей продавщица, и разворовывающий страну министр.

«Поднять бабла» и уйти от ответственности! Но если с законом такие штуки проходят, то обмануть природу невозможно – она обязательно покарает, причем всех оптом, включая и невинных, и даже тех, кто пытался предотвратить беду…

Дом на песке

Древние славяне были мудрыми людьми, а потому селились только на высотах, куда не доставали периодически разливающиеся реки. Киев тоже основали на холмах, а вот возникший после Подол пережил за свою историю десятки наводнений. Почему одни люди выбирают место для своего дома продуманно, а другие упорно не желают покидать свои «венеции»? На этот вопрос нет простых ответов. Но известно, что проблема наводнений тысячелетиями мучает людей по всему миру. Где-то её решали, хотя бы частично, где-то смиренно отдавались на волю судьбы. Кстати, именно с масштабных гидротехнических работ начинались цивилизации Египта, Междуречья и Китая.

Радикально решить проблему паводков на карпатских реках можно было еще в советское время, путем постройки каскадов плотин (и на каждой по мини-ГЭС). С этой идеей, кстати, носятся до сих пор, хотя теперь на её реализацию просто нет денег и вся надежда на пресловутого иностранного инвестора. Но эти плотины перекроют пути миграции рыбы, а это грозит тем, что в реках Западной Украины останутся только лягушки. Это послужило главным поводом для выступлений против проекта таких плотин в Закарпатье, в Ивано-Франковской и Черновицкой областях, организованных в 2011-2012 г.г. и поддержанных губернаторами. Впрочем, были и другие причины, о которых они предпочли умолчать.

Опять же, даже авторы проектов не уверены, что каскадные плотины смогут предотвратить периодически случающиеся масштабные наводнения. Тут уже пришлось бы строить специальные дамбы вдоль берегов рек – превращая западные области в эдакую украинскую Голландию. Плюс паводковые отводные каналы, типа тех, что построены в Лос-Анджелесе. А такие проекты не оплатит никакой инвестор!

В общем, комплексного решения проблемы паводков и наводнений в Карпатах пока что не будет. А значит, вода снова будет затапливать дома и уносить людей. Кстати, только в нынешнем столетии во время наводнений в западных областях погибли 68 человек.

И это, поверьте, только начало! Климат меняется, и если в Приднепровье стало суше, и тамошние реки уже не разливаются так, как еще лет пятьдесят назад, то в Карпатах осадков будет больше. Эти горы являются барьером на пути влажных атмосферных масс, рождающихся в теплеющей Атлантике и идущих к нам через Западную Европу. И сейчас эти горы сейчас стремительно лысеют.

О лесе, щебне и паводках

Массовую вырубку леса уже давно называют главной причинной регулярных паводков на Западной Украине. Впрочем, некоторые «экологи» с этим не согласны: они потрясают своими сомнительными регалиями и с важным видом заявляют, что катастрофические наводнения в регионе случались и раньше. Что ж, верно, случались. Но ведь речь именно не о наводнениях, а о паводках.

Паводок возникает после сильных или затяжных дождей, либо стремительного таяния снега во время аномальной оттепели (нынче такое не редкость), и случается по несколько раз на год. При паводке вода поднимается стремительно, но не так высоко, как при наводнениях, и сходит быстрее. В основном от паводков страдают только те неразумные люди, кто упрямо строится на самом берегу и ничего не слышал ни о сваях, ни о высоком фундаменте.

Так вот, поводок – это результат быстрого схода дождевой или талой воды со склон холмов и гор. Растущий на горе лес эту воду, вопреки слухам, не «впитывает». Но в тени леса медленнее тает снег, а кроны и лесной дерн замедляют движение дождевой воды. Не так, чтобы сильно, однако даже пары часов хватает, чтобы сделать паводок не столь стремительным. В качестве опыта можете сначала вылить ведро воды на ковер, а потом второе на голый пол – в каком случае вода помчится стремительным потоком?

Таким образом, массовая вырубка карпатских лесов является прямой причиной участившихся сильных паводков. И по этой же причине крупные паводки превращаются в наводнения – когда воды так много, что она разливается по долинам и стоит там по месяцу. Свою лепту в них вносит и варварская добыча песка и гравия на берегах рек, которые «на халяву» там роют не только местные строительные компании, но даже киевские! Это разрушает сложившиеся русла рек и приводит к очень тяжелым последствиям.

Облысевшие Карпаты

Лесной бизнес «Народного Фронта»

Теперь от технических подробностей перейдем к коррупционным. Лесозаготовки в Карпатах давно уже превратилось в нечто чудовищное, чему просто трудно подобрать название. Просто представьте, как целые горы, даже горные цепы, некогда зеленые, теперь «выбриты» подчистую и напоминают пустынный среднеазиатский пейзаж. Это огромные коричневые «плеши» видны из космоса! Говорить о каком-то восстановлении лесов уже не приходится, этим никто не занимается, да и фактически уже поздно. Карпаты стали регионом экологической катастрофы.

Дело, кстати, не только в паводках: лес это природный аккумулятор влаги для ручьев, питающих реки, без леса горные реки будут периодически пересыхать во время летней жары, превращаясь в вади. Так что там скоро и лягушек не останется!

Сейчас Украина является главным поставщиком лесоматериалов в Европу, а также активно расширяет сбыт на рынке Турции и Ближнего Востока. Не Россия, с её бесконечной тайгой, не Финляндия со своим мощным лестным хозяйством, а Украина, где лесов не так и много!

Все эти лесозаготовки можно разделить на три вида: легальные, теневые и кустарные. Как и в случае с добычей янтаря, тут нельзя сказать, что вот эти рубят и продают лес честно, а вот эти незаконно и варварски. Точно так же нельзя сказать, что во всем виноваты «черные лесорубы» из числа местных жителей. На самом деле система выглядит так: в самом низу пирамиды работают средние и мелкие фирмы (по настоящим или липовым лицензиям), а также «дикие бригады» (без всяких разрешений). Лес у них сразу же скупают крупные фирмы, которые и осуществляют его экспорт.

Вы же понимаете, что сами «кустари» этот лес никуда продать не смогут – разве что в город на дрова! Поэтому за всем этим стоят большие люди, контролирующие сбыт – и они же прикрывают свой бизнес от закона. Более того, они меняют законы так, как им было удобно: то вводили мораторий на экспорт леса-кругляка (2015), то отменяли его (2018). Саму суть вывоза украинского леса в ЕС это не меняло - его вывозили либо целыми бревнами, либо распиленным на брусья и доски, либо вообще оформленного как дрова.

Экспорт леса эта целая система, у украинских фирм свои партнеры в Европе (часто это фирмы, открытые там украинскими олигархами), свои каналы, свои особенности. А за этими фирмами стоят украинские кланы, разделившие леса Западной Украины как большой пирог. И особенно среди них выделяются «черновицкие», делами которых активно занимается Максим Бурбак и его родной брат Алексей – оба являющиеся друзьями детства Арсения Яценюка. Не случайно он поставил Бурбака во главе фракции «Народный Фронт».

На свою супругу Максим Бурбак оформил Буковинскую универсальную биржу, через которую его карманные компании несколько лет осуществляют экспорт леса в Австрию (компании «Швайгоффер»), что, в общем-то, и объясняет, почему австрийские власти так настойчиво просили Киев отменить мораторий на вывоз леса-кругляка. Кстати, это далеко не единственный коррупционный бизнес Максима Бурбака. В свою бытность министром инфраструктуры он расставил на ключевых постах своих людей, которые потом еще три года «пилили» бюджеты украинских портов и «Укрзализныци». Не зря ведь этот человек исключительной жадности имеет 5 квартир и 22 автомобиля! А с каким пафосом Бурбак изображает из себя «патриота Украины»!

И ведь это лишь черновицкий клан. А в Ивано-Франковской, Львовской, Тернопольской, Закарпатской областях лес рубят и вывозят свои кланы! Возможно ли с этим бороться? Если начать, то они устроят третий Майдан – причем, привезут на него «черных лесорубов» (включая бывших АТОшников), которые взялись за бензопилы, в общем-то, не от хорошей жизни – как и «черные копатели» янтаря. Но их нужду умело используют в своих целях вот такие Бурбаки!