Из 3500 тысячи собравшихся около 1100 были задержаны и более 300 избиты сотрудниками полиции и «росгвардейцами» - таков итог митинга протеста, прошедшего 27 июля в центре Москвы. Это не первая и не последняя акция российской оппозиции, разогнанная властью. И её уже привычно осветили в одних СМИ как очередное восстание против путинской диктатуры, а других как очередной провал американских наймитов. Однако на этот раз всё было намного сложнее и серьезнее…

Что произошло? 8 сентября пройдут выборы в Московскую городскую думу. В них решили принять участие кандидаты, называющие себя оппозиционными. Однако они были сняты с регистрации под предлогом того, что часть собранных ими подписей признали недействительными. При этом, работники избиркома старательно придирались к каждой подписи, выискивая любые, даже формальные и незначительные нарушения – и только у оппозиционных кандидатов. Оппозиция назвала это возмутительным, и устами Навального призвала всех неравнодушных выйти на митинг протеста «За честные выборы». Сам Навальный был задержан за этот призыв еще за три дня до акции.

Согласно российскому законодательству, проводить подобные акции можно только получив на них разрешение (так раньше было и в Украине). Власти Москвы разрешения на митинг, понятное дело, не дали – как и в предыдущих случаях. А это в корне меняет ситуацию: так бы люди вышли на законную акцию и, как говорил Зорян Шкиряк, «повоняли и успокоились» - их бы никто не трогал, а значит и не заметил. Ну, стоят на улице какие-то чудики с плакатами – ну и что!?

Но акции российской оппозиции потому и освещаются в СМИ, что их регулярно разгоняют силами полиции и «Росгвардии» (бывшие ВВ, аналог украинской «Нацгвардии»). Разгоняют, потому что они несанкционированные. А несанкционированные они потому, что сама же власть не хочет давать разрешения на их проведение. То есть, получается, сама же власть создает повод для разгона акций оппозиции – что, в свою очередь, дает повод освещать это в СМИ (в том числе мировых) и говорить о путинской диктатуре.

Получается, что российская власть поступает глупо. Но вот вопрос – а поступает ли в данном случае глупо сам Путин? Это вопрос возникает у украинцев, помнящих события 2013 года, когда именно киевские власти и «низовое» окружение Януковича, а не сам Виктор Федорович, решили разогнать Евромайдан – чем спровоцировали дальнейшие столкновения и раскручивание маховика «революции». Потом оказалось, что в окружении Януковича были люди, заинтересованные в его свержении. То есть существует и вероятность того, что в окружении Путина - пусть не в ближнем круге, может во втором или третьем – тоже есть люди, желающие освободить от него Кремль.

Выходит, Путин слеп (или беспросветно туп) и не видит заговора у себя под носом? Возможно, но, как мы уже сказали, всё намного сложнее. Но для начала давайте сделаем несколько важных уточнений по текущим событиям.

Во-первых, практически все СМИ, особенно нероссийские, ошибочно назвали выборы в Московскую думу «лишь поводом», считая их незначительным событием. А это в корне неверно. Москва – это государство в государстве, самый богатый город России с бюджетом 2,7 триллиона рублей (1,08 триллиона гривен, это бюджет всей Украины), в котором даже чиновники райадминистраций «пилят» больше чем украинские олигархи. Поэтому выборы в Московскую думу (бывший Моссовет) это очень важно, это борьба за колоссальные потоки и жирнющие куски пирога.

Во-вторых, так же как и в Украине, в России на всех потоках и схемах сидят кланы и группировки – олигархические, чиновнические, бандитские, столичные и местные, всякие. Одни пилят бюджет, другие природные ресурсы, третьи «зарабатывают» контрабандой – в общем, все, как и у нас. И точно так же они защищают свой кусок и не прочь вырвать чужой. А еще они точно также разделены на кланы власти, кланы союзники власти, и оппозиционные. Первые загребли себе самое лучшее, вторые договорились чтобы их не трогали в обмен на полную лояльность, а вот третьи, обделенные, бодаются с властью.

Увы, россияне еще не постигли мудрости украинцев, что кандидаты от оппозиции могут быть такими же коррупционерами и ворами, как и власть, против которой они поднимают толпу. Потому что в Украине власть и оппозиция несколько раз менялись местами, и украинцы хорошо помнят и «любих друзів» Ющенко, и регионалов, и «народнофронтовцев» со свинарчуками». Украинцы уже научились различать кандидатов не по цвету флагов, а по их сути.

В России же почти двадцать лет царит путинская «стабильность», опирающаяся одной стороной на диктатуру силовиков, а другой на договоренность Кремля с кланами и «семьями», контролирующими регионы, города, крупные предприятия, отрасли, теневой сектор. Кремль двадцать лет защищал их от конкурентов и оппозиционеров, а они двадцать лет поддерживали команду Путина и друг друга, слившись в «Единую Россию». Что-то подобное в Украине пытался устроить и Петр Порошенко – подражавший Путину в методах обустройства собственной власти и вообще гармонично спевшийся с ним в дуэте Бима и Бома.

Но такая «стабильность» остановила в России все политические и социальные лифты. Люди, находящиеся внизу, не могут подняться наверх самостоятельно – если они не являются членами «семьи» или клана, не имеют влиятельных родственников или не ходят в сауну с замглавы администрации. С каждым годом их нахождения внизу всё больше дает им понять собственное бессилие и ничтожество, невозможность повлиять на процессы ни в государстве, ни даже в собственном городе. Даже когда речь идет всего лишь о сквере, в котором РПЦ, наплевав на мнение горожан, решила построить еще один храм – для расширения своего «бизнеса». Или о бездомных собаках, которых убивают вопреки петициям зоозащитников. Капля за каплей, накапливается уже не недовольство действиями власти, а недовольство существующей в стране системой.

Тут, конечно, можно было бы возразить, что рейтинг Путина уверенно держится выше 70, что недовольство проявляет лишь меньшинство, что сторонники оппозиции это одурманенные западной пропагандой дураки и гомосеки – но это будет лишь бесполезное бурчание. Януковича во время первого и второго Майдана поддерживали, минимум, 40% его избирателей – но никто не пришел ему на помощь. Вы полагаете, что поддержка 70% россиян спасла бы Путина от «русского майдана»? Майданы устраивает активное меньшинство, а вот пассивное большинство сидит по домам, смотрит телевизор и возмущается в потолок.

Путин и сам это понимает, поэтому он так боится любой активной оппозиции, даже если она малочисленна. Но сейчас он загнал самого себя в тупик. Например, регулярные разгоны митингов оппозиции производят лишь обратный эффект. Более того, зоркий глаз наблюдателей уже разглядел на последних акциях в Москве отчетливо прослеживающийся «обкат технологий». Были замечены «профессиональные жертвы», падающие под ноги ОМОНу и истошно голосящие «помогите, диктатура убивает!», были замечены «боевые титушки», ловко перестраивающиеся пока еще мелкими группами и без бутылок с бензином в руках. То есть, похоже, что кто-то уже использует эти митинги как тренировки для будущего майдана. Не хватает только сцены с вождями!

Вот только будущие вожди московского майдана благоразумно прячутся в тени, поскольку помнят о том, как Путин сжил со свету прежних оппозиционных лидеров. И да, тут нужно еще одно уточнение: Алексей Навальный, формально считающийся лидером российской оппозиции, таковым не является. Навальный – это блогер-разоблачитель, это российский Анатолий Шарий и Сергей Лещенко в одном флаконе, он поднимает возмущение масс, изобличая коррупцию и самодурство власти, но не более того. Навальный всегда может рассказать кто и в чем виноват, но лидер должен в первую очередь знать, что нужно делать. И такие люди сейчас предпочитают оставаться непубличными, хотя они уже контролируют процесс.

Еще одна проблема Путина - это возраст, но не его собственный. Политически Путин опирается сейчас на старшее и среднее поколение, ностальгирующих по СССР и помнящих ужасы 90-х. Но молодое поколение ничего этого не знало, и у него совершенно иной взгляд на Россию. Молодежь не понимает, почему их великая страна практически во всем уступает Западу: в уровне жизни, в свободах, в экономике, на мировой арене. И, как водится, молодежь более всего недовольна отсутствием социальных и политических лифтов, монополией нынешней элиты, она остро реагирует на коррупцию и несправедливость. А так как новые поколения постепенно замещают старые, то это создает проблемы для будущей передачи власти от Путина к его преемнику. Ведь этот преемник должен будет продолжить всю эту «стабильность».

Основываясь на украинском опыте, можно сказать, что Россия стоит на гране двух революций: либо это будет «цветная», московский майдан, либо электоральная, с полной сменной власти путем выборов. И вот сейчас, после успеха Зеленского в Украине, Кремль переключился на противодействие электоральной революции в России. Массовое снятие с регистрации оппозиционных кандидатов на выборах в Московскую думу можно тоже расценить как генеральную репетицию подобных действий уже в масштабах всей России. Впрочем, этот метод был отработал еще в декабре 2017-го, когда Навального сняли с регистрации как кандидата в президенты.

Оба варианта приближают фактическое отсутствие в России публичной политики. В российском телевизоре есть либо Путин с кремлевскими пресс-секретарями, либо орущий на россиян хам Жириновский, либо какие-то витийствующие эстеты – и нет никакого диалога политиков с народом. Там нет даже типичного для западных демократий политического театра, когда элита разделяется на две условно оппозиционные политические группы, чтобы сменять друг друга на выборах. В Кремле считают это слишком опасным и предпочитают передавать власть преемникам. Но такая «наследственная власть» приближает её полное свержение.