На фоне разворачивающейся торговой войны между США и Китаем, событиям в Гонконге уделяют намного большее внимание, чем проблемам Украины. Ведь если украино-российский конфликт, по своим масштабам и последствиям, можно сравнить с доставшим Европу геморроем, то кризис в Поднебесной может вызвать инсульт всей мировой экономики. Поэтому китайская революция мало кому нужна. Особенно самой Украине, неожиданно ставшей вдохновительницей «гонконгского майдана» после показа там документального фильма «Зима в огне» о событиях 2014 года в Киеве. Уже на следующий день протестующие китайцы вооружились самодельными щитами и дрекольем…

О чем грустит Америка

На вопрос, а кому же тогда выгодно раскачивать китайскую джонку, даже тактичные европейцы косятся в сторону США - настолько это всем очевидно. Причем, это было очевидно еще до того, как Дональд Трамп стал президентом и объявил о своих намерениях вернуть Америке статус главного мирового производителя, отобрав его у Китая. Да и нынешний «майдан» в Гонконге уже второй по счету, а первый состоялся там весной 2014 года (и тоже провалился).

Вообще, эта история началась еще в прошлом веке. Как вы помните, после второй мировой войны Америка делала огромные инвестиции в Западную Европу и Восточную Азию (Япония, потом Южная Корея). Туда вливали доллары и технологии (а потом просто доллары), развивая местное производство. Это позволило США стать мировым финансовым центром и гегемоном мировой экономики, потому что навязанная монетаристами экономическая модель ставит во главу угла деньги.

Вместе с мощным ядерным арсеналом, самой большой в мире контрактной армией и четырьмя флотами это сделало Соединенные Штаты самой мощной супердержавой планеты. Да, стоит признать, что по своему потенциалу СССР, а тем более Российская Федерация, всё-таки слабее Америки. К тому же против них у Вашингтона всегда были и союзники, и различные методы. Но вот по-настоящему головной болью для него стал современный Китай.

Конечно, до этого у США случались просчеты. Первым бунт против американского гегемонии подняла, как ни странно, Франция – еще при Де Голле. Не смотря на то, что Америка приходила им на выручку в двух мировых войнах, французы решили, что американцы ведут себя слишком уж высокомерно и заносчиво. Вот уж где национальное самосознание бьет ключом, не то что у некоторых! А в 90-х из-под американского контроля окончательно вышла Германия, которая сама начала возвращать себе статус европейской супердержавы.

Почти потеряв Западную Европу (кроме Британии), США стали создавать себе новых сателлитов в Азии. Американские инвестиции пошли в Тайвань, Сингапур, Индонезию, в Саудовскую Аравию, но особенно в Китай, который с 80-х годов начал проводить новую экономическую политику. Впрочем, в Китай вкладывали все – а он охотно принимал деньги у империалистов, кланяясь и приглашая инвестировать ещё. И не все сразу заметили хитрость «красных мандаринов».

Несмотря на то, что Китай широко распахнул себя для инвестиций со всего мира, он не превратился в половую тряпку, угодливо расстилавшуюся перед «иноземными демонами». Китайцы брали деньги у американцев, но не целовались в дёсна со «стратегическими партнерами» и не слушались их «рекомендаций». Для инвесторов на востоке Китая были созданы специальные экономические зоны с самыми привлекательными условиями - их потом коряво пытались копировать в Украине, но наши СЭЗ стали лишь способом ухода от налогов украинских олигархов. Однако китайцы не допускали никакого вмешательства в свою внутреннюю политику и экономическую стратегию, они даже требования МВФ пропускали мимо ушей (после чего МВФ сам упрашивал их взять кредит).

Самой же изюминкой является то, что Запад, вложивший в экономику Китая сотни миллиардов долларов, не может её контролировать. Ни в целом, ни отдельно по банкам и компаниям. Ибо хитромудрые китайцы создали такие инвестиционные схемы, что иностранцы могли лишь вкладывать и получать дивиденды – но не управлять политикой компаний. Даже если американца или европейца приглашают в совет директоров китайской компании, он сидит там на правах даже не британской, а нидерландской королевы.

Америка как-то слишком поздно поняла, что Китай стал не просто второй экономикой мира и второй супердержавой планеты, но и практически неподконтролен Вашингтону. Более того, у Китая отсутствуют «недружелюбные» соседи, которых можно было на него натравить на него, в случае чего. Южная Корея? Смешно! Япония? Теперь она карлик по сравнению с Китаем, к тому же без сильной армии и ядерного оружия, боящаяся даже КНДР. Россия сегодня фактически союзник Китая. Одно время на роль «противовеса» прочили Индию, однако страны разделены Гималаями, в которых особо не повоюешь. Да и Индия не выказывает желания стать «наемником» Запада, обидевшись на него за то, что тот сам создал Индии недружественного соседа в виде Пакистана.

Конечно, Китай пока что не претендует на роль мирового гегемона, он вообще старается не вмешиваться в мировою политику - по крайней мере открыто – придерживаясь принципа «вы не лезете к нам, а мы не лезем к вам». Но надолго ли это? Поэтому «чинафобия» Вашингтона с каждым годом усиливается. И одним из рассматриваемых вариантов «победы над Китаем» является смена его «красного» режима на лояльный к Западу «демократический». Что может быть достигнуто с помощью разыгрывания в Поднебесной «цветной революции», нового Тяньаньмэня. И когда в Гонконге вспыхнула первая (2014), а теперь и вторая «революция зонтиков», то первое подозрение пало, конечно, на Госдеп.

«Братва» из триад

Почему именно Гонконг? Потому что в политическом плане это самое уязвимое место Китая. Как бывшая британская колония (а фактически фактория глобализма), даже спустя двадцать лет после присоединения к Китая, Гонконг является в нем несколько чужеродным телом. Это кусочек «западного Китая» в большом «красном Китае», так и не переваренный, потому что обладает некоторой автономией - включая юридическую, дающую статус «убежища» для преступников, разыскиваемых в Большом Китае. Именно попытка лишения этой привилегии и вызвала волну протестов весной 2019 года, вылившиеся в новый «гонконгский майдан».

Ничего не напоминает? Действительно, очень похоже на ОРДИЛО в составе Украины с особым статусом в его путинском варианте. Если Луганск и Донецк вернут обратно на этих условиях, то они тоже станут таким себе «украинским Гонконгом». К сожалению, не экономически - тут будет как раз всё наоборот, регион уже является самой бедной и разоренной частью Украины. Но однозначно политически, с населением, разительно отличающимся менталитетом и мировоззрением даже от своих ближайших соседей в Харькове и Днепре. Ну а что вы хотели, столько лет прожили в разных «матрицах»!

Вот и получается, что жители «китайского ОРДИЛО» вышли на свой Майдан – а может быть, на Антимайдан, тут уже сразу и не поймешь. Но большинство из участников протестов имеют либо прозападно-либеральные, либо националистические (гоминдановские) взгляды, хотя среди них есть и ультралевые, недовольные «ревизионисткой» политикой Пекина. Словом, кто-то вывел на улицу всех подряд, всех кто хоть чем-то недоволен китайской властью. А это уже приближает «гонконгский майдан» к российским «протестам на Болотной», на которые тоже выходили всякие люди без определенных требований, чисто высказать своё недовольство Путиным.

Но Гонконг, как и всякий город контрастов, имеет сложную специфику. И было бы ошибочно не учитывать там такой важный фактор, как триады – то есть местная китайская мафия, вот уже полтора века являющаяся второй, теневой властью в городе. Но, в отличие от украинской «братвы», любящей выставлять себя напоказ (да я Гриша Броварской, меня весь Подол знает!), члены триад никогда не открываются окружающим. Они действуют тайно, чем лишь еще больше пугают обывателей.

Какой же майдан без бандитов! В украинских они принимали участие с обеих сторон: львовские «авторитеты» и киевские «смотрящие» организовывали из своих «пацанов» отряды «самообороны», а донецкие и запорожские присылали в Киев группы «титушек». В Гонконге триады тоже орудуют по обе стороны баррикад: их уже обвиняют в ряде нападений на участников протестов, но есть и информация о причастности триад к организации этих протестов и формировании групп боевиков, провоцирующих полицию.

Что нужно триадам? Как никому другому, им нужна максимальная независимость Гонконга от Пекина, поскольку китайские власти громят одни триады и ставят под свой контроль другие. Но не только Гонконга: одной из причин организованных там протестов называют срыв намечающегося процесса объединения КНР с Тайванем, где триада имеет намного большее влияние. Кстати, еще больше в этом заинтересованы американцы, поскольку Тайвань является их послушным сателлитом. Так что, как видим, тут интересы Вашингтона и триад совпадают.

Дракон не станет кусать себя за хвост

«Гонконгский майдан» поставил Пекин в несколько затруднительное положение. Просто подавить его, как когда-то протесты на площади Тяньаньмэнь, он не может, а точнее не хочет. Во-первых, это уж точно отправит идею воссоединения Китая в унитаз, потому что Тайвань внимательно следит за событиями в Гонконге. Кстати, на будущее это урок и для Киева: если после возвращения Донецка и Луганска он захочет уничтожить их «особый статус» и отмстить за всё, что было, то о Крыме придется забыть навсегда. Крымчане после этого даже без всяких российских войск сами пророют через Перекоп ров с крокодилами.

Во-вторых, Гонконг остается важным экономическим центром Китая. Пока там протестующая толпа лишь выкрикивает лозунги, пока там лишь устраивают забастовки на пару дней, это приносит минимальный ущерб – да и спросить за порядок можно с местных властей. Если же на улицах Гонконга вспыхнут бои, то регион можно будет вычеркнуть с экономической карты Китая, со всеми вытекающими последствиями.

Обе эти причины делает Гонконг особым, и потому самым слабым местом Китая – в других же регионах подобные волнения уже бы давно раскатали по асфальту. Но именно для того, чтобы вслед за Гонконгом протесты не распространились по всему Китаю, власти вынуждены хоть как-то на них реагировать. В данный момент Пекин решил выбрать выжидательную тактику, рассчитывая, что протесты постепенно сойдут на нет - подобную тактику используют Путин в России и Макрон во Франции.

Разумеется, Пекин не надеется, что ученики протестов разойдутся сами, китайские спецслужбы активно работают со всей элитой Гонконга, от олигархов до триад. Но на прямой диалог с толпой идут только местные власти. В Пекине не собираются выполнять требования протестующих (как это делал Янукович), и не только чтобы не выказывать слабость – просто это бессмысленно. Суть разнообразных требований и лозунгов «гонконгского майдана» такова, чтобы большинство из них лишены всякой сути, это просто лозунги для разогрева толпы и накала ситуации. Вспомним, как украинский Евромайдан с единственным протестом против отмены Ассоциации быстро оброс националистическими лозунгами и требованиями бесконечных уступок власти!

Что будет дальше? А вот тут и проявится радикальное различие между Китаем и Украиной. Давайте пока не брать во внимание колоссальную разницу в их потенциале, а просто сравним два государства. Украина позволила иностранным державам захватить контроль над своей политикой и экономикой – надеясь на лучшее, но в результате потеряв все и опустившись на самое дно. Украинцы дважды, с ликованием, поднимались на Майдан и Антимайдан, не боясь раскачивать свою страну – вроде бы тоже хотели как лучше, а получили руину и конфликт. Но даже после этого многие украинцы грезят о третьем Майдане или продолжении войны до победного конца!

Ряд этих идей был высказан в том самом фильме «Зима в Огне», который кто-то показал участникам протестов в Гонконге. Фильм им понравился, особенно 16-17 летним молодым людям из обеспеченных семей, для которых эти протесты стали главным приключением их жизни. Вот уже они начали мастерить щиты, наполнять бутылки бензином и готовиться к сражению с «псами режима». Некоторых подначивают молодые люди с лидерскими качествами, непонятно как оказавшиеся в толпе – никто не узнаёт членов триад, а те и не представляются, просто называя себя борцами за свободу.

Но затея этих горе-повстанцев безнадежна не только потому, что в Китае силовиков в несколько раз больше, чем всё население Гонконга. Дело еще в том, что этот майдан не выйдет на пределы Гонконга. О да, пойди Пекин на уступки протестующим – и демонстрации, возможно, начались бы в самом Пекине. Но уступок не будет, а значит, не будет и «китайской революции». Потому что в большинстве своем китайцы не хотят превратить свою страну во вторую Украину.

У Китая есть Тибет и Уйгурский округ, есть противоречия между богатым Юго-Востоком и бедными провинциями Севера и Запада, есть социальная напряженность, есть политические диссиденты – и много всего прочего, способного снова превратить Китай в страну бесконечной гражданской войны. Китайцы, кстати, не такие уж и смирные, их история богата грандиозными восстаниями. Но в данном случае большинство китайцев мечтают сейчас о покупке нового автомобиля (сейчас в КНР 195 миллионов личных легковушек) и о поступлении сына в университет, а не о сражении против полиции за идеалы свободы. И они готовы поддержать подавление любого мятежа, который может помешать их планам в личной жизни.

Тут мы подходим к самой изюминке: китайцы стремятся заработать себе лучшую жизнь, украинцы же, поддержавшие оба Майдана, ждали «евроманны» небесной - а их вожди просто стремились получить власть. Хотя, опять же, украинцы не бездельники, вон как они пашут по всей Евразии! Почему же китайцы подняли свою страну, а украинцы работают на чужие? Так сразу и не скажешь, но очевидно, что китайский опыт не подходит для Украины так же, как и украинский для Китая. Так что зря в Гонконге крутили кино про Евромайдан!