Март 2020 года уже прочно вошел в новейшую историю человечества, так же как и август 1914-го, октябрь 1929-го или сентябрь 2001-го. Оно получило очередной стресс, от которого не скоро правится, и после которого уже не будет прежним. Насколько же эпохальными и эпическими будут потом считаться события, участниками которых стали все мы? Это зависит от последствий нынешней коронавирусной паники, охватившей весь мир…

Чего боится Запад?

После того как были прорваны внешние карантинные барьеры, и эпидемия стала стремительно распространятся внутри стран Европы, по Соединенным Штатам, а теперь уже и по Украине, многие люди действительно потеряли всякую связь с реальностью и разумом. Причем, не только простые обыватели, но и представители власти.

Так, британский премьер Джонсон сначала заявил, что «многие умрут» (и ему вторил новый глава украинского Минздрава Емец, пророчащий массовую гибель пенсионеров), а затем предложил оригинальный метод «борьбы» с коронавирусом: им должны заразиться и переболеть не менее 60% британцев, чтобы выработать «стадный иммунитет»! Таким образом, по сути, Джонсон предложил вообще никак не противодействовать эпидемии, а принять её и отдаться на волю естественного отбора. Мол, сильные и здоровые выживут!

И это было сказано в Британии не 17 или 18, а 21 века, причем не о каких-то там туземцах в далеких странах, а о подданных Её Величества! Легкий налет гуманизма (по отношения к старикам) и научного прогресса (в области медицины) враз слетел с лица одной из главных стран Европы, заложившей начало современного мира. Впрочем, с Джонсоном уже согласны политики ряда других стран Старого Света. Швеция вообще сразу отказалась от карантина, её власти заявили, что молодым людям переболеть коронавирусом не страшно, а старикам стоит пока посидеть дома. К этой позиции склоняется и президент Дональд Трамп.

Одна называют это глупостью, другие присущим Западу фатализмом, но третьи полагают, что это попытка «достойно» выйти из тяжелейшей ситуации, не озвучивая истинных причин. А их целых две! Это крах европейской медицины, не справившейся даже с относительно небольшим наплывом больных - которых пока что десятки, а не сотни тысяч. Кстати, вы заметили, как старательно западные политики избегают всякого упоминания об успехах китайской медицины, равно как не вспоминают вьетнамскую или российскую? О нет, они лучше предложат всем «переболеть», чем согласятся, что где-то есть более эффективная хоть в чем-то модель медицины!

А еще это угроза краха западной модели современной экономики. Ведь кризис, который сейчас волнами прокатывается по мировым биржам по вторникам и четвергам, это только кризис. Упали в цене акции, разорятся турфирмы и лопнут какие-то банки, у кого-то даже случится дефолт, но в целом это терпимо. Но если жесткий карантин полностью парализует торговлю, логистику и сферу услуг, то наступит экономический крах. А его политики и бизнесмены Запада бояться намного больше, чем массовых смертей от коронавируса.

28 дней спустя

«Первую неделю всё походило на затянувшиеся выходные. Мы готовили барбекю, пели песни под гитару и пересмотрели на DVD весь «Лост». А потом у нас закончились продукты. Еще через три дня во всем округе отрубилось электричество, а в кранах забулькало…». Этот отрывок из одного постапокалиптического романа напоминает нам о том, что у любого карантина запас прочности ограничен запасами населения. Рано или поздно люди в любом случае отправятся в поисках необходимого, даже если по улице будут бродить зомби.

Карантин объявили почти все страны, но ни одна не оказалась к нему готовой. Даже Китай, где организовать строгие карантинные меры оказалось очень просто, но вот осуществить снабжение многомиллионного Уханя было уже проблематично, в силу многочисленности голодных ртов. Впрочем, у китайцев проблема одна: как раздать еду и лекарства всем нуждающимся. В других странах её нет, потому что там никто ничего никому не раздает. Пока что и в Европе, и в Украине, гражданам предлагают самим ходить за продуктами в магазин – соблюдая карантинные правила. Но что будет, когда у людей закончатся деньги, а в магазинах еда?

Есть и другая проблема. Человек – животное социальное, его так и тянет к общению, а некоторые просто не могут сидеть дома. Так что через десять или через двадцать дней самого строгого карантина народ постепенно начнет его нарушать, не в силах больше сидеть в самозаточении. И это вполне нормальная реакция человеческой психики! Гораздо хуже, если люди начнут сходить с ума и в переносном, и в прямом смысле. Сейчас вот повсюду наблюдается волна массовых домашних ремонтов: мужчины пытаются коротать время, меняя проводку или прибивая полки. Но черед 2-3 недели резко вверх пойдет кривая бытовых конфликтов.

Курьез в том, что карантин в таком виде необязателен. Закрытие офисов, школ, прекращение авиа и железнодорожного сообщения это правильные меры – потому что там наиболее велик риск заражения. Хорошо бы еще закрыть все церкви, ведь впереди Пасха! Но нынешние ограничения в городском транспорте и торговой сети излишни. Потому что для надежной защиты достаточно надеть хороший респиратор, очки, перчатки и головной убор – и можно ходить хоть в толпе больных. Весьма вероятно, что в случае продолжения эпидемии в апреле и мае, именно так и поступят. А так как респираторов и масок на всех не хватит, то некоторые будут импровизировать с тем, что есть: носить самодельные «респираторы», надевать на себе пластиковые бутыли и мешки.

И всё же ходить куда-то есть смысл только тогда, когда есть что купить и чем за это заплатить. Первой себя проявит финансовая проблема. Очень многие люди живут от зарплаты до зарплаты, не имея сбережений. Через месяц карантина те из них, кто был отправлен домой без сохранения жалования, останутся без гроша. Через три месяца в Европе народ начнет снимать депозиты, а в США пипл бросится продавать свои акции, обрушивая их стоимость. Через полгода ляжет экономика, потому что торговля и сфера услуг будут при смерти. Тогда придется срочно отменять карантин и раздавать всем денежные пособия – или же распределять пайки по системе военного коммунизма. Вот чего боятся Джонсон и Трамп!

А что с товарами? О, их хватит. Причем, учитывая массовое закрытие магазинов одежды и бытовой техники, ожидается даже затаривание складов и остановка производства – с нехорошими последствиями. Так что еще раз повторим: сегодняшний кризис это только цветочки!

Но насколько хватит продовольствия? Это самый сложный вопрос, поскольку дать на него однозначный ответ нельзя: всё зависит от особенностей каждой страны. Допустим, сегодня в Украине полностью встал агросектор и прекратился импорт-экспорт. Тогда первыми в течение месяца исчезнут заморские фрукты и овощи, меньше станет мяса и рыбы. Через два месяца с полок может исчезнуть молочная продукция. Затем за 3-4 месяца пропадут рис и импортные макароны, чай и кофе. В июле закончатся или сгниют картошка, лук и морковь прошлого урожая. Больше всего, аж до конца года, хватит сахара и мучных изделий из отечественной муки, овсянки и гречки.

Но обычно запасы продовольствия в стране считают по объемам находящихся на складах стратегических продуктов: зерна, масла, мороженого мяса, сахара и т.п. По этому критерию запасов продовольствия, в случае остановки импорта и сельхозпроизводства, в США хватит на 6 месяцев, в Западной Европе на 3-4, в Польше на 10 месяцев. Но так как о прекращении товарооборота между странами речи пока нет, то сценарии повального голода никому не грозят – по крайней мере, в нынешнем 2020 году. Вот только как быть, если международная торговля остановится из-за экономического краха?

Китай forever!

Украинцы мечтательно глядели на витрину западного мира еще с советских времен. И вот уже почти тридцать лет пытаются построить у себя такой же, даже прописав «европейские устремления» в своей Конституции. Правда, ничего так и не получилось, но они не отчаивались, упорно размахивая лозунгом «евроинтеграции нет альтернативы!». Так было до сегодняшнего дня, пока сверкающая витрина Запада не рассыпалась, разбитая ударом коронавируса.

Еще не все это поняли. Некоторые надеются, что проблемы временные и не стоят беспокойства. Есть и те, кто в своей слепой вере в идеальность западного мира согласился с «доводами» Джонсона и готов заразиться коронавирусом - подбадривая себя, что он опасен только для пенсионеров. Вот переболеем вместе с Европой, и выработаем иммунитет! Что тут сказать? Пьяный проспится, дурак никогда! Но всё же сторонников евроинтеграции в Украине в эти дни стало чуть меньше.

Да и сами европейцы уже задумались о том, что далеко не всё у них было хорошо. Потому что когда Китай сумел обуздать эпидемию у себя, а теперь уже сам стал оказывать помощь Европе, мир действительно перевернулся. Кажется, что еще чуть-чуть, и его центром может стать Поднебесная. Потому что Китай силен экономически. Потому что его система медицины справилась с вызовом пандемии. Потому что его «антидемократические» меры оказались эффективными и были скопированы свободной Европой. И потому что красный Китай оказался гуманнее европейцев и не стал подвергать заражению всех своих граждан для «выработки стадного иммунитета». А если еще китайские ученые первыми создадут вакцину от коронавируса, то они обойдут европейцев еще и в области науки.

Что тогда останется у Европы, чем она будет гордиться? Эйфелевой башней? Гомосексуальными браками? Печальнее всего то, что Европа, ничем не блистая в последние годы, и без того превращалась в эдакий уютный пансионат для белых стариков, которым взбивали подушки сиделки-мигранты. А теперь престарелые европейцы умирают от коронавируса под равнодушными взглядами своих политиков, думающих только о деньгах и престиже.

Но над Европой нависла куда большая угроза, чем потеря мирового лидерства. Недолго побыв объединенной, она вновь начала разваливаться - вновь, потому что не первый раз в своей истории. В принципе, Евросоюз и до эпидемии был уже не тот, каким в 2004 году. Из него сбежала Британия, а «Старая Европа» обособилась от своих проамериканских восточных «братьев». Но то был лишь пролог.

Сейчас на распад ЕС играют сразу два фактора. Один чисто технический – это карантин, который привел к изоляции стран ЕС друг от друга. Мера эта, конечно, временная, но вот сколько он продлится, и насколько потом всё восстановится, это вопрос. Второй политический, и это уже надолго: вся эта межгосударственная надстройка Европейского Союза вообще себя не проявила в борьбе с эпидемией, каждая страна ЕС сама справляется с проблемой как может, не рассчитывая на помощь ни от соседей, ни из Брюсселя.

Но на пороге уже стоит и третий фактор, многозначительно помахивая дубиной – риск экономического краха, влекущий за собою падение экономик стран ЕС, связанных между собою общей валютой. Захочет ли Германия вытаскивать на себе экономику Италии и Испании? Будет ли им помогать Голландия и Бельгия? А что делать Польше, и кто будет содержать три прибалтийские республики?

О да, эпидемия однажды закончится, а вот проблемы и обиды останутся, и возникнет вопрос – а нафига нам этот союз, если от него никакого толку?! В европейских странах резко вырастет популярность консервативных и националистических политсил, выступающих за выход из ЕС, а также левых социалистов, ратующих за усиление государственного контроля и управления. И лишь украинцы еще долго будут пялиться в разбитое окно Европы, высматривая в нем призрак своей мечты.

Новый мир – новые традиции

В конце 15 века матросы Колумба привезли в Европу сифилис, который быстро распространился по всему континенту, уже через двадцать лет достигнув Японии и Китая. Это была не самая смертельная или ужасная болезнь тех времен, однако именно сифилис стал эпохальной инфекцией, изменившей историю цивилизации. Он был первой болезнью, которую начали лечить не молитвами, а лекарствами, причем относительно успешно – и именно благодаря сифилису зародилась современная фармакология. А осознание причин его распространения заставила Европу обуздать свою страсть и удариться в благочестие и воздержание, достигшие пика в викторианскую эпоху.

Судя по тому, как эпидемия коронавируса напугала не только европейцев, но и вообще всё человечество, она обязательно наложит на нас свой тяжелый отпечаток. Сейчас самую большую роль играет страх заражения. Он заставляет не только надевать маски и перчатки, но и избегать рукопожатий и поцелуев при встрече. В Европе молодежь уже «бесконтактно» здоровается в стиле индейского «хай!».

Из-за боязни подхватить СПИД, некоторые люди уже давно опасаются посещать парикмахерские. Будет ли страх перед короновирусом настолько сильным, что заставит делать стрижку и завивку дома, даже после прекращения эпидемии? Во всяком случае, стариков уж точно! Больше людей теперь будут готовить дома, даже после возобновления работы кафе и ресторанов. Вероятно, что отрасль общепита еще не скоро придет в себя, и вопрос лишь в том, кто будет страдать от недостатка клиентов больше: заведения для «пообедать» или места для «посидеть»?

Под вопросом будущее больших клубов и развлекательных центров – как места скопления и контакта случайных людей. Если и их надолго накроет тень коронавируса, то многие предпочтут «тусить» небольшими компаниями, отдельно от остальных. Возможно, это даст свет маленьким частным клубам, похожих на британские и американские конца 19 века, в которых концерты и танцы заменят другими развлечениями. А как же знакомиться? Похоже, что теперь искать себе пару или друга люди будут в основном через интернет!

Вполне ожидаем резкий спад популярности таких видов туризма, как классический отдых на море (отель-пляж-дайвинг), посещение достопримечательностей и туры по городам мира, и особенно океанские круизы (уже два лайнера постиг карантинный «арест»). Что придет им на смену, сказать трудно. Например, если в России есть масса мест для внутреннего туризма и загородного отдыха, то в Украине с этим сложнее. Выедешь на берег реки, где купался в далеком детстве – а там теперь мусорная свалка или чей-то коттедж! Похоже, что в ближайшее время путешествовать придется только с помощью Гугл-сервиса или как в советские времена (мы смотрели, а Сенкевич путешествовал).

Однозначно большие подвижки произойдут в области медицины, микробиологии и фармацевтики. Не в Украине, конечно – тут еще долго будут «продолжать реформу», пока в итоге для лечения больных не придется звать гуманитарные международные миссии, как в странах Африки. А вот настоящие реформы здравоохранения, делающие его более эффективным и доступным, видимо, пройдут в странах Европы. Они давно назрели и в США, но там им упорно сопротивляются коммерческая медицина и страховые компании, так что это может даже спровоцировать серьезный общественно-политический кризис.

Но самым серьезным, самым тревожащим последствием этой пандемии может оказаться пересмотр нынешних принципов гуманизма и прав человека, которые и так сравнительно недавно (в середине прошлого веке) стали основой международной политики и культуры общества. Еще несколько месяцев назад западные политики утверждали, что жизнь каждого человека бесценна – а теперь они согласны на гибель десятков тысяч стариков от коронавируса, лишь бы не дать рассыпаться их привычному миру. И ведь это отношение к пожилым людям, по принципу «умрут – не жалко, зажились на этом свете», уже начали культивировать!

Вот только если этого джина выпустят из бутылки, то одними пенсионерами не обойдется. Вспомните, в кого кидали камни в Новых Санжарах, в кого стреляли из пулеметов греческие пограничники, кого толпы обезумевших от страха обывателей выбрасывают из автобусов и избивают в магазинах. Мы находимся всего в одном шаге от признания того, что человеческая жизнь не стоит даже использованной марлевой повязки. И не где-то там в Руанде, а в Европе!

Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале