Современная Беларусь, со всеми её минусами и плюсами – это пример того, какой могла бы быть Украина, если бы в ней не победили первый, а потом второй Майдан. В Беларуси этого не случилось потому, что вместо вечно мечущегося унылого Кучмы и незадачливого «чугунного» Януковича там был харизматический и решительный Лукашенко. За время своего правления он подавил в зародыше, минимум, четыре «цветные революции» (1996, 2006, 2010 и 2011), надолго отбив у оппозиции всякую охоту устраивать новые.

Но за четверть века бессменного правления может надоесть даже очень хороший президент. А у белорусского «Бацьки» недостатков столько, что за это время в стране накопилась критическая масса недовольных его политикой. И если раньше Лукашенко удавалось удерживаться у власти, играя на противоречиях между своими противниками, то сейчас они могут объединиться в своем стремлении его свергнуть. Но что будет дальше? Ведь тогда, возможно, уже Украина будет примером того, какой может стать постмайданная Беларусь…

«Берите кофе, тапки и хорошее настроение…»

Запад прозвал Лукашенко диктатором еще в 90-х, когда тот еще не отбыл свой первый президентский срок. Так что дело было вовсе не в узурпации власти. Просто в 1995-м Лукашенко провел референдум, по итогам которого придал русскому языку статус второго государственного, вернул флаг и герб БССР (вместо символов литовских времен) и получил право распускать парламент – на тот момент полный как правой, так и левой оппозиции, и взял курс на интеграцию с Россией.

По сути, это означало увод Беларуси от прозападного курса, на котором настаивали белорусские национал-патриоты и либералы. Запад терял эту постсоветскую республику, он увидел угрозу усиления России, а потому весной 1996-го, сразу после подписания первого варианта союзного договора между Беларусью и РФ, спешно поднял «Минскую весну» (1996). Да, действительно, в 2013-м по такому же сценарию в Украине устроили Евромайдан! Но тогда Лукашенко сразу отказался от всяких переговоров с оппозицией, выведшей на улицы десятки тысяч человек (там участвовали и украинские националисты), и бросил на них ОМОН – причем, не стоять кордонами, а жестко разгонять. Столкновения длились целый месяц, а Лукашенко постоянно давил на руководство МВД, требуя безжалостных действий. В итоге «Минская весна» затухла, а Лукашенко был объявлен на Западе «пророссийским диктатором» и надолго стал «нерукоподжатым».

Минск, весна 1996-го

Именно тогда Лукашенко сразу же одержал стратегическую победу над оппозицией. Но не тем, что разогнал её акции дубинками. Вернув советские символы и приостановив «дикую капитализацию», он на долгие годы лишил всякой инициативы белорусских левых, отняв у них их электорат. Придав статус русскому языку и начав интеграцию с Россией, он не лозунгами, а реальными действиями привлек на свою сторону пророссийски настроенных белорусов. Эти две категории белорусских избирателей, вместе с «колхозниками», на следующие двадцать лет стали главной опорой Лукашенко!

Самым важным для него был разгром белорусских национал-патриотов и прозападных либералов. После неудачной «Минской весны» они были вытеснены из всех органов власти, им максимально ограничили доступ к СМИ, их контакты с Западом отслеживало КГБ. Поэтому в Беларуси они не сумели стать такой мощной политической силой, как в Украине 21-го века, не смогли «охмурить» достаточное количество избирателей. Так что хотя последующие белорусские майданы тоже выводили на улицу Минска десятки тысяч людей, широкой поддержки в стране они не имели, даже в западных регионах. И уж подавно там не было такого, чтобы областные советы поднимали бунты против центра (как во время украинских Майданов).

Но запас прочности оказался не вечным. Сейчас, в преддверии очередных президентских выборов (9 августа), Лукашенко столкнулся с угрозой новой «революции», уже получившей прозвище «тапочной»: её активисты называют президента «усатым тараканом» и многозначительно размахивают тапками и шлепанцами. Пока что создается только «настроение масс», а главные события ожидаются в августе.

Минск, 2020-й

Всё бы ничего, будь это очередная акция правых или либералов. Но на этот раз громче всего «пристукнуть таракана» призывают пророссийски настроенные белорусы. Причина известна: Лукашенко уже много лет тормозит процесс создания союзного государства, он активно противодействует экономической аннексии Беларуси Россией, он не поддержал Кремль в его авантюре с Крымом, он все чаще заигрывает с Западом и начал играть на нотах белорусского суверенитета. По мнению многих политологов, терпение Москвы уже иссякло, и там хотели бы заменить Лукашенко на другого, более сговорчивого президента Беларуси.

Но вместо этого Лукашенко не только не собрался на пенсию, но и официально привез в Москву (на парад 24 июня) своего сына Колю, которого он прочит себе в приемники. Ну а что: Хафезу Асаду было можно сажать своего сына трон – и его поддержала Россия, Ли Куан Ю было можно делать своего сына премьером – и его поддержал Запада, а Александру Лукашенко нельзя?! Только в Москве этого не поняли, и Путин демонстративно отсел от своего союзника. Отношения между ними стали холодны, как никогда ранее.

«Гуртом и Бацьку краще бити!»

«В Беларуси нет своего Зеленского», - отметил недавно Лукашенко, подчеркивая, что и на этих выборах не видит серьезных соперников. Согласно официальным опросам, рейтинг «вечного президента» составляет 69-76%, хотя даже сторонники Лукашенко считают, что его придворные социологи «нарисовали» ему слишком много. Оппозиция в ответ размахивает данными опроса белорусских пользователей соцсетей, среди которых Лукашенко поддерживают только 3,8%. Радостные оппозиционеры тут же дали ему еще одно прозвище «Саша три процента». Но, как известно, обитатели этих соцсетей (а точнее, специфических страниц в соцсетях) живут в своем виртуальном мирке, очень далеком от реальности.

Более-менее независимые опросы дают Лукашенко средний рейтинг в районе 55%, при этом он выше в глубинке, где «Бацька» пользуется поддержкой «колхозников», и ниже в Минске и двух западных областях (Брестской и Гродненской). Так что его очередная победа на выборах дело, можно сказать, решенное. И это прекрасно понимаю все, кто хочет «перемен в Беларуси». Тамошние правые вообще фактически устранились от участия в выборах, назвав их фарсом. А значит, единственным шансом избавиться от Лукашенко является «неконституционные методы», то есть майдан.

Если бы за очередной попыткой белорусской «революции» стояли бы только прозападные силы, то она не стоила бы внимания, потому как гарантированно провалилась бы. Но сейчас в дело может вмешаться Россия, в которой, уже раздувается антилукашенковская истерия. Заменить Лукашенко на свою безвольную марионетку – оптимальный вариант для Кремля, вот только на этих выборах это уже не получиться. Но будет ли «обнуленный» Путин ждать еще пять лет?

Сейчас, когда Европа переживает коронакризис, а США заняты бушующей пандемией и «черным бунтом», Западу пока что не до Восточной Европе – за ней приглядывают дежурные дипломаты, но не более. Это развязывает России руки для масштабных наглых операций, даже похлеще, чем в 2014 году! Тогда она воспользовалась Майданом в Киеве, чтобы откусить от Украины Крым. Путин решил, что такая синица в руке важнее, чем поддержка сбежавшего Януковича и совершенно непрогнозируемый сценарий конфликта Юго-Востока с остальной Украиной. А что Путин отчебучит на этот раз?

«Белорусам нужно перестать играть в самостийность и войти в состав России как Западному федеральному округу», - такое мнение, в последнее время, насаживается среди россиян и пророссийских белорусов. Насаживается неофициально, через те же социальные сети, через блогеров, через нигде не зарегистрированные интернет-СМИ, в отдельных статьях и высказываниях. И это уже назвали подготовкой России к аннексии если не всей Беларуси, то минимум её восточных областей (Могилевской, Полоцкой, Гомельской).

Для такой аннексии нужен повод – а им может быть только минский майдан, с захватом власти националистическими неадекватами, чтобы Москва могла придти на помощь «союзному государству», или как вариант «на защиту русскоязычного населения Беларуси». Вот только сил для захвата власти у белорусских правых нет. Как быть? И вот тут появляется вариант «всеобщего восстания», когда на улицу выходят и правые, и левые, и прозападные, и пророссийские – объединенные стремлением свергнуть «папу Коли». Тогда шанс этой «тапочной революции» будет достаточно высок. По меньшей мере, она сможет спутать Лукашенко его привычные политические карты. Если раньше он опирался на пророссийских, когда душил «революции» правых и либералов, и ударялся в патриотическую риторику, когда противостоял давлению России, то теперь он не сможет играть на этих противоречиях.

Вот только такой союз будет существовать ровно до момента свержения Лукашенко, после чего правые вцепятся в левых, а пророссийские пойдут в рукопашную против прозападных. И «украинский сценарий», от которого Лукашенко столько лет удерживал свою республику, станет реальностью.

Но огорчит ли это Москву? Вряд ли! Благодаря тому, что Лукашенко не дал своим правым и прозападным либералам развиться в мощную силу, они не смогут установить контроль над страной, даже если им на поддержку прилетит сам вице-президент США. Но зато, изобразив переворот именно как правый путч страшных националистов-русофобов, Москва сможет сделать ставку на пророссийский электорат, а также переманить на свою сторону чиновников и силовиков.

Дальше все зависит от того, какой план захочет реализовать Кремль: сохранить единство Беларуси и посадить в Минске свою марионетку, или же аннексировать кусок страны. Во многом это зависит от того, насколько долго смогут «дергаться» тамошние правые, и кого поддержат белорусские «колхозники». Последние могут встать как на сторону России, так и на защиту белорусской державности: гадать наверняка нельзя, тут можно вспомнить русскоязычных украинцев, в 2014 году в большинстве своем выступивших против «сепаров». Так что вариант аннексии хотя бы части Беларуси для Путина будет надежнее риска в ней гражданской войны.

Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале