Согласившись с тем, что украинские тюрьмы мало способствуют исправлению преступников, а денег на их содержание в казне нет, Минюст решил их… закрыть. Согласно плану очередной реформы, в стране останется лишь две «зоны». Большинство заключенных распустят по домам, и даже пожизненно осужденные получат возможность выйти на свободу. Но с чистой ли совестью, и с какими намерениями?

В эпоху своей независимости Украина вошла со 126-ю исправительными колониями (ИТК, известными как «зоны»), 11-ю колониями для несовершеннолетних (они же «малолетки») и 32-мя следственными изоляторами (СИЗО). Последние обычно и являются той самой классической тюрьмой (или «крыткой»), с коридорами и камерами, прогулочными двориками с «небом в клеточку». При этом в такой тюрьме, помимо СИЗО, могут располагаться отдельные блоки для уже осужденных (обычно для особо опасных и рецидивистов, пожизненных) и тюремные больницы (включая психиатрические). В последнее время при нескольких СИЗО появились даже приюты-коммуны для бывших зэков, которым просто некуда идти.

Общее число осужденных в них составляло 117 тысяч человек (1991 год). Но в него не входили арестованные подследственные, томящие в СИЗО: статистику по ним практически не публиковали, а между тем немало подследственных сидели в них месяцы и даже годы. Из-за переполненности многих СИЗО, условия содержания в них всегда были ужасными, да и остаются такими до сих пор – это извечная и самая главная проблема украинских тюрем.

В «лихие» 90-е кривая преступности в Украине резко взлетела. Число вынесенных за год приговоров выросло со 108 тысяч в 1991-м до 242 тысяч в 1996-м, из них к лишению свободы было приговорено, соответственно, 35 и 85 тысяч обвиняемых. Да, не стоит удивляться: и в советское время, и после «на зону» отправляли только треть осужденных. Остальные отделывались условным сроком, исправительными работами, штрафами, отсрочкой с испытательным сроком, им засчитывали срок проведенный в СИЗО или же они попадали под регулярные амнистии.

Кстати, если в УССР на исправительные работы (обычно по месту своей работы, с вычетом части зарплаты) отправляли 22-26% осужденных, то в Украине начала «нулевых» уже только 2%. Потому что с работой в стране стало очень напряженно, что и толкало многих на путь «альтернативного заработка». Зато число условно осужденных выросла с 6% до 23%.

Тем не менее, количество заключенных в Украине стремительно росло до самого конца 90-х, превысив 200 тысяч (точные цифры почему-то не публиковали, как и подробную статистику преступлений). Тюрьмы и колонии едва справлялись с такой нагрузкой, в переполненных камерах и бараках распространялись туберкулез, гепатит и СПИД, а недостаток финансирования приводил к тому, что без передач и «грева» заключенные просто голодали. Еще одной проблемой стало зверство охраны, которая «восстанавливала дисциплину» путем зверских избиваний заключенных, «ломая» их в самом буквальном смысле.

Это был самый тяжелый период в истории отечественной пенитенциарной системы со времен ГУЛАГа. А тут еще эмоций добавляло «кино» про европейские тюрьмы с почти гостиничными условиями содержания. Однако бытовало мнение, что только страх оказаться в такой тюрьме удерживает многих украинцев от преступлений.

Одновременно росло число приговоров к высшей мере наказания: со 112 (1991 год) до 212 (2001-й). За пять лет независимости было исполнено 612 таких приговоров. Но затем Украина начала проситься в Совет Европы, а тот поставил условием отмену смертной казни.

Киевские политики, очень желая ездить за государственный счет в Страсбург и выпрашивать там деньги, были готовы на всё. Однако в обществе, напуганном резким ростом тяжких преступлений (разбои, истязания убийства), данную инициативу встретили с большим неодобрением. Две трети громадян выступали за сохранение смертной казни, и даже хотели бы применять её к финансовым аферистам и коррупционерам.

Поэтому взяв в ноябре 1995-го на обязательство отменить смертную казнь, Украина лишь в марте 1997-го ввела на неё мораторий, в феврале 2000-го ратифицировала конвенцию, и в апреле 2001-го приняла новый Уголовный кодекс, в котором высшая мера была заменена пожизненным заключением. Затем, в мае 2002-го года официальный Киев присоединилась к протоколу №13 Европейской конвенции о правах человека, запрещающим смертную казнь при любых обстоятельствах в мирное и военное время. Именно это соглашение не позволяло Украине возобновить расстрелы, скажем, в 2014 году – когда толпы «патриотов» требовали казни «изменников».

Начиная с 2001-го года «население» украинских колоний и тюрем стало сокращаться. В 2004-м оно опустилось до 191 тысячи, на 1 января 2009-го упало до 145 тысяч: тут сказались и участившиеся амнистии (в первую очередь выпускали больных), и массовое УДО, и сознательное занижение криминальной статистики (при Луценко), и реальное уменьшение число краж и грабежей в связи с улучшением экономической ситуации в стране. Но затем грянул кризис, поэтому при Янковиче число осужденных вновь поднялось до 158 тысяч, что вызвало бурные протесты правозащитников. И тогда «злочинна влада» пошла на новые амнистии и разрешила массовый пересмотр дел, что сократило армию заключенных до 127 тысяч – аккурат к началу Майдана.

В 2014-м году из тюрем были выпушены несколько сотен «узников режима», тут же влившихся в ряды «патриотов». Затем в апреле приняли грандиозный закон об амнистии (прозванной Турчиновской), по которой на свободу в несколько этапов выпустили свыше 30 тысяч заключенных: немало их тогда бродило по улицам в поисках «чем бы заняться» или сидели карточках, присматриваясь к прохожим. Плюс события весны оставили за «поребриком» (в Крыму и на Донбассе) 37 тюрем и колоний вмесите с 20 тысячами их обитателей.

К концу 2014 года за решеткой оставались 70 тысяч украинцев. Затем началась реформа МВД, изменились методы пресечения задержанных. Всё меньше стали выносить приговоров по статьям хулиганства, нанесения увечий, краж и даже разбоев, появилась целая каста неприкасаемых «патриотов и ветеранов», но одновременно появились несколько сотен политических заключенных («сепаров» и «пропагандистов Кремля»).

И вот что интересно: не смотря на то, что новообразованная Нацполиция регистрировала далеко не все преступления (нередко она вообще их «не замечала»), не смотря на то, что Украина лишилась Крыма и половины Донбасса, а страну покинули сотни тысяч её граждан, кривая официальной преступности не снизилась, а даже выросла до 560-570 тысяч в год. Но при этом число осужденных уменьшилось с 122 тысяч в 2013 году до 76 тысяч в 2016-м, из них «на зону» отправились всего 27 тысяч.

Для сравнения: в криминально-страшном 1996-м году в Украине зарегистрировали 617 тысяч преступлений, а на скамье подсудимых оказались 242 тысячи обвиняемых.

Начиная с 2018 года число заключенных в стране «стабилизировалось» на уроне 56-60 тысяч, из них около 20 тысяч - это уже точно подсчитанные «пассажиры» СИЗО. А как так в колониях освободились 3/4 мест, их начали масштабно сокращать. По словам нынешнего главы Минюста Дениса Малюськи, новая реформа предусматривает оставить в стране всего две колонии - остальные будут распроданы «инвесторам», так же как и многие СИЗО.

Правда, взамен проданных следственных изоляторов собираются построить более просторные новые (но уже за городом), с лучшими условиями пребывания. А вот не тесно ли будет оставшимся украинским осужденным в двух колониях? Очевидно да, потому что Малюська намекает, что сажать будут еще меньше, применяя «альтернативные наказания» по методу «Северной Европы». При этом министр ничего не сказал о том, что для таких методов у Украины просто нет денег, из-за чего она, собственно, и сокращает число колоний и заключенных.

Но, конечно, вишенкой на торт стала новость о законопроекте №4049, который запустит механизм, позволяющий выйти на свободу пожизненно осужденным. Данный законопроект стал следствием давления со стороны Европейского суда по правам человека, год назад осудившего практику пожизненных приговоров в Украине как «антигуманную» - именно потому, что у нас такого механизма. Вот в Швеции он есть – и убийца 77 человек Брейвик может освободится в 2032 году, чтобы «замочить» еще кого-нибудь. Теперь он появится и у украинских душегубов – а именно такие преступники получили у нас пожизненные приговоры.

С момента введения моратория на смертную казнь и до сего времени в Украине пожизненный срок получили свыше 1800 преступников (382 из них уже умерли), причем назвать их людьми не получается. Конечно, где-то 10% из них, возможно, не виноваты – так утверждают их адвокаты. Некоторые из них добились пересмотра дел и освобождения: например, Любовь Кушинская, известная по делу «черного риэлтора». Но всё же вина подавляющего большинства доказана, многие признались сами – и это вам не те, кто в пьяной драке зарезал собутыльника или убил кассира при ограблении, это настоящие упыри! Серийные убийцы, киллеры, грабители, насмерть замучившие целые семьи, извращенцы-садисты, реальные террористы.

Для сравнения: «торнадовцы», чье дело просто шокировало украинское общество, получили всего от 8 до 11 лет. Их «побратимы» из нацбата «Донбасс», убившие офицера СБУ, вообще уже все на свободе! Так представьте же, кого приговорили к высшей мере – которая в Украине ограничена пожизненным заключением!

И вот теперь, в ходе реформы по сокращению исправительных учреждений, эти полторы тысячи самых опасных заключенных необходимо как-то перераспределить. Пока они размещались в разных тюрьмах и колониях, где им отводили этаж или отдельный блок под несколько десятков заключенных, большой проблемы они не представляли. А как быть дальше? Собрать их всех в одном месте, в одной тюрьме, не получится. Это ж вам не простые «мужики», это даже не уголовники – это намного хуже! Таких нужно селить в 1-2 местных камерах - чтобы не поубивали друг друга, чтобы за ними проще было присматривать. Значит, потребуется тюрьма на тысячу «номеров»! На их охрану нужно больше сотрудников, в том числе спецперсонал с особой подготовкой, более сложные системы безопасности - всё это влетит в копеечку! Что же делать?

А как все эти годы украинская власть решала подобные проблемы? Она просто объявляла амнистию и распускала заключенных по домам! «Зеленая команда» тоже не стала долго мудрить: почему бы не отпустить с миром и большую часть пожизненно осужденных? Повод для этого уже есть - раз Европа так настаивает, чтобы им дали возможность выйти на свободу, то так тому и быть!

Действительно, большая часть из пожизненно осужденных уже отсидели по 10 лет, так что они могут стать участниками программы замены приговора. А там следующей реформой смягчат условия, и будут выпускать их на свободу уже не через 15, а через 5 лет – как раз успев к закрытию последних тюрем. Реально? Да от украинской власти можно всякого ожидать!

Вот только на фоне этой затеи, первый из пяти вопросов президента Зеленского народа звучит то ли как циничная насмешка, то ли как доказательство полного бардака во власти. Действительно, затем вопрошать у избирателей, одобряют ли они пожизненный срок для коррупционеров, если пожизненные приговоры фактически собираются отменить?

Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале