Минский мир обречен, потому что больше никого не устраивает
01.12.2020 14:34
Что готовится на Донбассе?

С самого момента подписания Минских соглашений, их никто не собирался выполнять до конца. Теперь, спустя шесть лет, это стало очевидным для всех, кто всё это время отчаянно цеплялся за надежду и верил обещаниям политиков. А продолжать ломать эту «комедию» и дальше стало просто невозможным…

Донбасская матрица

За последние дни вы наверняка читали и слушали немало новостей из «нормандского формата», которые традиционно сводятся к формуле «стороны договорились договариваться о договоренностях». То есть, никаких решений и подвижек нет, лишь всё та же пустая болтовня и взаимные обвинения – что и год, и два, и четыре назад. Даже угрозы секретаря СНБО Данилова озвучить некий «план Б по Донбассу» не вызвали никакого интереса: все уверены, что Киев просто объявит о тайм-ауте в переговорном процессе и невозможности проведения выборов в ОРДИЛО весной, обвинив во всем Москву. Ну и что?! Выборы откладывают на потом не в первый раз, а переговорный процесс «висит» уже несколько лет, так в чем тут сенсация?

И всё же она есть, и намного большая, чем можно себе представить. Сенсация в том, что Минский мир – это вовсе не то, что мы себе представляли все эти годы! Похоже, что нас просто дурачили, нас держали в матрице. Вот только чем дольше человек находится в матрице, тем больше он замечает в ней сбоев и «латок», и тем чаще задумывается о том, что видимая им «реальность» может быть виртуальной, искусственно созданной.

Так и в ситуации с Минскими соглашениями. Несколько лет подряд нам рассказывают, что переговоры то зашли в тупик, то «сдвинулись с мертвой точки», то снова замерли. Мы к этому уже привыкли, нас это перестало волновать. Не стреляют – и ладно! Но не кажется ли вам странным, что Минский процесс, замерев на стадии прекращения огня, так и до сих и не продвинулся ни на шаг?

Давайте подробнее рассмотрим, что произошло за это время. С марта 2015 года крупномасштабные (по меркам этого конфликта) боевые действия прекратились, и в следующие год-полтора наблюдались лишь несколько локальных сражений за небольшие поселки (Широкино, Марьинка). В 2017-2019 г.г. стало еще тише, самыми значимыми событиями были мелкие стычки за «серые зоны». Причем создавалось впечатление, что их захват (с контратаками противника и т.д.) специально разрешали для того, чтобы радикальные «ястребы войны» с обеих сторон, рвавшиеся в «наступление», выпустили свой пар и остудили головы. Ну и следующим этапом стали соглашения о прекращении огня, заключенные уже при Зеленском – благодаря чему конфликт свелся к редким перестрелкам с единичными жертвами.

Они реально единичные, в чем вы можете убедиться сами: из 70-ти скончавшихся в январе-сентябре 2020 года в зоне АТО военнослужащих ВСУ, жертвами обстрелов и снайперских пуль стали 16 (из них 8 в январе и 4 в феврале). Остальные подорвались на минах, получили смертельное ранение «в результате неосторожного обращения с оружием» или умерли от болезней. То есть, хотя война формально не закончена, на ней уже почти не гибнут – и это большой плюс! Впрочем, многие украинские ура-патриоты считают это «зрадой» и капитуляцией.

Таким образом, единственными реальными шагами за эти годы стало постепенное прекращение боевых столкновений и обстрелов. Ах да, были еще обмены пленными, которые продолжаются до сих пор – хотя никаких пленных уже практически нет, последними были моряки с украинских катеров, захваченных россиянами в Керченском проливе в конце 2018 года, и несколько воевавших на Донбассе россиян. Кого же тогда меняют?

Посмотрите в списки обмена, большинство из них - это политические заключенные с обеих сторон (обвиненные в терроризме или измене), «беркутовцы» и участники «антимайданов», огромное число «российских шпионов», арестованные в России украинские и крымско-татарские активисты. Какие же это пленные?! Разве что «пленные холодной войны», как во времена противостояния СССР и Запада. Заложники? Но тогда Киеву нужно признать, что арестованные им «сепары» и «шпионы» тоже заложники, а не преступники!

Все стороны Нормандского формата это прекрасно осознают, однако продолжают называть их именно так. Интересно, как долго будет продолжаться этот обмен - до полного ареста всех инакомыслящих в Украине и России? Суть этого процесса становится малопонятной, но видимо это какая-то важная часть матрицы, в которую нас погрузили.

Зачем тормозят переговоры?

Однако прекращение огня и освобождение пленных/заложников это лишь первый этап Минских соглашений. Вторым должен стать возврат ОРДИЛО обратно в Украину. Ключевых шагов в нем три: а) проведение выборов, формирующих новую, украинскую местную власть, б) разоружение «народной милиции» и вывод «иностранных вооружённых формирований», в) возвращение контроля над украино-российской границей. Всё остальное – особый статус этих районов, амнистия и пр. являются лишь дополнением. И все вместе они стали камнями преткновения, об которые вот уже почти шесть лет спотыкается Минский процесс.

Национал-патриоты грозили третьим Майданом за амнистию сепаратистам и особый статус Донбасса, киевские переговорщики всё время требуют «сначала границу, а потом выборы», россияне не соглашаются на разоружение, а сепаратисты хотят себе автономный статус с собственной армией и внешней политикой – вот, вкратце, какой кавардак всегда творился на этих переговорах. Даже если одна сторона и соглашалась на какую-то уступку, то другая выдвигала новое требование, и всё летело к черту. Всё это и преподносилось нам как причины пробуксовки Минского процесса.

Но что, если это были не причины, а поводы? Поводы, чтобы затянуть Минский процесс надолго, на годы. Об этом, кстати, национал-патриоты говорят давно, и полностью одобряют такой вариант. Только они рассматривают возможность уклониться от реализации Минских соглашений как благо для Украины, считая их навязанными и капитулянтскими. Их точка зрения известна: ждать, пока Россия развалиться, а потом торжественно въехать в Донецк на «абрамсах» и всех покарать, а пока что отталкивать ОРДИЛО как «гнойную язву».

Что ж, при всём идиотизме, они сумели разглядеть кусочек истины! Действительно, налицо все признаки того, что Минский процесс тормозиться искусственно. Однако они ошибаются в цели срыва переговоров: это вовсе не противодействие капитуляции, всё намного проще. Его тормозили исключительно для того, чтобы оставить ОРДИЛО в его нынешнем неопределенном статусе «украинского Приднестровья», чтобы снимать с него экономические сливки и политические бонусы.

Как возникло ОРДИЛО

Вспомним, как возникла эта «черная дыра». Сначала было Женевское соглашение от 17 апреля 2014 года, которое не продержалось и недели: 20 апреля «Правый сектор» устроил провокационное боестолкновение под Славянском, а 22 апреля Турчинов приказал продолжить АТО. Так начался первый этап конфликта АТО, длившийся с апреля по июнь 2014 года. В это время на Донбассе творился форменный хаос, поскольку у «великих полководцев» Турчинова, Авакова и Корбана правая рука не знала, что делает левая. Вместо единой линии противостояния, которую бы Киев двигал на восток, возникли беспорядочно перемешанные районы, одни из которых контролировали украинские силовики, другие удерживались боевиками, а третьи были «ничейными», нейтральными, такими себе огромными «серыми зонами».

В этом хаосе лилась кровь и тех, кто воевал, и попавших им по руку мирных граждан, что отнюдь не нравилось большинству украинцев. Поэтому Порошенко выиграл тогдашние выборы под лозунгами мира, а не войны. И уже 19 июня 2014 года появился его первый мирный план урегулирования конфликта, во многом напоминавший предыдущее Женевское соглашение и ставший прообразом Минского.

После публикации своего плана, Порошенко отправил переговорную делегацию в Донецк (так была сформирована Трехсторонней контактной группы, ТКГ) и тоже объявил перемирие - однако оно тоже было очень коротким. Начиная со 2-3 июля, подтянутые и развернутые к тому времени части ВСУ, Нацгвардии и добробаты начали масштабную и уже более-менее согласованную операцию по «расчленению и окружению» районов, контролируемых сепаратистами. Длилась эта операция два месяца и закончилась печально известными «котлами». Эта катастрофа и вынудила Порошенко вновь обратиться к услугам ТКГ, и на её заседании в Минске 5 сентября 2014 года было подписано первое Минское соглашение.

Всё это, конечно, известные факты. Но помним ли мы, что Минск-1 был каким-то «странным», в том смысле, что объявленное после него перемирие никем не соблюдалось. Единственно, украинским силовиками запретили снова наступать – чего нельзя было сказать о сепаратистах, развернувших сначала атаку на южном фланге (Мариуполь-Волноваха), а в начале 2015-го взявших Дебальцево. Война пошла на спад только подписания второго Минского соглашения (12 февраля 2015 года) на уровне лидеров Нормандской четверки (Украина, Россия, Франция, Германия).

Эти события обсуждались бесчисленное количество раз – но только с военной и политической точек зрения. До сих пор никто не смотрел на них под другим углом. Что же там можно увидеть? А вот давайте отфильтруем войну с политикой, и получим в итоге… хронологию создания ОРДИЛО. Начавшуюся с публикации мирного плана Порошенко и создания Трехсторонней контактной группы, и увенчавшейся Минскими договорами, в которых была сформулирована концепция ОРДИЛО, получивших легальный юридический статус «особой территории».

Особой в чем? Национал-патриоты, конечно же, видят в ОРДИЛО только «сепаров» и «российскую агрессию». Однако ОРДИЛО является еще и огромной «черной дырой» контрабанды и экономических афер: начиная от провоза контрафактных сигарет до угольных схем. Ведь не зря же в своё время кто-то заметил, что с подписанием Минских соглашения мародеров (во всех смыслах) сменили контрабандисты. Воевать стало невыгодно, потому что это мешало «бизнесу», в котором участвовали олигархи и высокопоставленные политики - и война пошла на спад! А судя по тому, что процесс замирения шел обоюдно, то в этом «бизнесе» участвуют и «шишки из Москвы».

Кроме того, стороны отлично использовали ОРДИЛО и в своих политических целях. Например, Порошенко провернул просто таки головокружительный кульбит: хотя с весны 2015-го боевые действия начали утихать, его воинственная риторика, напротив, резко усиливалась. К 2018-му году Петр Алексеевич «воевал» уже только на словах, но зато как зажигательно, увлекая за собою всех сторонников партии войны! И вот скажите, зачем ему и Путины было прекращать эту игру, выполнив Минские соглашения, зачем им было ликвидировать ОРДИЛО? Незачем! Поэтому их постоянно тормозили и срывали – шел только процесс военного урегулирования.

Но есть еще один нюанс, вызывающий беспокойные подозрения. Сравните вышеприведенные карты «зоны АТО» до и после Минских соглашений. На первой мы видим тот самый хаос времен Турчинова – и, опять же, хаос не только с военной и политической зрения. Никакого ОРДИЛО из этой мешанины цветных лоскутов не вышло бы, да и ключевые (грузовые) пропускные пункты на украино-российской границе тогда контролировали украинские силовики. Можно сказать, что авторам ОРДИЛО очень повезло, что украинская армия потом угодила в котлы, потому что это как раз и позволило сформироваться цельной территории ОРДИЛО, соединенной с Россией границей от Азовского моря до самой Станицы – на участке, где проходят все основные автомобильные и железнодорожные магистрали.

Не кажется вам странным, что Петр Алексеевич был «глух и слеп», когда украинская армия гибла под Иловайском и Изварино, когда сепаратисты устроили южный прорыв - и он оставался таким до конца 2014-го, хотя все криком кричали о том, что Дебальцевский выступ является ловушкой для ВСУ? Такое впечатление, будто все эти военные катастрофы были запланированы и согласованы с противником – дабы в результате выстроить территорию ОРДИЛО и закрепить её в Минских соглашениях…

Будет ли Минск-3?

Но если существование ОРДИЛО в виде оторванной от Украины территории всех устраивает, то почему мы заговорили о том, что Минский мир обречен? Потому что нельзя бесконечно обманывать целый народ, а тем более целый мир! Нельзя и дальше тянуть время, изображая ожесточенные споры о том, когда же проводить выборы в горсовет Луганска – до или после передачи контроля над границей. Все понимают, что в любом случае луганчане не выберут в свой горсовет ни «Солидарность», ни даже «Слугу народа», так что спор этот совершенно бесполезен. И теперь уже все понимают, что это просто затягивание времени. Еще немного – и все догадались бы о том, что мы только тут вам поведали!

Затянуть переговорный процесс можно еще на год, максимум на два. Потом устраивать новые встречи будет уже просто бессмысленно – даже для того, чтобы лишь вместе попить чаю и поговорить о здоровье. Россия об этом заявляет уже прямо, намекая Киеву на то, что надо придумать что-то другое. Но что?

Доводить до конца нынешние Минские соглашения никто не хочет – это совершенно понятно. Те, кто использует ОРДИЛО в своих целях, не хотят терять механизм наживы. Жители самого ОРДИЛО не хотят возвращаться в Украину к «бандеровцам», а украинские национал-патриоты не хотят принимать обратно «прокремлевскую вату». Поэтому назрела необходимость заключения нового соглашения, Минска-3, в котором бы процесс возвращения ОРДИЛО в Украину был бы официально отложен до лучших времен. В итоге, нынешний «подвешенный» статус региона был бы продлен бессрочно, необходимость в бессмысленных переговорах бы отпала, и все остались бы при своем, довольные.

Или не все? Почему в Офисе Зеленского появилась идея создания на подконтрольной части Донбасса некой свободной экономической зоны? Она бы стала дополнением к «черной дыре» ОРДИЛО - или её альтернативой, рассчитанной на работу в будущем объединенном Донбассе? То есть можно предположить, что влиятельным людям, которые сейчас цепляются за ОРДИЛО и срывают его возвращение в Украину, предложили альтернативу их контрабандным и черным схемам в виде легальной СЭЗ.

А может быть, это они сами протолкнули такую идею в Офис президента? Может быть, это большой торг: мол, мы перестанем срывать Минский процесс, если вы гарантируем вам создание этой зоны и передадите нам в ней все рычаги управления! Такой вариант тоже стоит рассмотреть. А также вариант, что сейчас идет борьба между двумя группами влияния, одна из которой хочет сохранить неприсоединенное ОРДИЛО, а другая хочет его скорее вернуть (и получить с этого политические дивиденды), но при этом создать на его месте другую «экономическую дыру» в виде СЭЗ.

Нам об этом, конечно же, не сообщат прямо. Мы даже не заметим этих кулуарных процессов. Но беспокоит другое: как для резкого форсирования нынешнего Минского процесса, так и для отказа от него, с целью подписания нового соглашения, потребуется какой-то очень весомый повод. И очень не хотелось бы, чтобы этим поводом стала новая эскалация военных действий!

Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале
Виктор Дяченко