По числу проблем на душу населения Украина уже давно является лидером не только Европы, но всего Старого Света. У нас их столько, что все просто не перечесть! Проблемы у государства, проблемы у общества, у каждого лично, даже окружающая нас природа уже вопит от проблем! Какие-то из них еще терпимы, другие делают нашу жизнь невыносимой. Одни проблемы появились сами по себе, по независимым от нас причинам, а другие стали следствиями горе-реформ, коррупции, майданов, кризисов, внешнего управления, нашего социального разложения. Но есть и такие, которые создаются из ничего, высасываются из пальца и сознательно раздуваются до уровня настоящей беды. Как, например, языковая проблема, недавно вновь обострившаяся до предела…

«Первая неделя бессмысленного дурдома», «Зеленский превзошел Порошенко», «они натравливают людей друг на друга», - это самые мягкие и культурные из откликов украинцев после первых дней действия статьи 30 «Закона об обеспечении функционирования украинского языка как государственного», тотального обязывающего перейти на него сферу торговли и услуг. Закона, оставленного нам Петром Порошенко и Радой 8-го созыва как последний привет его эпохи «армії, мови, віри», которая не ушла с ним в прошлое, а была возрождена «слугами народа» и Зеленским.

Напомним, что «зеленые» этот закон не отменили, как ожидали их избиратели, а старательно внедрили в жизнь. Это они создали систему надзора за его выполнением: избрали т.н. уполномоченного по защите государственного языка, ввели штрафы, стимулируют доносы «патриотов» на русскоязычных продавцов и недовольных законом обывателей. Они действительно превзошли в этом Порошенко!

Нужно отметить, что новыми правилами, направленными на дальнейшее искоренение русского языка из всех сфер жизни украинцев, недовольны не только русскоязычные. Немало украиноязычных тоже весьма критически отзываются об этой инициативе власти, считая, что она должна заниматься куда более актуальными проблемами – например, сверхвысокими тарифами, фактическим развалом медицины, нищенским уровнем жизни доброй половины стремительно сокращающегося населения.

Это может показаться странным. Ведь по идее, все «украинизаторские» законы, вроде бы, принимались именно в интересах украиноязычных украинцев, перестраивая страну для их удобства. Чем же они недовольны? Что ж, если вы тоже задаетесь таким вопросом, то это значит, во-первых, что вы добропорядочный здравомыслящий человек. А во-вторых, вы неверно понимаете смысл и цель этой «украинизации». Она проводится вовсе не для того, чтобы украиноязычным гражданам жилось более комфортно и свободно, нет! Её единственная цель это «дерусификация» Украины, и этот процесс правильно называть именно так. Помните, как у Жюля Верна: это имя произносится как «Айртон», но пишется «Бен Джойс»!

Почему её поддерживают не все украиноязычные? Потому что для них языковой проблемы не существует. Её не было и при Порошенко, когда принимался этот скандальный закон, не было и еще раньше. Почему не существует? Потому что эти люди понимают языковый вопрос правильно, таким, каким он на самом деле есть – чисто бытовым или рабочим. Суть которого лишь одна: на каком языке вам удобнее общаться, учиться, работать, творить, проводить досуг и т.д. Вы украиноязычный? Наверняка вам удобнее на украинском! Вы русскоязычный? Значит вы, скорее всего, выберете русский. Вы отлично владеете обоими языками? Тогда для вас такого вопроса вообще нет - вы можете свободно общаться с кассиром или менеджером на русском, а они с вами на украинском, либо наоборот, при этом отлично понимая друг друга! Как это делали украинцы еще со времен Тараса Шевченко, а то и раньше.

До недавно языковой проблемы не существовало и для русскоязычных украинцев, которых точно так же ничуть не напрягают их украиноязычные сограждане. Даже постепенное вытеснение русского языка из документации, судопроизводства, органов власти, из рекламы, затем из образования, они смиренно терпели. Их убедили, что раз уж государственный язык в Украине только украинский, то и официальным должен быть только он один. Хотя при этом не объяснили, почему родной язык других, русскоязычных в энном поколении украинцев, был отброшен в сторону как чужой и ненужный, почему его сочли сначала языком «меньшинств», а потом и вообще языком «агрессора»? Почему не только «меньшинства», но даже этнически стопроцентно «щирые», но русскоязычные украинцы были ущемлены в своих гражданских и конституционных правах?

Нет, они не роптали, они до последнего считали себя такими же украинцами в этническом и гражданском смысле, как и все остальные. Некоторые из них с воодушевлением участвовали в обоих Майданах, немало их пошли добровольцами в АТО! И мы сейчас не говорим о т.н. «русскоязычных националистах» (точнее о русскоязычных русофобах), которые всей душей ненавидят все российское, советское, русское и вообще русскоязычное, включая своих русскоязычных сограждан, которые требуют искоренить русский язык, хотя сами просто не в состоянии научиться изъяснятся на украинском. Нет, эту аномалию «самоненависти» вам лучше объяснят специалисты-психологи. Мы говорим о нормальных добропорядочных русскоязычных украинцах Харькова, Одессы, Киева, Запорожья, которые отличаются от украиноязычных украинцев Винницы, Львова и Черновцов лишь одним – родным языком.

Скажем больше: делить украинцев по родному языку можно в той же степени, что и по гендерной принадлежности (полу), возрасту, цвет волос или месту рождения. Даже по вероисповеданию они отличаются гораздо больше! Мы единый, хоть и двуязычный (и многоконфесионный) народ. По меньшей мере, мы были им до тех пор, пока чисто бытовой языковый вопрос не был искусственно превращен в политическую проблему. И если вы не забыли, то одновременно с этим украинцев разделили еще и по другим критериям: в какую церковь они ходят, каких исторических героев предпочитают, в какую страну ездят на заработки и т.д.

Мы все хорошо помним, кто именно нас разделил. И знаем, зачем: сначала разделить граждан, затем натравить их друг на друга, чтобы избираться во власти от одной или другой половины. Но потом, в 2014-м, те, кто называет себя «проукраинскими» и «патриотами» слишком увлеклись, перегнули палку и сломали хрупкий баланс системы. Одна половина не просто взяла верх над другой, а разгромила её, разогнала и нагнула. И ей это так понравилось, что она начала требовать продолжения «представления». Политическая борьба двух половин трансформировалась в травлю одну другой.

Петр Алексеевич не стал исправлять ситуацию, ведь она его вполне устраивала! Он лишь растянул этот процесс на пять лет: сначала война с «сепарами» (неудачная, правда), потом «декоммунизация», поиски и травля внутренних врагов («ваты» и «кремлевских пропагандистов»), затем взялись за церковь. А под самый конец решили еще больше ужесточить языковые законы – с чего, кстати, в феврале 2014-го и началась большая смута и сепаратизм (майдановцы первым делом отменили либеральный языковый закон регионалов). Но только теперь уже никакого мятежа, даже слабого сопротивления от русскоязычных украинцев не ожидают. Все, кто это мог, все эти горячие головы, сделавшие тогда неверный фатальный выбор (восстав против Украины, а не кучки скакавших по Киеву идиотов), остались за «поребриком». Остальные молчат в тряпочку, боясь СБУ и «активистов», и «ждут Путина» - точнее, конца всей этой трагикомедии. Они очень надеялись, что её закончит Зеленский, но сильно ошиблись.

Давайте внимательно посмотрим, что сейчас происходит в сфере торговли и услуг после запуска 30-й статьи «Закона об обеспечении функционирования украинского языка как государственного». Нагибание русскоязычных до самого пола? Конечно, но не только. Обратите внимание не на безропотно согнувшихся, а на тех, кто бурчит и упирается. Что с ними потом происходит? На них строчат доносы главному «следящему за базаром» (уполномоченному по языку), словно в насмешку названного языковым омбудсменом, им готовятся выписать штрафы – но главное, что сразу набегают «активисты» и начинают свой буллинг! Вон в Одессе уже затравили еврейский ресторан «У Машковичей», а в Киеве кофейню «Uncle Alex». И это только начало!

Мы не будем утверждать наверняка, но создается очень сильное впечатление, что главная цель этого закона, состряпанного при Порошенко и введенного при Зеленском, состоит не столько в новой жесткой «дерусификации», сколько в создании поводов для травли недовольных украинцев. Ведь если все прогнутся и будут выполнять, что им велено, то «патриоты» сначала обрадуются, а затем откровенно заскучают. Они даже перестанут выглядеть «патриотами», потому что весь их «патриотизм» заключается исключительно в конфликте со своими «антиукраинскими» согражданами! Вот только противостоять им на равных «патриотам» слабо, поэтому они до 2014 года сидели тихо. Зато потом, налетая толпой на одного, чувствуя локоть «побратимом», поддержку власти и таких вот законов, собственную безнаказанность и бессилие жертв, они с удовольствием «боролись с ватой», затравливая других украинцев.

Также создается впечатление, что одним только законом о языке дело не ограничится, ведь у Петра Алексеевича остался еще почти нетронутый задел конфессионного буллинга, и он тоже передал его в наследие Владимиру Александровичу. Так что когда закончится расправа над владельцами кафе, кассирами «АТБ» и водителями маршруток, и «патриоты» снова заскучают, «слуги народа» вполне могут возобновить «церковную реформу». Чтобы «проукраинские активисты» получили возможность «кошмарить московских попов», теша своё ущербное эго.

А ещё мы должны понимать, что они будут довольны еще больше, если некоторые из нас сделают из этой ситуации неверные выводы и обратят свой гнев не на авторов провокаций, а на их предмет – на украинский язык, на нашу страну. Поверьте, именно этого они и добиваются, чтобы злорадно возликовать «ага, мы же говорили, что они ненавидят всё украинское!», чтобы еще больше усилить буллинг. Не нужно давать им такой повод, тем более что ни один язык не виноват в том, что некоторые идиоты и негодяи используют его для своих грязных политических игрищ.

Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале