Украина: гибридная страна в гибридном кризисе
05.03.2021 08:00
Почему у нас совместили демократию и репрессии, «европейскость» и «совок»

О том, что такое гибридная война, знает каждый украинец - ведь за семь лет власть прожужжала этим все наши уши! Но немногие слышали о том, что существуют также гибридные государства, с гибридными режимами и гибридной экономикой, населенные гибридными нациями. И к ним относится вовсе не Россия, как могли поспешно предположить некоторые, а та прекрасная страна, в которой мы с вами живем…

О гибридности

Как известно, теперь в Украине возгласы «а король-то голый!» расцениваются как государственная измена. Поэтому мы сразу переложим всю ответственность на других, например на американскую организацию «Freedom House», поскольку это она назвала Украину страной с гибридным режимом. И не только Украину, но также Грузию, Венгрию и т.д. Данная оценка была вынесена еще весной 2020 года, когда «уровень демократии» у нас был определен в 39,88% (практически, как и при Порошенко). Надо полагать, что сейчас он наверняка еще ниже, потому что вся видимость позитивных перемен, анонсированных после выборов 2019 года, ныне была разрушена самой командой Зеленского.

Но почему гибридный? Украинцы, изнуренные официальной «патриотической» пропагандой, привыкли к тому, что понятие «гибридности» связывают с Россией, что оно означает какую-то злокозненность Кремля. Отсюда и непонимание того, как можно называть гибридной саму Украину – не поклеп ли это? На самом деле нашим согражданам стоит хотя бы чаще заглядывать в ту же Википедию! Гибридность означает лишь совмещение систем, методов или качеств – самых разных, подчас совершенно противоположных друг другу, однако работающих вместе в одной комбинации.

Термин «гибридная война» в отношении конфликта между Москвой и Киевом был впервые использован американцами. У Порошенко его радостно подхватили, не особенно вдаваясь в суть, и повторяли сотни, если не тысячи раз (а теперь этим занимаются «слуги народа»). При этом подчеркивая, что это именно Россия ведет против Украины гибридную войну – отсюда и придание этому термину столь негативного оттенка.

На самом деле всё «трошечки не так», всё намного сложнее. Например, по Крыму никакой войны между Украиной и Россией нет: хотя она могла начаться в любой момент, но от неё отказался еще Турчинов, её старательно избегал Порошенко, а теперь и Зеленский. Украинская стратегия по Крыму официально однозначна: ждать, пока Россия сама не вернет нам полуостров (или не развалиться).

Существует конфликт на Донбассе, но и он не прямой, не симметричный (когда меж собою прямо воюют две армии), и даже не ассиметричный (когда армии вторжения противостоят партизаны или террористы), а обратно ассиметричный. То есть инициаторами войны являются НВФ, поддерживаемые соседним государством, против которых воюют регулярные войска Украины. А вот как так вышло, что 30-40 тысяч «боевиков ЛДНР» (оценка Киева), асимметрично намного более слабых, чем 250-тысячные ВСУ (и еще 50-тысячная Нацгвардия), вот уже почти семь лет держат свои позиции - об этом нужно спросить у украинского командования!

Гибридными же тут являются методы, которые используют друг против друга обе стороны: экономическое давление, пятая колонна, диверсии, спецоперации, пропаганда, политрепрессии и цензура, кибератаки. И вот если освещать всё это в своих СМИ односторонне, как и делают Украина и Россия с «ЛДНР», то создается видимость того, что гибридную войну ведет только противник. Так показывают её у нас, и так показывают её у них!

Впрочем, стоит заметить, что Россия преуспела в ней намного больше - по меньшей мере, в области политики и информации. В Украине есть пророссийские партии – в России проукраиснких нет, и не предвидится (хотя их никто не запрещает), в Украине «российская пропаганда» имеет большую аудиторию – а в России (и в «ЛДНР») украинскую никто не слушает. Интересно, почему?

Между демократией и тиранией

Регулярное упоминание о гибридной войне России против Украины является важной деталью механизма установившегося в нашей стране гибридного политического режима. Когда именно он установился, пожалуй, никто точно не скажет. Ведь у этого термина даже трактовки разные!

Тот же «Freedom House» считает гибридные режимы лишь переходным состоянием от автократии и диктатуры к демократии и свободе. Причем, считают в организации, если этому процессу не помогать извне, не контролировать «демократические реформы» из американского посольства, то он откатится обратно к автократии, как это случилось в путинской России и лукашенковской Беларуси. Однако другие эксперты указывают на то, что нередки и обратные переходы - замена демократии военными хунтами, а свободы популистскими и националистическими режимами (сюда же включают орбановскую Венгрию).

Третьи утверждают, что понятие гибридных режимов намного шире узких представлений о свободе, степень которой меняется со временем даже на Западе. И включают в них даже такие страны, как Великобритания – где на одном кусте цветут монархия и демократия. Причем без всякой конституции (в Швеции и Израиле её тоже нет). Но в данном случае это редкий пример официальной гибридной системы, которая не пытается маскироваться, напротив, она открыта и постоянно совершенствуется. И поэтому она уже давно не создает для британцев никаких проблем.

Гибридный режим в Украине совершенной иной, и он, напротив, сильно усложняет жизнь украинцев именно тем, что отрицает свою гибридную сущность. А жить в таких условиях – все равно что пробираться в темноте на ощупь или садится за игру, не зная её правил. Будут у нас просто чистая тирания, даже сталинского образца, да пусть даже ИГИЛ, то украинцы смогли бы к ней приспособиться. И тогда жить стало бы скучно и страшно, но возможно – если соблюдать понятные всем правила.

Но официально у нас демократия, правовое государство и свобода, все наши государственные институты и все законы построены на этих принципах. Вот только это лишь фасад, за которым прячутся внешнее управление и олигархия, политические репрессии и чудовищная коррупция. И речь не о том, что госструктуры поражены коррупцией или что власть чем-то нарушает гражданские права – нет, всё гораздо хуже! Коррупция, в той или иной степени, есть во всех странах мира, и во многих ущемляют чьи-то права. Но в таких гибридных режимах, как в Украине, коррупция, олигархия, внешнее управление и т.п. вместе с властью создали параллельную государственную систему, гибридно существующую вместе с официальной.

Пример такой гибридности в масштабах одного города – это когда помимо официальных властей в нем есть еще и контролирующая его ОПГ, при этом сами бандиты «крышуются» полицией и состоят в доле с местными чиновниками. Официальная власть и теневая, гибридно сосуществующие вместе.

А в итоге получается, что если вы стараетесь жить по официальным демократическим законам, то вас власть прессует по беспределу. Вы пытаетесь честно отстаивать свои интересы в судах, опираясь на законы и аргументы – но суды выносят решения пользу тех, кто им «занес» или позвонил «сверху». Вы считаете, что в Украине есть свобода слова – но после ваших слов в Фейсбуке вас тянут в СБУ. Это те случаи, когда гибридный режим раздавливает честного человека своей «теневой» стороной.

Но есть и обратная сторона: вот живет человек по правилам «теневой системы», исправно дает взятки, решает вопросы через нужных людей, а потом перешел кому-то дорогу – и его арестовывают, судят и сажают по закону, по всем нормам процессуального кодекса! В данном случае гибридный режим расправляется с ним своей официальной, демократической и правовой стороной. А всё вместе это типичные примеры жизни людей между жерновов двух гибридно сосуществующих систем, грозящих ему поочередно то с одной, то с другой стороны.

Люди вынуждены лишь постоянно извиваться и прогибаться, они не могут приспособиться к постоянно меняющейся ситуации и играть по одним правилам. Отсюда стремление многих к прозрачной демократии и правовому государству, или хотя бы к автократии, в которой был бы четкий порядок. А выгоду от всего получают лишь те, кто стоит наверху системы, кто управляет этим гибридным режимом.

Драка за последние резервы

Все гибридные режимы, можно сказать, уникальны. Поэтому украинский не похож ни на грузинский, ни тем более на венгерский. Сначала, в течение 90-х годов, сформировался первый гибридный режим: постсоветский чиновничий аппарат вместе с политиками первой волны создал юридический каркас Украинской державы (система №1), который затем заполнился олигархически-коррупционной мафией (система №2). Начиная с первого Майдана, сев на крючок внешней зависимости (а потом и внешнего управления), он был вынужден натянуть на себя маски прозападной демократии и верховенства права – так сформировался второй гибридный режим.

Ну а современную форму он принял в 2014-м году, надев еще и личину ультра-патриотизма, увлеченно заигравшись в гибридную войну с Россией. Тему которой раскрутили лишь для того, чтобы получить такой повод для репрессий, дабы тот не вызывал возражения у Запада. Путин и Лукашенко преследуют прозападную оппозицию – это плохо, автократия и тирания! Порошенко, а теперь и Зеленский прессовали пророссийскую оппозицию – ничего страшного, они борются с «пятой колонной Кремля» и отражают «гибридную агрессию России»!

Репрессии это, конечно, не цель гибридного режима, а лишь инструмент для того, чтобы отгонять лишних, наказывать дерзких и закрывать рты недовольным. Потому что главной причиной установления в Украине гибридного режима называют ожесточенную борьбу за сокращающиеся ресурсы.

А сокращаются они потому, что у нас за тридцать лет почти ничего не строилось, лишь все «прихватизировалось», разрушалось и разворовывалось. И до сих пор пресловутые экономические стратегии власти зиждутся на распродаже того, что осталось: нескольких еще государственных заводов, портов, земли. В Украине никто ничего не собирается создавать и открывать (кроме наивного малого бизнеса), а потому этот гибридный режим не станут менять на какой-то иной.

В Украине сложилась еще и гибридная экономика, половина которой находится в тени, а половина в оффшорах. Что совсем неудивительно, ведь гибридный режим создал её для дерибана страны, а не для её развития! Бюджет у нас тоже, можно сказать, гибридный – с точки зрения его расходования. 40% идут на выплату долгов по кредитам и облигациям, треть разворовывается, остальные как-то делят на поддержку фасада государственности и жалкие социальные выплаты.

Мы получили трагикомичный гибрид задекларированной «европейскости» и убогой «совковой» реальности. У нас развеваются, где ни попадя, европейские флаги и лозунги «Україна – це Європа». У нас «европейский курс» прописан даже в Конституции! Наши политики регулярно участвуют во всех европейских посиделках, представляя там «европейскую Украину». У нас уже европейские коммунальные тарифы и цены на многие товары и услуги (и даже выше). И в довершение, чтобы жирно подчеркнуть «европейскость» самих украинцев, им планируют разрешить заключать однополые браки (это одно из требований ЕС).

Но при этом у нас старая изношенная инфраструктура, посреди которой тут и там торчат «памятники неосовковой архитектуры». У нас самые низкие зарплаты и пенсии на всем Европейском континенте, фактически на уровне стран Африки. А на улицах у нас форменное Сомали, когда громадяне начинают выяснять друг с другом отношения при помощи ножей, пистолетов и гранат.

По сути, в Украине есть все признаки очередного кризиса, тоже гибридного. Только на этот раз он может стать последним, потому что традиционным падением гривны и крахом нескольких банков дело уже не ограничится! Сейчас этот кризис провоцирует продолжающийся рост государственного долга (печатаем облигации, берем кредиты) на фоне окончательно выдохшейся, потерявшей возможности развития экономики. Распродажа последних ресурсов, новые кредиты под залог земли – это всё, что может предложить власть. Но это лишь полумеры, да и то нет гарантий успеха задуманного.

Украине больше угрожает не сам кризис, а его последствия – и главным образом то, как на него отреагирует гибридный режим. Если мы вспомним 2014-2015 г.г., то надеть маску мега-патриотов власть вынудила не столько российская агрессия, сколько внутренняя борьба за власть и ресурсы (увенчавшаяся экономическим кризисом). То, что сейчас эту переходную личину напялил Зеленский, говорит о том, что кризис уже прочувствовали на Банковой. И выбор таких методов логичный для гибридного режима, который не хочет меняться и эволюционировать, а лишь пытается сохранить себя любой ценой.

Виктор Дяченко