…эмоций – всегда!

Женщина тоже всегда хочет мужчину. Правда, она обычно хочет чуть большего, чем просто секса. Отсюда и все беды человечества. Войны, межнациональные конфликты, скандалы на кухне – все оттого, что женщина хочет отношений.

А что такое «отношения»? Определенный образ поведения? Уловка, чтобы мужик не расслаблялся? Почему, в конце концов, нужно делать так, как «нужно делать»?

В театр со своей женщиной в джинсах идти «вызывающе», это ведь «так неприлично». А на работу в джинсах ходить – это пожалуйста (а мне ведь не в театре деньги платят!). Сами женщины у нас обязательно самостоятельные и эмансипированные, но на 8 Марта подарки хотят и при этом старательно забывают, что тем самым их чуть ли не возводят в отдельный подвид человечества.

В любом случае, неуемное желание женщины получить чуть больше, чем хочет ей дать мужчина, и приводит к конфликту. Сразу после секса смотреть телевизор – это высший акт цинизма, так как попирает все светлые чувства плотского умиротворения слабого пола. А вот перезвонить каждой своей подружке и «невзначай» переписать содержание поздравительной открытки (которая была написана впопыхах и чуть ли не в последний момент) – это «так миленько».

Не кажется ли вам, господа (и дамы, конечно же), что все эти «отношения» являются ничем иным, как завуалированной ложью? Мир погряз во лжи, а ее фундаментом являются отношения мужчины с женщиной. Мы привыкли врать, и, самое обидное, постоянно врем самим себе. Еще и заставляем себя же в это верить.

А почему нельзя признаться своей девушке в регулярном просмотре порнушки на DVD? Это что, измена? А как же обещания говорить друг другу правду? Или дочка шефа, толстая и некрасивая барышня двадцати с чем-то лет. С ней необходимо здороваться с исключительно приветливой улыбкой, сказать очередной лживый комплимент (жабке надо ведь приятно сделать) и ловить на себе ее игривый мерзкий взгляд. Ах, шеф же любит свою дочурку, и ничего, что под ней пол скрипит, – кому не нравится, того мы здесь не задерживаем.

И самое противное, что личное малодушие конкретного индивида не позволяет вырваться из этих «отношений». Ложь сковывает и дарит маленькие радости жизни в виде зарплаты, секса как альтернативы онанизму и систематических попоек. А хочется, знаете ли, взять и рвануть в Лиссабон. Пешком. Через всю Европу. И пусть смелости хватит только на то, чтобы дойти до стелы с обозначением въезда/выезда из города, плевать. Ведь в следующий раз (если он будет, конечно) можно не останавливаться до самого Атлантического океана.

А пока следует вернуться в рутину, извините, в «отношения». Дождаться звонка с напоминанием о покупке макарон (разве Жозефина могла напомнить Наполеону о том, чтобы он не забыл купить макароны?). Дождаться шести вечера, чтобы топать за этими макаронами. Неужели принц, пусть и без белого коня, пусть и совсем ни разу не ездивший на лошадях, должен ждать шести вечера только для того, чтобы уйти с работы? Да еще за макаронами. Разве он не должен быть хозяином жизни?

Конечно, можно прикинуться умным снопом и сказать, что, мол, врать нельзя, что жизненные положения зависят от самого человека, а без отношений между мужчиной и женщиной вообще ничего добиться нельзя. Потому что-де они являются основополагающими, ну и все такое.

Вот только непонятно, каким образом изменить неизменяемое, заставить себя любить нелюбимое и делать постоянно ненужное?
Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале