...революционеров от сохи там практически нет – зато более чем достаточно умело перекрасившихся «бывших»…



«А ты кто такой?»

Одним из программных тезисов Виктора Ющенко во время выборов был лозунг «власть нужно поменять». Под ним, как поясняли и он сам, и его многочисленные агитаторы, имеется в виду, что в стране нужно менять не только Президента, но всю чиновничью братию: от премьера до руководителей местных управлений и даже рядовых «писарей». Аргументы выдвигали самые благообразные - мол, стране нужны свежие, а главное – честные и умные кадры. Большинство же «старых», дескать, сплошь погрязли в коррупции и вообще «связаны с режимом» - отсюда и все беды.

Так как степень коррумпированности определяли сами оранжевые вожди – причем, что называется, «на глаз», а связанными с «режимом», как ни крути, оказывались практически все госслужащие, то большинство украинских чиновников в канун выборов, мягко говоря, приуныли.

Зато немало безработных, а также недовольных своей скромной должностью людей, услышав обещания команды Ющенко, воспрянули духом, надеясь, что освободившиеся кресла достанутся именно им. И повязав оранжевые ленточки, они с этой призрачной надеждой отправились на Майдан – вместе с теми, кто в должностях не нуждался, а просто очень сильно не любил «гаишников», налоговиков, следователей и «исполкомовских крыс», а также недостаточно «украинскую» и «демократическую» власть в целом.

Словом, пиар-ход получился удачный – ведь революция, о которой так много говорили до Майдана, на Майдане и говорят до сих пор, в первую очередь подразумевает смену руководящих кадров. Однако с самого начала нельзя было не заметить одну странность, которая теперь стала очевидной и вызывает много вопросов как у обделенных «ветеранов Майдана», так и у просто ищущих правды людей. Дело в том, что стало непонятно, кого же Ющенко подразумевает под «режимом» и «старой властью».

Ба, знакомые все лица!

Сам Виктор Андреевич, как известно, при этом самом «коррупционном режиме» 6 лет работал вначале главой Нацбанка, а затем премьер-министром, и даже лично дружил со своим названым отцом Леонидом Кучмой, к которому ездил пить чай.

Революционерка №1, а ныне - премьер Украины Юлия Тимошенко, при этом самом «режиме» удачно заправляла нефтегазовыми делами в особо крупных размерах, была большим другом Павла Лазаренко и даже успела побывать вице-премьером в правительстве Ющенко.

Кум Виктора Андреевича, секретарь Совбеза и лицо, возможно, самое приближенное к «императору» – Петр Порошенко, во времена «власти олигархических кланов» был как раз одним из этих самых олигархов. Кроме нескольких шоколадных фабрик ему принадлежат предприятия автобизнеса, в том числе ЛуАЗ и выпускающий «Богданы» Черкасский авторемонтный завод. Любопытно также, что на парламентских выборах 1998 года Порошенко занимал одиннадцатую позицию в партийном списке СДПУ(О), а в 2000-м стал одним из основателей Партии Регионов и даже претендовал на лидерство в ней. И только в декабре 2001-го Порошенко объявил о выходе из ПР и вхождении в избирательный блок Виктора Ющенко «Наша Украина».

Отнюдь не бедствовал все эти годы нынешний главный железнодорожник Украины Евгений Червоненко, владеющий концерном «Орлан» и пивными заводами. Способный еврейский парень из кресла штурмана (есть ошибочное мнение, что Женя был гонщиком – нет, он только давал водителю ценные указания) еще во время перестройки пересел за прилавок предпринимателя. Как гласят легенды, в этом ему помогла встреча с самим Горбачевым, которую ему устроил неизвестный покровитель. Правда это или нет, но впоследствии Евгений Черновоненко удачно познакомился с еще одним президентом – Леонидом Кучмой, и даже раньше чем Ющенко назвал его «очень близким человеком». В 1998 году он стал его советником, а в 2000 году – председателем Госкомрезерва.

В список "оранжевых" олигархов входит и теперешний министр по чрезвычайным ситуациям Давид Жвания. А вот небогатый Александр Зинченко, как известно, в свое время был одним из самых активных членов СДПУ(О) и парламентского большинства, избравшего его вице-спикером Рады. Теперь он с неменьшим усердием и преданным выражением глаз работает главой Секретариата Президента Ющенко. Один из последних «прозрел» и пришел в оранжевый лагерь Анатолий Кинах, который отнюдь не по баррикадам бегал, а был вице-премьером в правительствах Марчука и Пустовойтенко, лично порулил Кабмином в 2001 - 2002 годах и возглавлял лояльный к «режиму» УСПП.

Высокие посты в новой власти получили также такие известные фигуры власти старой, как Виктор Пинзенык («отец украинской приватизации», в 90-х годах работавший вице-премьером) и вновь ставший главой МИДа Борис Тарасюк. Вице-премьером по вопросам административно-территориальной реформы стал бывший представитель Леонида Кучмы в парламенте Роман Безсмертный.

И это только верхний эшелон. На уровне областей и районов к осени прошлого года в рядах лидеров местных штабов Ющенко оказались бывшие мэры и уволенные начальники управлений, бизнесмены и даже люди, связанные с «братвой». Разумеется, все они ожидали массовой люстрации с последующим занятием освободившихся мест. И многим из них повезло. Однако не всем, поскольку самые опытные чиновники успели вовремя поднять оранжевый флаг – кто доказал свою верность и незаменимость, а кто и побежал записываться в БЮТ, НСНУ или Народную Партию.

Таким образом, понять, по какому признаку шла классификация на «своих» и «чужих», весьма трудно – как и то, кто именно ее проводил. Но очевидно, что итоги заявленной «оранжевой революции» выглядят довольно странно, если в ее результате шило обменяли на мыло – то есть к власти пришли те, кто у нее и так был до 2001 - 2002 года. По всей видимости, реальный раздел между оранжевыми и синими пролегал как раз по этой дате, а суть заключалась в том, что в этот период одна часть чиновников и олигархов решила «подвинуть» другую – и объявила себя оппозицией.

Среди причин этого можно выделить две основные. Первая – внутренняя. Раздел собственности достиг такого апогея, что кое-кому стало очень обидно, что не он завладел этими предприятиями. Вторая – внешнеполитическая. Украина начала активно выплывать из-под контроля Запада, вот он и поддержал передачу власти в руки более лояльных к себе (управляемых?) политиков. Поэтому первые и вторые решили поставить на Виктора Ющенко – и объединились к выборам 2004 года. И все было бы очень банально, если бы в качестве метода прихода к власти они не избрали создание видимости революции.

На это была своя объективная причина – позиции премьера Януковича, за которого отдавали свои голоса половина избирателей страны, плюс существенные антирейтинги Ющенко и Тимошенко, которые на выборах 2002 года набрали вместе только треть голосов. Это делало простое голосование ненадежным методом, а вот разыгрываемая революционность не только давала поддержку протестного электората, но и позволяла оспорить в свою пользу неудачный исход выборов. Что, собственно, и произошло…

Гусь свинье не товарищ!

Вообще, украинская «оранжевая революция» очень сильно напоминала события февраля 1917, когда в результате заговора внутри царской семьи на улицы Петрограда вывели пару гвардейских полков, и те со свистом разогнали столичную полицию. И когда Николай II подписал отречение в пользу брата Михаила, оказалось, что главными революционерами являются… его родственники, щеголявшие по Невскому проспекту с красными бантами на груди. И быть бы России монархией по сей день, если бы возмущенные этим буржуазия и рабочие не продолжили революцию самостоятельно. Ну а потом, как известно, революционное знамя подняли большевики и эсеры.

Когда сторонники Ющенко начали протирать глаза и вглядываться, кто же пришел к власти после обещанной смены кадров, оказалось, что довольны не все. Высокие посты получили непопулярные кумовья и друзья молодости вождя, в то время как совершенно обделенным оказался, скажем, Юрий Костенко. Масса «вечных оппозиционеров» со стажем чуть ли не с 1990 года (а не олигархов с бантами на лацкане дубленки) вообще были незамечены – в то время, как должности получают недавние члены НДП, СДПУ(О) и Партии Регионов. Словом, есть причины, по которым лозунг «Продолжить революцию!» может найти поддержку в обществе.

Поэтому у пришедших к власти есть задача сделать так, чтобы их никто не выбросил. Неудивительно, что одним из первых шагов новой власти была ликвидация своих майдановских гвардейцев. Начали с «кидания» такой буйной и довольно многочисленной организации, как «Пора», которой отказали в регистрации на парламентские выборы. Это был главный признак того, что команда Ющенко с революциями решила покончить навсегда или, по крайней мере, до 2009 года. Надо полагать, что другие, подобные «Поре» организации, которые создавались под революцию, уже перестали получать финансовый паек и самоликвидируются. А энергию тех, кто умеет только кричать в рупор и размахивать флагом, решили направить в сторону Минска – пускай теперь Лукашенко голову морочат!

Однако кроме этого, существуют очень сильные противоречия и внутри победителей. Надо полагать, что объединившаяся вокруг Ющенко команда из старых чиновников, «олигархов-революционеров» и друзей-кумовьев, держащаяся во власти только благодаря рейтингу своего патрона, очень недовольны присутствием там других вождей и революционеров.

Во-первых, речь, конечно же, идет о Юлии Тимошенко. Она, пожалуй, единственная из «бывших», кого избиратели считают настоящей революционеркой – и ее рейтинг высок. Без нее положение «кумовьев» и примкнувших было бы стабильно хорошее, и на плечах «единственного и незаменимого» можно было бы выезжать еще довольно долго, сосредоточив в своих руках все основные посты в государстве. Несколько портит картину и Юрий Костенко, который уводит от команды Ющенко часть голосов.

Во-вторых, присутствие во власти социалистов закономерно может вызывать недовольство «оранжевых» олигархов, которые бы хотели большего либерализма в экономике. Думается, что выдавливание СПУ «на улицу» началось бы давно, с момента распределения портфелей, однако дело в том, что социалисты тоже являются революционерами, причем более натуральными, чем все окружение Ющенко, а закрыть их или отправить к Бацьке не получится. Поэтому их будут терпеть, как и Юлию Тимошенко, чтобы не создавать в неостывшей пока еще стране себе на голову двух вождей новой революции, которая может оказаться уже не опереточной.

Вопрос один – насколько долго?