…между Киевом и Варшавой все это время заканчивалась там, где начинался вопрос о Кладбище Орлят…



Ситуация вокруг кладбища во Львове обнажила тщательно скрывавшуюся в последние полгода проблему – двойственность украинско-польских отношений.

Война

Было бы чересчур смелым в этой небольшой статье пытаться нарисовать панораму украинско-польских отношений, начиная со времен Галицко-Волынского княжества и казацко-крестьянских восстаний 16-го века. Но сказать пару слов о событиях недавних и потому более актуальных стоит.

…В 1918 году украинцы и поляки столкнулись на развалинах Австро-Венгерской империи. По тогдашнему своему разумению поляки видели Восточную Галичину как часть Польши. Западно-Украинская Народная Республика воспринималась ими как ошибка природы. Харизматический лидер польского народа Юзеф Пилсудский знал, с кем дружить, и снабжаемая Антантой польская армия без труда победила Украинскую галицкую армию. После этого поляки даже успели оказаться в Киеве (причем привел их туда для борьбы с большевиками глава украинской Директории Симон Петлюра), но были отправлены обратно, прихватив с собой ни много ни мало… контроль над 6 областями Западной Украины.

Дальше – больше, политика пацификации в 1920 - 1930-х годах поставила коренное население Галичины и Западной Волыни в совсем неудобное положение. Ответ последовал в 1942 году. В лесах Волыни начались столкновения между отрядами Армии Крайовой и Украинской Повстанческой Армии…

В 1946 году власти СССР задумали демографическую рокировку и провели ее на должном уровне. Благо, опыт в этом вопросе был накоплен за время войны предостаточный. Польских граждан украинского происхождения депортировали в УССР, а советских жителей польского происхождения, само собой, - в Польшу. Операция «Висла» стала еще одним печальным звеном украинско-польских отношений. Но беженцы беженцами, а военные потери все-таки больнее. И здесь мы подходим как раз к пресловутой проблеме воинских захоронений…

«Орлята»

В наши дни польские воинские захоронения стали предметом длительных спекуляций, исторических споров и источником политических проблем. Уважение к захоронениям воинов других стран – неотъемлемая часть политической культуры страны, претендующей на звание «европейской». Но долгое время львовские политики не соглашались на открытие польского кладбища, которое было разрушено в годы советской власти и восстановлено за счет поляков в 2000-м году. И на это были свои причины.

Мемориал, так как он был задуман польской стороной, не во всем устраивал украинцев. Во-первых, украинская сторона не хотела, чтобы в мемориале присутствовала тематика или символика независимости Польши. Дескать, спору нет, польские воины погибали, ведя борьбу за освобождение своей родины, но в таком случае возникает вопрос о претензиях польских националистов на Восточную Галичину и о том, как к этим претензиям относиться.

Также депутаты Львовского городского совета, бывшие до сих пор главным тормозом на пути открытия кладбища, заявляли, что они в целом не против возобновления работы мемориала. Однако депутаты вовсе не хотели, чтобы кладбище, как и до Второй мировой войны, было пантеоном польского оружия. Этим опять же ставились под сомнение украинские права на регион. Кроме того, в любом случае, было бы странным проводить такую пропаганду польских национальных ценностей в главном городе Западной Украины, бывшем в свое время центром антипольского сопротивления.

Своей позицией Львов ставил в крайне неловкое положение Киев, который был заинтересован в том, чтобы такая мелочь, как события 80-летней давности, не омрачали трогательной польско-украинской дружбы, весьма полезной на внешнеполитическом фронте.

Похоже, что сегодня проблема находит свое разрешение. Можно предположить, что центральные власти в Киеве надавили на несговорчивых депутатов Львовского горсовета, и те не смогли уступить. Оно и понятно. Когда сегодня в Киеве у власти те, кого во Львове, условно говоря, считают «своими», договориться проще. Вопрос только - почему сейчас украинцам и полякам пришлось возвращаться к этой теме?

В роли моста?

Польское руководство считается лоббистом украинских интересов в Европе. Это касается как наших отношений с блоком НАТО, так и контактов с ЕС. Особенно успешно польские власти воспользовались ситуацией конца минувшего года. Визиты президента А. Квасьневского, круглые столы с его участием, договоренности о проведении «третьего тура»…

Польша заинтересована в создании пояса государств, неподконтрольного влиянию России. Страх перед реанимацией то ли Российской империи, то ли Советского Союза, то ли Варшавского Договора велик. И если с Белоруссией не все получается, то на литовском и украинском направлениях все складывается как нельзя лучше.

Именно эти прагматические интересы и стали причиной такого польско-украинского сближения. Хотя сегодня Польша входит в блок НАТО и даже стала членом ЕС, ее заинтересованность в ослаблении России велика. Создание блока государств с режимами, настроенными на враждебные отношения с Кремлем, может быть если не панацеей от российской «имперской чумы», то хотя бы способом борьбы с ней.

Балто-Черноморское сообщество, о создании которого так долго думали американские геополитики, невозможно без Польши. Она, как наиболее развитой из потенциальных кандидатов, в любом случае должна быть стержнем этого эфемерного объединения. Такая схема вполне устраивает Варшаву, поскольку делает ее проводником американского влияния на востоке Европы.

Эта мысль помогает более точно определить роль, играемую Польшей в наших отношениях с Западом. Не мост между Украиной и Европой, как говорят наши сторонники «евроатлантического выбора», а страна, ставшая инструментом чужой внешней политики. Это все было бы не так уже и страшно, если бы не исторический фон, на котором разворачивается сегодняшняя украинско-польская дружба. Можно вспомнить, как проблематично в 2003 году Варшава и Киев подходили к 60-летней годовщине "волынской резни" и как через силу Леонид Кучма извинился перед поляками за доблестные дела бандеровцев, а Александр Квасьневский - за геройство Армии крайовой.

Двойное дно

Ситуация вокруг кладбища Орлят показала двойственный характер отношений Киева и Варшавы. Впрочем, в этом нет ничего удивительного. Соседние народы часто вынуждены воевать между собой за территории, людей и богатства, приносимые ими.

Так и случалось с украинцами и поляками до тех пор, пока в их отношения не вмешался пресловутый «северный сосед». Тогда и выяснилось, что кроме споров о принадлежности Восточной Галичины, духовном облике Киева (Университет им. Святого Владимира был основан в украинской столице в 1834 году для …борьбы с польским влиянием в городе) и демографическом прошлом Западной Волыни, есть еще и много общего. Например, желание посопротивляться российской экспансии.

Такова диалектика украинско-польских отношений, зажатых между Сциллой прошлого и Харибдой настоящего. Мины прошлого взрываются иногда в самый неподходящий момент. Думается, что эта угроза будет еще долго сопровождать украинско-польские отношения. Хотя интересы сегодняшней геополитики могут ослаблять силу исторических противоречий и взаимных обид.
Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале