...суда и финансово-промышленной группы, весьма заинтересованной получением контроля над заводом, вызывает некоторые вопросы.

Журналистов центральных СМИ, приглашенных на пресс-конференцию группы «Приват» 28 июня по поводу ситуации вокруг Никопольского завода ферросплавов, ждал приятный сюрприз. «В нагрузку» к запланированному выступлению представителей этой известной бизнес-группы была устроена встреча с двумя судьями из Киевского апелляционного хозяйственного суда, рассматривавшего дело НЗФ, и журналистом «Обозревателя», который уже 12 лет специализируется на юридических темах.

Гости, скажем прямо, впечатлили. Журналист «Обоза» – сенсационными заявлениями, а судьи – своим участием в пресс-конференции вообще и участием в пресс-конференции частной компании, которая является заинтересованной стороной в деле НЗФ, в частности.

Первый блин комом

Пресс-конференцию начал журналист «Обозревателя» Владимир Бойко, сходу сообщивший, что в украинском суде произошел невиданный ранее случай. По словам Владимира Бойко, Председатель Совета национальной безопасности Петр Порошенко приказал и.о. главы Высшего хозяйственного суда Николаю Хандурину украсть дело Никопольского завода ферросплавов из Киевского апелляционного хозяйственного суда. И Николай Хандурин пошел в Киевский апелляционный хозяйственный суд и украл документы. Украл с той целью, чтобы завод не был возвращен в государственную собственность. За это, по словам Владимира Бойко, Николая Хандурина надо срочно судить.

Закономерно возникшие вопросы журналистов, откуда у «Обозревателя» могла появиться такая эксклюзивная информация о злодеяниях и.о. главы Высшего хозяйственного суда и председателя Совета национальной безопасности, Владимир Бойко парировал тем, что он на судах собаку съел и сведения получает из первых уст: «На Украине 6800 судей. Из них половину знаю я, вторая половина знает меня. Я отслеживаю все резонансные дела и общаюсь с судьями как формально, так и неформально. Про ситуацию, которая сложилась, знает каждая уборщица в апелляционном суде».

На этот раз информация «от уборщиц» не подтвердилась. Заинтригованные журналисты обратились к судьям Киевского апелляционного хозяйственного суда: «Господин Хандурин действительно украл у Вас документы?» Благо, судей искать не пришлось – они час спустя тоже прибыли на конференцию. «Нет, – говорит судья Бондарь. – Ошибся он. Простите ему. Я был вынужден лично отвезти два тома дела в Высший хозяйственный суд». Оказалось, что Высший хозяйственный суд приостановил исполнение постановления о признании приватизации НЗФ незаконной, затребовал материалы, чтобы разобраться в деле подробнее, а Апелляционный суд, покоряясь воле начальства, документы эти отправил.

Конфуз с сенсационной информацией о воровстве в стенах суда повлиял на отношение и к остальным заявлениям Владимира Бойко. Хотя сообщенные ими сведения более чем интересны. Так, журналист «Обозревателя» предупредил премьер-министра Юлию Тимошенко, что на нее готовится покушение лицами, не желающими возвращения НЗФ в государственную собственность. Об этом будто бы сообщили спецслужбы Швеции. В этом случае, впрочем, Владимир Бойко не сообщил о своем источнике информации. К кому обращаться за подтверждением – к работникам шведской дипломатической миссии или уборщицам в посольстве – пока не понятно.

Выступление по теме

Зато «Приват» выступил хорошо. Первый заместитель председателя правления «ПриватБанка» Тимур Новиков и председатель наблюдательного совета компании «Славутич-Регистратор» Геннадий Корбан внятно и доступно, как они и обещали в начале пресс-конференции, донесли позицию бизнес-группы по отношению к Никопольскому заводу ферросплавов. Пункт первый: продажа НЗФ в 2003 году была незаконной, потому что к приватизационному конкурсу не допустили предприятия группы «Приват». Пункт второй: «Приват» желает возвращения НЗФ в госсобственность, чтобы потом принять участие в повторной приватизации предприятия. Пункт третий: реприватизации завода стремится помешать Петр Порошенко, который получил за свою саботажную деятельность взятку в размере 50 миллионов долларов.

Затруднения у Тимура Новикова и Геннадия Корбана возникли лишь при ответе на каверзный журналистский вопрос об особенностях приватизации группой «Приват» Запорожского и Стахановского ферросплавных заводов. Дело в том, что «Приват» настойчиво доказывает, что стоимость контрольного пакета НЗФ (50% + 1 акция) 410 миллионов гривен для Виктора Пинчука была явно заниженной. «Приват», мол, купил бы дороже. Однако на практике сама финансово-промышленная группа приобретала ферросплавные предприятия значительно дешевле. 74% акций Запорожского завода ферросплавов бизнес-группа «Приват» купила за 49,9 миллиона гривен. 52% акций Стахановского ЗФ обошлись в 6,3 миллиона гривен. Соотношение, как видим, не в пользу «Привата». Между тем, суммарное производство этих двух предприятий почти равняется мощности НЗФ.

Интересно, что формальным поводом для созыва пресс-конференции стало обвинение председателя Совета национальной безопасности в получении огромной взятки. По словам Геннадия Корбана, в Интернете появилась статья о том, что Петр Порошенко препятствует реприватизации НЗФ и получает за это деньги. На основании этой журналистской информации, группа «Приват» решила собрать других журналистов и всех их ознакомить с интересным предположением. Как на такую нехитрую схему по дискредитации председателя СНБУ будет реагировать Порошенко – это уже тема следующей пресс-конференции.

Гвоздь программы

Пресс-конференцию группы «Приват» о желательности реприватизации НЗФ гармонично дополнило появление судей Виталия Корсака и Сергея Бондаря из Киевского апелляционного хозяйственного суда, который недавно вынес решение о возврате контрольного пакета акций завода в госсобственность.

Полноценной дискуссии с Виталием Корсаком и Сергеем Бондарем у журналистов не получилось, поскольку судьи злоупотребляли юридической лексикой и на простые вопросы давали глубоко научные ответы. Почему суд вынес постановление, состоящее лишь из резолютивной части, тогда как при наличии протеста одной из сторон был обязан дать полное постановление?

Ответ заместителя главы Киевского апелляционного хозяйственного суда Сергея Бондаря на этот вопрос издание приводит полностью, чтобы читатели могли понять, как виртуозно грамотный юрист может обойти неудобную для него тему: «Насколько я понимаю наш кодекс, есть статья 85 Хозяйственно-процессуального кодекса. Если внимательно почитать эту статью, она регулирует время, в которое суд первой инстанции должен вынести решение. Реально отписать его. Почему суд первой инстанции должен реально отписать его? Если сторона говорит, дайте полный текст решения, значит, суд дает полный текст решения. И с этого момента начинает «течь» десять дней. Десять дней, в которые можно обжаловать в апелляционную инстанцию. В отношении постановления апелляционной инстанции такого указания нет. В нашем кодексе написано, что суд апелляционной инстанции пользуется теми же правами, что и суд первой инстанции. Я считаю, что это ни в коей мере не относится к тому, что суд должен по заявлению стороны давать полный текст постановления. Это относится – я считаю – это относится к решению первой инстанции. Мы можем в апелляции объявить резулятивную часть и в течение пяти дней изготовить постановление. Я достаточно понятно объяснил?»

Заключительное «я понятно объяснил?» прозвучало уже как издевательство над юридической безграмотностью собравшихся представителей прессы.

А вопрос о том, почему судьи решили участвовать в пресс-конференции финансово-промышленной группы, которая непосредственно заинтересована в реприватизации НЗФ, так и не прозвучал.
Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале