…деликатесов, но хочется верить, что нынешнее поколение украинцев будет жить со свиным эскалопом.

Однако для представителей некоторых наций, населяющих ойкумену, предложение присоединиться к нашему столу может вызвать рвотные спазмы или кровную обиду на всю оставшуюся жизнь. И наоборот.

Предложение вьетконговца потомку слободских хуторян, имеющему крепкий желудочно-кишечный тракт и хороший, уверенный стул, отведать мозг свежезабитой юной обезьяны вызовет бурный протест всей вертикали организма. А это блюдо есть вершина южно-азиатского кулинарного искусства. Гость считает за честь поучаствовать в поедании мозжечка агонизирующего далекого предка человека. Кроме прочего, вьетконговцы любят лакомиться живым, то бишь еще трепыхающимся змеиным сердцем.

О любимом кушанье французов – лягушачьих лапках под маринадом – все хорошо наслышаны. И ведь не какие-то там представители племени мумбу-юмбу, а самые что ни на есть предельно ушибленные римской культурой франки со смаком поглощают бедра земноводных. Но о вкусах не спорят. Может, и нам надо перенять французскую кухню, глядишь, нагрузку на животноводство снизили бы.

Потомки самураев страсть как любят чревоугодничать блюдом «одори-гуи». Что в переводе означает «лопай, пока пляшет». К столу подается стакан с водой, в котором плещется живая и розовая от избытка калорий каракатица. Ловким движением руки шевелящего множеством щупалец моллюска вынимают из посудины, обмакивают в приправе и безжалостно отправляют в приготовленный для снеди рот. На беспорядочные телодвижения биомассы не следует обращать внимание. Как говорил известный шолоховский кулинарный эстет дед Щукарь: «Она пишшит, а ты ее, знай, в горловину пропихивай».

Китай по части изысков трапезы впереди планеты всей. Чего только стоит кулинарная «бомба» – «Дракон, тигр и феникс». В качестве бионаполнителя этой вкусовой неги используется мяукающее существо, ползучий гад и курочка Ряба. О последнем участнике триады умолчу. Кура – она и в Украине кура. Котов же в детстве делают инвалидом первой степени, отрубая задние конечности, и затем кормят, как на убой (и действительно – на убой). В Китае любят жирных Мурок и Васек. Змеюку нафаршировывают разными специями и пряностями. Мясцо гадючки белое, нежное и сочное – поднимает тонус, стимулирует либидо. Слабого мужчинку оно возводит в ранг Дон Хуана. А что еще больше ценится в этой жизни? Без означенного качества все ваши добродетели могут оказаться недостаточно востребованными.

Главным писком китайского застолья, бесспорно, является живая «дичь» – «Три писка крысы». Пальчики оближешь! На блюдечке с голубой каемочкой подают вполне жизнеспособных пухленьких… крысенышей. Первый писк грызун-младенец издает, когда его под микитки поддевают палочками. Второй, когда окунают в острый соус. Третий и последний писк издается уже на зубах гурмана, трамбующего ими деликатес перед отправкой в пищевод.

Корейское пристрастие к жаркому из собачатины стало уже притчей во языцех. Жители корейского полуострова знают толк в «четвероногих друзьях». Они насобачились даже сок получать из собак. А что, неплохо утром натощак для ободрямса опрокинуть стаканчик этого чудодейственного напитка.

В корейских общественных пунктах питания, если вы по легкомыслию изволите подхарчиться чем-нибудь из национальной кухни, вас могут «порадовать» горшочком, под крышкой которого неистовствуют, чуя верную гибель, кишечнополостные, а проще говоря – красные черви. Пережевывать тела червей следует интенсивно, безжалостно лишая их возможности куснуть вас за нежный язык. На войне как на войне.

Но все-таки для меня нет ничего милее гоголевских разносолов, которыми Пульхерия Ивановна Товстогубиха потчевала своего доброго «чоловика» Афанасия Ивановича. Я этими блюдами совершенно удовлетворяюсь. Ежели зарплату не задержали и отдали всю до копейки и кое-что еще удается «подкалымить», то и «чарку водки», настоянной на «деревий и шалфее» («если у кого болят лопатки или поясница») не грех опростать во здравие, заедая ее «солеными рыжиками», «разными сушеными рыбками», «варениками с ягодами», просто ржаной корочкой, навесив сверху подливку из грибков «с смородинным листом и мушкатным орехом». Или, на худой конец, закусить «коржиками с салом, пирожками с сыром, капустою» или мясным ливером. После отменного обеда можно простить кого угодно, даже тещу.
Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале