…скрыться, и вольный столичный дух.

Сегодня Санкт-Петербург считается новой криминальной столицей СНГ, правда, это звание он оспаривает у Москвы и Казани.

У северной столицы России, как называют город Петра, есть свое яркое криминальное прошлое. Например, еще в XVIII веке здесь поселилась аферистка из Дрездена («Дрезденша»), которая открыла в Петербурге огромный шикарный публичный дом. Его слава докатилась даже до императрицы Елизаветы.

В начале ХХ века здесь жила легенда уголовного мира – Ленька Пантелеев, он до сих пор остается самым известным петербургским налетчиком. По слухам, его приняли на службу в ЧК по рекомендации самого Дзержинского, тогда Ленька был Леонидом Пантелкиным. Но в органах он прослужил недолго – попался на облаве в притоне в руки своих же коллег.

В 1990-е годы криминальное первенство Петербурга возродилось – мелкое жульничество и кражи стали не в моде, криминальные авторитеты захотели править не одними кошельками, а целым обществом, все вопросы теперь решали «братки».

Новая криминальная история Петербурга строилась на противостоянии «авторитетных бизнесменов» - Владимира Барсукова и Константина Яковлева. Владимир Барсуков (Кумарин) приехал из Тамбовской области, условно-досрочно отсидел за хранение патронов и подделку документов, а потом, опираясь на земляков, создал свою группировку «тамбовских».

Тамбовская группировка прославилась тем, что слишком уж часто выясняла внутренние отношения и, наконец, раскололась на несколько направлений. Наконец, Владимир Кумарин объединил «коллектив», и «тамбовские» начали активно развивать все направления бизнеса, в которые вложили свои деньги, вплоть до того, что приобрели экономический и политический вес.

В 1998-м году о «тамбовских» заговорили как о финансово-промышленной «бизнес-группе»: группировка контролировала топливно-энергетический комплекс, промышленность, машиностроение, кредитно-финансовую сферу, торговлю недвижимостью. Глядя на них, говорили, что единственное, что в России хорошо организовано – это преступность.

Сам Кумарин вскоре стал открещиваться от того, что связывало его с криминалом – даже фамилию сменил на Барсукова, а против экс-генерала Пониделко, который назвал его лидером тамбовского «организованного преступного сообщества», Барсуков затеял судебную тяжбу. Затем экс-Кумарин стал вице-президентом крупнейшей «Петербургской топливной компании», которая очень быстро стала монополистом на городском топливном рынке и отвоевала свою долю пирога даже у «Сургутнефтегаза». «Тамбовцы» одними из первых использовали рычаги власти для давления на конкурентов. Люди Кумарина долгое время обладали монополией на общение с городской властью.

Константин Яковлев (Костя Могила) еще с детства знал многих будущих преступных авторитетов своего района, а в начале 1990-х он уже занял свое место в бандитском кругу и создал свою группу. По легенде, Яковлев получил свою кличку, когда работал землекопом на Южном кладбище. Кстати, там же он заработал первоначальный капитал, который вложил потом в несколько ресторанов. Он одним из первых стал стремиться к «чистому бизнесу», построил свой собственный офис на Варшавской, начал появляться в официальных местах в обществе легальных предпринимателей, вкладывал деньги в банковскую сферу, СМИ, недвижимость.

Благородный «чистый» бизнес стал причиной жестоких разборок. В 1999-2000 годах между группировками Барсукова и Яковлева разразилась настоящая война, в которой одного за другим «убирали» ставленников как из одной, так и из другой группировки. Благодаря именно этой войне Петербург и окрестили криминальной столицей.

Сегодня уже ни Ростов-на-Дону, ни Одессу, ни Санкт-Петербург нельзя назвать криминальными столицами – во всех городах жить и вести свой бизнес «немножечко опасно». И самые опасные в этом отношении города в СНГ сегодня – Москва, Казань, Свердловск… Криминальная зона сдвигается туда, где еще есть что делить. Может быть, завтра вы прочитаете о новой столице в вашем городе? Время покажет…
Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале