…танковый снаряд – то в оперативную дежурку, если зенитный комплекс – то в пассажирский самолет. Закономерность эту подтвердил «меткий выстрел» полтавского майора Николая Венникова в голову своего подчиненного Руслана Пащенко, случившийся 6 августа…

Как и за что

Пока идет следствие, выдвигается две версии. Первая, уже озвученная многими СМИ, что Руслан решил посмотреть телевизор в неположенное время, и командир приказал его выключить. Руслан якобы отказался выполнить приказ старшего по званию и дерзил, что в армии, естественно, не поощряется. Реакция командира была, мягко говоря, непредсказуемой: он достал «Макаров» и выстрелил солдату в голову.

По второй версии, тоже просочившейся в общественное сознание, майор был пьян и таким образом не мог контролировать свои действия в отношении солдата. Кроме того, существует и третья версия, выдвигаемая армейскими психологами о психической невменяемости офицера.

Свою версию выдвигает и уже бывший командир части полковник Игорь Иванченко, который, зная отношения майора и подчиненного как «нормальные», считает, что выстрел был трагической случайностью или неосторожным обращением с оружием. Хотя, согласитесь, профессиональный военный (даже в такой непрофессиональной армии, как наша) не мог неосторожно обращаться с табельным пистолетом рядом с головой подчиненного.

Гуляет в народе и подтверждение первой версии. Руслан слыл человеком порядочным, но достаточно гордым. Кроме того, он был близок к «дембелю». Служившие в армии знают, какими «неписаными правами» наделяет тебя этот статус. По сути ты – король и вправе «забивать» на всех подряд, включая офицеров. Тем более, часть химзащиты, находящаяся в сельском районе, невзирая на уверения военных, что «она была на хорошем счету», далека от гарнизонного уставного порядка, и «традиционных» дедовщины и бардака там никто не отменял. Часть как часть. Пока тихо – то и хорошо. Но в тихом омуте черти водятся. И опять меня поддержат служившие в армии в разные времена…

Родителям пострадавшего перезвонил его товарищ, и уже через некоторое время (от Полтавы до части в Селещине полчаса езды) потрясенные родственники были на месте трагедии. В госпитале, куда доставили Руслана, шла операция по спасению. Однако и тут сказывалась неподготовленность: в больнице не оказалось нужной для переливания крови (у Руслана была редкая 4 группа отрицательного резуса). Почему солдата сразу не отвезли в областную реанимацию – тоже неизвестно. Ведь в самой Полтаве была и кровь, и оборудование…

Как говорит главный врач Машевской районной больницы Герман Краевский: «…Шансов у Руслана не было. Мы начали операцию по спасению потому, что звонок был нам, и мы сразу начали работу, а саму операцию делали полтавские медики». Кроме того, доктор утверждает, что в больнице была кровь, а они искали донора на случай, если бы парень выжил и потребовалась полноценная операция по переливанию».

Смерть наступила через 3 часа после рокового выстрела. По слухам, которые пока не подтверждают рядовые солдаты, сам майор пытался застрелиться, но ему якобы не дали другие офицеры. Что точно происходило в тот день, пока никто сказать не может, в часть никого не пропускают, а солдат и офицеров «прессует» допросами прокуратура.

Что дальше?

Хоронили Руслана 8 августа, людей собралось до полутысячи. Родственников буквально трясло от горя. Руслан лежал в гробу в «гражданке» – мать отказалась хоронить его в форме армии-убийцы.

Пока неравнодушная часть общества пребывает в шоке, родители солдата подают в суд на Министерство обороны, отец Руслана Павел Пащенко, бывший воин-афганец, обещает собственноручно расправиться с майором Венниковым. Его поддерживают и его бывшие товарищи по Афгану. На похоронах в толпе были нередки возгласы: «Рвать их, сучар, надо».

На сегодня министерство лишь оплатило все затраты на похороны и выступило с рядом суровых заявлений. Министр Гриценко приказал создать специальную комиссию по расследованию, которая уже работает в гарнизоне. Первой ее жертвой стал почему-то командир части полковник Иванченко, отстраненный от работы. Похоже, традиция поисков «козлов отпущения» у нас все еще сильна. Майор Венников, естественно, отстранен от выполнения обязанностей, взят под стражу и находится в Полтавском зональном военном отделе. Военный прокурор Полтавского военного гарнизона, подполковник Владимир Калусенко говорит, что против него возбуждено уголовное дело по статье 115 УК Украины (умышленное убийство). Задержанный свою вину признает.

Участившиеся случаи применения табельного оружия «государственными людьми», армейские катастрофы свидетельствуют, что, без сомнения, армия наша больна, как и больно все государство. В тотальном хаосе грызни за власть, экономического бардака, разгула коррупции и преступности, случай, произошедший в воинской части АО-312, вроде ничем не выделяется. Если бы не одно «но». Армия является серьезной государственной структурой, в которой подобные вещи должны быть исключены априори. «Право Кольта», пришедшее в украинскую армию, должно быть уничтожено, ибо через некоторое время на «право Макарова» солдаты могут ответить «правом Калашникова». И тогда остановить стрельбу будет весьма сложно…