…настроении, иногда даже слишком. Но если раньше чувство реальности им возвращали в очень культурной форме и со всем возможным уважением к личности («Гляди, подвозят, гляди, сажают»), то сейчас блюстители порядка склонны решать вопрос гораздо более радикальным способом.

Накануне старого Нового года муж нашей соседки возвращался домой. На работе к тому времени эта дата уже была отмечена вместе с коллегами. Насколько он был пьян, установить теперь не представляется возможным, но на него обратили внимание два сотрудника патрульно-постовой службы. Они попросили предъявить документы, которых у мужчины не оказалось. Последовало предложение проехать в отделение милиции. В ответ на слабое возражение на его руках защелкнулись наручники. Позже выяснится, что ему предъявлено обвинение в мелком хулиганстве – оскорблении сотрудников милиции, выразившемся в нецензурной брани. Это притом, что в сквернословии сосед никогда замечен не был, даже в сильном подпитии. Но если и так, чего можно ожидать от человека навеселе, которому это веселье явно пытаются испортить?

Оказавшись в КПЗ, мужчина, было, заговорил о своих правах, но тут же получил удар в область правого лёгкого. Место это болит до сих пор, но никаких внешних следов побоев нет – надо знать, куда бить.

В клетке сидели ещё девять человек. Большинство из них уже поняли, что сопротивление бесполезно, и готовились провести здесь ночь. И лишь один никак не хотел смириться со своей участью и громко возмущался. Тогда ему продели руки через решётку и на обратной стороне застегнули их в наручники. Мужчина вопил от боли, а сокамерники уговаривали его успокоиться, иначе будет хуже. Тот голосу разума не внял – и в результате наручники ему застегнули ещё крепче.

Надо ли говорить, что при таких обстоятельствах трезвеют все и мгновенно. Ночь сосед впервые в жизни провёл за решёткой – и у него было достаточно времени, чтобы подумать над своим поведением. Несмотря на всю свою злость на ментов, он пришёл к выводу, что сам дал им повод и что, возможно, это был знак свыше: мол, пора завязывать. В общем, как ни крути, а «пить надо меньше». Вряд ли на такой эффект можно было бы рассчитывать после вытрезвителя.

На следующее утро уже осознавшего и покаявшегося мужчину повели в суд, где ему назначили штраф (а могли и 15 суток), после чего отпустили на волю.

Но далеко не на всякого подобные меры подействуют столь положительным образом. Большинство сломается и будет продолжать пить назло. А если посмотреть на всё это с точки зрения демократических ценностей и общечеловеческих прав и свобод, то слов вообще нет.

Сами милиционеры такие «зачистки» объясняют благородным стремлением снизить количество правонарушений, ибо выпивший как сам представляет опасность для окружающих, так и является объектом для совершения преступления. Цель-то благородная, но вот средства… Может быть, было бы целесообразнее доставить выпившего по месту жительства? Как родные были бы благодарны! Но милиция почему-то к таким гуманным поступкам не предрасположена, вероятно, считая, что человек выпивший – уже и не человек вовсе.

В последнее время в милицию набирают молодых людей, немало из которых, чего греха таить, идут туда, чтобы вкусить власти, а кто-то и для того, чтобы реализовать свои скрытые садистские наклонности.

К такому поведению милиционеров, надо понимать, подталкивает и «план по валу». В отчёт можно занести ещё одно оперативное мероприятие. Главное, что и усилий-то особых при его проведении не потребовалось.

Пожаловаться на неправомерные действия правоохранителей практически невозможно – в отделении сосед подписал бумаги, по которым никаких претензий он не имеет. А попробовал бы не подписать! Поэтому любые совпадения с реальными фактами в данной статье прошу считать абсолютной случайностью, не имеющей ничего общего с действительностью.

А тем временем в некоторых городах Украины уже заговорили о возрождении вытрезвителей, которые в своё время были ликвидированы по всей стране. Первыми об этом задумались Евпатория и Львов в связи с увеличением количества алкогольнозависимых. Осталось только изыскать средства на это нужное дело, с внедрением которого отпадёт необходимость в вытрезвлении столь нечеловеческим образом.