...увлекательный и азартный тотализатор – телевизионный.

Ставки делаются на перипетии сюжета, связанного с фактическим захватом и приватизацией местного государственного 51 телеканала депутатом областного совета от Блока Лазаренко Викторией Шиловой. Но если еще вчера главным был вопрос: кто кого, то сегодня знатоки стараются угадать другое – кого из своих друзей-чиновников Шилова подставит следующим. Кто останется без должности, оказывая ей мелкие дружеские и не очень законные услуги…

Шкура убитого медведя

Государственный телеканал достался Шиловой в процессе дележа сфер влияния, который устроила в области победившая коалиция большинства областного совета. Не будем заниматься морализаторством на предмет того, что только в Украине депутатские мандаты могли достаться партийной силе, чей лидер больше чем полдесятка лет просиживает штаны в американской тюрьме. Бог с ним, Лазаренко так Лазаренко!

Лазаренковцам (в лице брата опального лидера) досталось кресло зампреда облсовета. И вот тогда вечно молодой и «начинающий», но не имеющий перспектив роста журналист Шилова выскочила с идеей прирезать Блоку Лазаренко еще маленький кусочек победного тортика – отдать ей лично в управление областную государственную телерадиокомпанию. В коридорах областной власти засомневались. Тогда Шилова зашла с другой стороны, со стороны Гостелерадио, познакомившись поближе с г-ном Прутником. А если еще точней – с его первым заместителем Анатолием Мураховским, поскольку Прутник являлся политическим назначенцем, а г-н Мураховский – кадровый телевизионный чиновник, и решения готовил именно он.

Гостелерадио, вняв просьбам Шиловой, назначило её временно исполняющей обязанности директора ДОГТРК.

Гостелерадио пережило бунт всего журналистского коллектива днепропетровской телерадиокомпании, не отреагировав адекватно на это неординарное событие.

Гостелерадио сделало вид, что не заметило, как Союз журналистов Украины исключил Шилову из своих рядов за нарушение журналистской этики и принял специальное обращение к Прутнику.

В конце концов, Гостелерадио закрыло глаза на то, что с 2007 года незаконно уволенные сотрудники ДОГТРК подавали (и выигрывали!) десятки исков против Шиловой. Этот шумный скандал длится по сей день.

Спрашивается, а чего это вдруг солидное госучреждение так полюбило скромную провинциалку? Бывшие сотрудники областного телевидения уверены в том, что г-н Мураховский полюбил скорее не саму Шилову, а её бывшего мужа, который к тому времени успешно торговал в Днепропетровске автомобилями «Ситроен». И вроде как два новеньких «Ситроена» успешно поменяли днепропетровскую прописку на столичную. Но что было – то было. О «Ситроенах» поговорим чуть позже. А теперь - о директоре ДОГТРК.

У Виктории Шиловой действительно уникальные организаторские способности. Ей удалось всего за полтора года полностью развалить государственное телевизионное вещание в регионе. Спору нет, государственное телевидение – вообще штука не слишком популярная, грешит отрыжками совкового мировосприятия и не слишком радует зрителя. Но до 2007 года в днепропетровском эфире хорошие или плохие, но были программы для детей и юношества, была сильная редакция и программы по проблемам АПК. Здесь работала единственная в области серьезная площадка для демонстрации возможностей и достижений культуры и искусств Днепропетровщины. Выходили программы исторического и юридического характера.

Сегодня на областном телевидении вообще нет никаких телепрограмм! Нет и всё. А вся сетка вещания состоит из бесконечного прямого эфира. Меняются говорящие головы, меняются операторы и ведущие, меняется цвета студии - с багрово-красного на черно-багровый. А суть не меняется: маргинально настроенные «политики» и «общественники» сутками напролет запугивают обывателя сбивчивыми предсказаниями неминуемой катастрофы.

Баланс новостей определяется простой формулой «100 + 0 + 1»: 100% негатива – 0% информации. И в этой телевизионной выгребной яме царствует и наслаждается собственным величием Виктория Шилова. Она и значится в формуле под видом элемента «+1».

Виктория ведет почти все программы в качестве журналиста.

Виктория присутствует почти на всех программах в качестве гостя-депутата.

Виктория учит жизни всех президентов, премьеров, губернаторов и прочую государственную мелочь в качестве эксперта по всем вопросам.

Виктория снимается в телевизионных рекламных роликах.

Виктория ведет журналистские расследования о трудностях жизни днепропетровских проституток.

Виктория решает национальные вопросы, не забывая напомнить в прямом эфире еврейской общине города о том, что лозунг «каждому свое» на воротах нацистских концлагерей еще не утратил свою актуальность.

О, кстати, на прошлой неделе Виктория показалась в эфире и в роли мамы. Она привела в студию «просто так» своего сына, который с детской непосредственностью влезал во взрослые разговоры. И, комментируя мамин рассказ о том, что она «не любит обсуждать с сыном вопросы добывания денег», радостно добавил: «Мама, а помнишь, как ты меня в Египте уложила спать, а потом пошла в бар и потратила 10 тысяч?»

Может, и 20 тысяч потратила, это её право: бар, Египет, романтика… Но зачем использовать для распространения этой семейной информации государственный телеканал и государственные бюджетные деньги, скромно приписав титрами в конце, что весь этот бред льется с экрана «по заказу Гостелерадио»? Тем более что с некоторых пор эфир ДОГТРК транслируется и через спутник, тоже за дополнительные бюджетные деньги.

Можно сказать просто: от вседозволенности поехала крыша. Можно сказать жестче: государство потеряло контроль над информационным пространством. Можно ничего не говорить, а просто всплакнуть над убитым медведем, в роли которого выступил государственный телеканал. А вот о шкуре, которую с этого медведя содрали, нужно говорить подробно.

Губит людей не пиво

К исходу первого года правления Шиловой ошибка с её назначением стала понятна всем начальникам области. Тем не менее они её не трогали. По разным причинам. Кого-то (политиков) устраивало, что Виктория рассчитывалась с ними «за невмешательство» бесконечными эфирами. Кого-то (чиновников) пугала сама необходимость вступать в противостояние с этой активной женщиной. Они бормотали неразборчиво фрагмент анекдота об обезьяне с гранатой и выключали телевизор. Ситуация зашла бы в полный тупик, если бы вдруг не вскрылись факты банального разворовывания бюджетных средств.

Сначала плановую инициативу проявило областное КРУ, которое вынуждено было написать по итогам своей проверки специальное письмо прокурору области. Но тогдашний прокурор Шуба скоропостижно и при невнятных обстоятельствах погиб, письмо утонуло в архиве. Затем инициативу проявило УБЭП, получившее по своим каналам оперативную информацию о странных результатах тендера по закупке телевизионного оборудования для областного телеканала на много миллионов гривен из областного бюджета. Последним психанул губернатор, который как раз и был инициатором технического (и смыслового!) переформатирования главного областного телеканала. Ему стало жаль потерянных денег и надежд.

Милиция начала проверку, которая плавно перетекла в возбуждение уголовного дела по факту разворовывания имущества государственной телерадиокомпании. Существует по меньше мере два документально зафиксированных факта. Первый свидетельствует о том, что оборудование и аппаратура закупались не у прямых поставщиков телевизионной техники в Украину, а у фирм-посредников, часть из которых уже объявлена в розыск. Второй – отсутствие на момент проверки части закупленной аппаратуры. Суммы ущерба называются разные – от 545 тысяч до 1 миллиона. Пока следствие идет, более точной информации вам не даст никто.

И вот тут-то начинается главное шоу, вокруг которого заключаются пари и оглашаются ставки. Виктория Шилова называет проверку своей финансовой деятельности исключительно «гонениями на свободу слова со стороны губернатора». Прямой эфир ДОГТРК стал еще прямее: ежедневные телемарафоны в защиту Шиловой, ежедневные телевизионные угрозы в адрес губернатора, телешоу вокруг следователей милиции, которых встречают на пороге студии телекамерами и… прямым эфиром. И вокруг этого шабаша, как ведьмы на метле, вьются местные политики. Виктория в последнее время стала аккуратней и осторожней. Все выходки против милиции и против ОГА она проводит, будучи в… отпуске или на больничном. В свободное, так сказать, от работы время. Ей не предъявишь даже формального обвинения в противодействии следствию. А вот депутаты участвуют во всех этих шоу в качестве лиц официальных и, будучи депутатами местных советов, они вовсе не освобождены от уголовной и прочей административной ответственности. И они это наконец-то, спустя два месяца, стали понимать.

Как известно, от бесконечной пьянки устают даже хронические алкоголики. И днепропетровский политбомонд за два месяца подустал от того, что его беспардонно используют в качестве бруствера в шиловском окопе. Ей есть что терять и есть за что бороться. А вот депутатам терять свои мандаты ради решения шиловских финансовых проблем вовсе не интересно. И они, наконец, доросли до понимания того, что после использования их беспардонно отбрасывают в сторону, как гильзы отстрелянных патронов.

Вот только один, но очень характерный пример. В битве за себя, любимую, Виктория Шилова добралась до своего почти что тезки Виктора Балоги. И вывалила ему на стол интересненькое предложение: мол, давайте мне поддержку, и я вам за три дня проведу в области революцию, свалю губернатора Бондаря и стану губернатором… сама. Как там складывался разговор и кто кому что обещал – не знаем, но по возвращении мадам в Днепропетровск весь город, хихикая, показывал пальцем на телеэкран, на котором часами висело два фотопортрета: Шилова и Балога. Или правильней – Балога и Шилова. А закадровый текст нашептывал, что «через три дня вы все посмотрите, что будет». Через три дня ничего, естественно, не произошло, но Балоге успели доложить о том, как легко его использовала скромная провинциальная депутатша, чью фамилию он, наверное, и не запомнил.

Теперь, как рассказывают очевидцы, Шилова начала протаптывать дорожку к новой главе Секретариата президента с теми же заманчивыми предложениями. Так сказать, по-женски…

Хорошо попользовала Виктория Шилова и мужчин. Начальник областного УБОПА и вовсе остался без работы и без друзей, слегка запачкав офицерский мундир тем, что «сливал» этой милой женщине материалы следствия, проводимого соседним милицейским главком. Вита и глазом не моргнув, разглашала секретную информацию в эфире своего персонального телеканала, подставив источник информации по полной программе.

Насмотревшись на все эти истории, областное начальство как-то чересчур резко потеряло интерес к директору ДОГТРК. Отмалчивается председатель облсовета Вилкул. Отошел в сторонку от скандала его заместитель - бывший милицейский генерал Ступак. Перестал делать заявления смотрящий по области нардеп-регионал Царев. Короче говоря, все, кто поумнее, давно перешли с экрана в зрительный зал и мечтательно похрустывают поп-корном.

И вот тогда эпицентр боевых действий переместился из Днепропетровска в Киев, в Гостелерадио. И здесь нам пора вспомнить о «Ситроенах».

Фрейд не врал

Сначала в Гостелерадио с письмом обратилось следственное управление ГУ МВД Украины в Днепропетровской области. Суть письма в том, что ст.121 УПК Украины категорически запрещает кому-либо разглашать ход и материалы досудебного следствия. И это понятно: пока идут допросы различных должностных лиц, другие лица знать о сути вопросов и ответов не должны, иначе получится банальный сговор. А Шилова выбалтывает все эти следственные данные в эфире государственного телеканала! Нонсенс? Беспардонный кошмар!

Милиция в несвойственной для себя мягкой манере просит Гостелерадио сделать директору ДОГТРК легкое служебное замечание и на время проведения следствия отстранить её от директорства. Отправить, например, в отпуск. Чтобы следствие велось в рамках процессуальных норм, а не в виде оскорбительного для закона балагана.

И.о. председателя Гостелерадио Мураховский приезжает в Днепропетровск, чтобы оценить обстоятельства дела на месте. Есть видеокадры того же ДОГТРК, на которых полковник Фокин настойчиво и вежливо объясняет телевизионным чиновникам простую вещь: нельзя оглашать по телевизору материалы досудебного следствия. Все кивают, и Мураховский уезжает в Киев, обещая вынести этот вопрос на коллегию.

На коллегии голоса делятся ровно пополам: 50% на 50%. Можно смело предположить, что член коллегии председатель НСЖУ Лубченко голосовал за отстранение Шиловой, поскольку речь идет о журналистской этике и профессионализме. Также смело можно предположить, что член коллегии нардеп Анна Герман проголосовала против отстранения, ибо она меряет вопрос сантиметром политической целесообразности.

Сам Мураховский на несколько дней отстранился от принятия решения, поскольку его голос был решающим в этом споре. Можно было бы предположить, что он лично просматривает те 200 пленок с записью шиловского прямого эфира, в которых зафиксированы нарушения УПК со стороны госслужащего и которые были переданы ему из Днепропетровска по его же собственной просьбе.

Как сегодня выяснилось, пленки Мураховский не смотрел, он просто тянул паузу для того, чтобы оценить ситуацию. Можно ему светиться или нет? Опасно это или не очень?
Когда понял, что рискнуть можно, написал официальный ответ о том, что Гостелерадио не отстраняет Шилову на время проверки и, следовательно, разрешает ей и дальше мешать следствию.

А знаете, чем он это решение мотивировал? Старина Фрейд отдыхает! У Мураховского подсознание оказалось бездонным, и он выложил всё, что должно было быть предметом тайных договоренностей! В письме дословно сказано: «Дело в том, что нет законных оснований к освобождению Виктории Шиловой. Ведь уголовное дело открыто не против телекомпании, а по факту, который вряд ли будет подтвержден».

Пропустим оговорку о том, что МВД вовсе не просит «освобождать» Шилову, а просит «отстранить на время следствия». А вот второе предложение само просится в диссертацию к психиатру: «уголовное дело открыто… по факту, который вряд ли будет подтвержден»!

Вот такие у нас чиновники в ранге министров: они уже заранее знают о том, о чем не знают бедные тупые следователи. Милиционеры имеют факт преступления и расследуют обстоятельства этого преступления, а глава Гостелерадио хлопает их по плечу: мол пацаны, не потейте, факт «не будет доказан».

Мы даже не будем расстраивать самоуверенного чиновника простенькой информацией о том, что по данным таможни и официальных дилеров, данная модель телекамеры стоимостью в 545 тысяч, пропажа которой зафиксирована актами, за последние восемь месяцев в Украину вообще не завозилась и в Днепропетровск, соответственно, не продавалась. Пусть Мураховский не заморачивается такими мелочами и подумает о том, как ему настолько нелепо удалось проговориться в официальном документе, фактически признав наличие сговора между ним и Шиловой.

А еще пусть господин телевизионный чиновник вспомнит о том, что отныне факт коррупции на весах уголовного кодекса весит 15 лет лишения свободы с конфискацией всего нажитого непосильным трудом личного имущества.

И подумает над тем, что каждый дилерский «Ситроен» имеет индивидуальный вин-код, который поможет доказать, что два автомобиля сначала были завезены в Днепропетровск, попали к определенному днепропетровскому дилеру, а уж потом оказались поставленными на учет в столице. Эти факты лежали вне поля уголовного дела по 51 днепропетровскому каналу, но сегодня, скорее всего, тоже попадут в круг интересов следователей. А как иначе? Чем-то ведь надо объяснять позицию высокопоставленного госслужащего, который откровенно незаконно покрывает нижестоящего госслужащего от законного следствия.

Вот так Виктория загнала в угол еще одного использованного ею человека: сначала тот лоббировал её назначение на должность, теперь лоббирует её нахождение на должности. А теперь ему придется ответить либо за первое, либо за второе.

В похожей ситуации оказались и по-доброму наивная днепропетровская тётя нашего премьера, и несколько нардепов из одной фракции. Им всем кажется, что они контролируют ситуацию и смогут выжать из неё большую пользу для себя. Когда же все тайное станет явным, им придется долго объяснять и доказывать, что они вовсе не защищают расхитителей бюджетных средств и что доли в откате тендерных денег они лично не имели. Но эти – выкрутятся.

А вот тем работники ДОГТРК, которые ставили свои подписи под документами и не сообразили вовремя уйти на больничный или в отпуск, как их начальница, придется несладко. Правда, легче, чем Мураховскому. Грустное, но утешение. Его статья тянет на 15 лет, их – до 8 лет, но тоже с конфискацией.

Эпитафия

Эта история будет иметь конец. И те, кто в ней активно участвует сегодня, тоже подойдут к своему концу.

История, как известно, не любит сослагательных наклонений, но еще больше она не любит тех людей, которые не умеют извлекать из неё уроки и делать выводы.

Кого еще не попользовала Виктория Шилова, чтобы удержаться на плаву и на свободе? Выходи строиться! Вас ждут увлекательные приключения в мире политического криминала.
Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале