…ресницами:

– Нет, ты представляешь, как я накололась. Хорошо, договорилась с ним на улице встретиться. Ты только подумай – он приехал на «Вольво»! Уважающий себя мужик на «Вольво» же не сядет!

– Клиника, – диагностировал я. Но почему-то первый раз без нежности подумал о своем стареньком «Гольфе».

Если ты подумал, что я предлагаю поговорить о коварном женском племени, для которого твои достоинства исчисляются толщиной кошелька или еще какими цифрами, так нет. Речь скорее пойдет о критериях, позволяющих нам относиться к себе с уважением или, наоборот, грызть ногти и терзать себя мыслями о бесцельно и бездарно проживаемой жизни.

Увы, это тот самый случай, когда мухи с котлетами перемешались настолько, что процесс отделения одного от другого потребует титанических усилий. Состоявшийся человек – обязательно ли он состоятельный человек?

Еще двадцать лет назад этот вопрос для наших соотечественников был просто пустым звуком: деньги сами по себе ничего не решали, а принадлежность к касте имущих – будь то дипломаты или высокие чиновники – оставалась уделом столь ничтожно малого числа людей, что всерьез на общественное мнение не влияла.

Именно поэтому разговор с собственным отцом вряд ли внесет ясность в твои представления. Скорее всего, ты услышишь старую байку о том, что настоящий мужчина должен посадить дерево (кто ж виноват, что его спилили, когда монтировали коммерческий ларек), построить дом (хозблок под Фастовом, гордо именуемый дачей) и вырастить сына (тебя, оболтуса!).

Заметь, в этом перечислении нет ни слова о размерах банковского счета. Но времена меняются. Что же делать, если на предложение старого приятеля на недельку махнуть на популярный горнолыжный курорт в Швейцарию ты, краснея, мычишь что-то в свое оправдание, мучительно сознавая, что ни этой зимой, ни следующей ты не в состоянии себе это позволить. И чувствуешь себя в этот момент тем, что американцы называют непереводимым словом loser – безнадежным неудачником, вечно упускающим свой шанс, у которого к тому же все эти свойства написаны на лбу.

Так ли необходимо, чтобы реплика «Жизнь удалась!» произносилась над блюдом с черной икрой? Мой однокашник Леха всегда имел репутацию счастливчика. Он подрабатывал переводами каких-то там коммерческих текстов, причем делал это с огромной производительностью – и деньги у него водились всегда. То есть это значило, что он легко платил в буфете за пару-тройку голодающих из числа общежитских.

Первым на курсе он купил компьютер, а к окончанию института разъезжал на подержанной «девятке». Потом он поступил на ту самую фирму, где он пробавлялся переводами, и, по слухам, круто пошел в гору. Недавно я его видел на встрече однокурсников. Унылым и занудным голосом он вкручивал кому-то, что денег не хватает достроить дачу в Царском селе.

Ощущение, что «денег хватает», вещь абсолютно неуловимая. Мало кто может похвастаться, что у него все с этим в порядке. Некоторые просто рождаются с этим чувством – и такой с восторгом расскажет тебе, как удачно достал билеты в плацкартный вагон в разгар сезона и как с женой и детьми отлично жил в палатке на берегу Азовского моря и все объедались арбузами с соседней бахчи по рублю кило. Он будет светиться гордостью за прекрасный отдых и с готовностью посочувствует твоему рассказу о том, как вас обхамили в греческом отеле и дали номер без джакузи и кофеварки.

Оставим на время вопрос о деньгах. С какой бы снисходительной жалостью мы ни относились к бессребничеству наших родителей, в чем-то они были счастливее нас. Умение собрать рюкзак по всем правилам, разжечь костер и проложить маршрут, способность извлечь три аккорда из старенькой гитары давали нашим отцам неисчерпаемый источник самодостаточности. И была компания друзей, таких же младших научных сотрудников, в которой тебя уважали не за «мерс» последней марки, а за безупречно работающий старенький «Запорожец», который бегает как миленький, хотя и требует переборки двигателя раз в неделю.

Впрочем, непонятно, к чему тут похоронное прошедшее время. То, что сейчас упали тиражи журнала «Филателия», еще ничего не значит. Сходи туда, где собираются любые единомышленники – хоть на собачью выставку. Посмотри, какой гордостью светятся глаза даже не ведущих собаководов, а рядовых владельцев самых скромных псин. Вот где жизнь кипит и бьет ключом. Не говоря уже о гонках на выживание, соревнованиях по русскому бильярду и прочих адреналинообразующих мероприятиях. Любые виды деятельности, которые удовлетворяют извечную мужскую потребность быть лидером, – мощный импульс для самореализации.

В конце концов, самое современное средство найти себя – это Интернет с его абсолютно неограниченными возможностями. Многие из нынешних признанных идеологов Паутины начинали со скромных домашних страничек, потом постепенно находили уникальную нишу, которая превращалась в самостоятельное занятие, а в конечном итоге и в деньги.

Увы, многим сегодня приходится выбирать между тем, что интересно, но денег не приносит, и тем, что приносит деньги, но совсем не нравится. Есть, правда, те, кто ухитряется делать и то и другое. Так, например, множество прирожденных гуманитариев работают в журналистике, где пишут на любые, в том числе и совершенно неинтересные им темы, а по ночам увлеченно кропают диссертации про инвариантность фонемы ЩА в удмуртских диалектах или про параллелизм бинарных соответствий в летописях XIII века. Хуже приходится представителям более естественных наук – им, нуждающимся для своих исследований в лабораторной базе, остается уповать лишь на гранты заокеанских университетов.

Но все же большинство из нас одарены разнообразными практическими дарованиями, только сами порой не подозревают об этом. Если ты всю жизнь лечил подбитых воробьев и хромых кошек, но родители легли костьми и настояли на поступлении в инженерный вуз («во-первых, туда ты поступишь со своей тройкой по русскому, а во-вторых, инженер – все-таки профессия»), то, скорее всего, работа в затхлом КБ не доставляет тебе радости.

Но это и не значит, что твой единственный путь – в охранники или продавцы в коммерческой палатке. Еще не поздно переучиться (никогда не поздно) и начать заниматься именно тем, что нравится больше всего. Феномен состоит в том, что, занимаясь делом с удовольствием, ты наживаешь бесценный капитал подлинного профессионализма. И, в конце концов, начинаешь получать за это достойные деньги.

Вообще, уважение к себе особенно хорошо возникает после того, как ты сделаешь что-нибудь очень героическое или общественно полезное. Даже если содеянное не принесет тебе ни копейки. Можно принять участие в благотворительном проекте. Превратить участок под Фастовом в цветущий сад, а хозблок в бунгало. Можно выучить наизусть «Илиаду» и «Одиссею». Можно похудеть на десять кило. Или нарастить мускулатуру. Или устроить своему ребенку незабываемый день рождения. Можно написать мемуары о своей службе в армии. Отправить родителей в круиз на теплоходе. И, наконец, перестать считать деньги в чужих карманах. Потому как – ты что, хуже других?
Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале