...войн. Поскольку основной гарантией соблюдения прав собственности (в том числе – и крупных промышленно-финансовых групп) при прежнем режиме являлась их включенность в сложную систему административно-хозяйственных отношений, то со сменой властного аппарата система рухнула, и все юридические нестыковки, ранее считавшиеся несущественными, оказались обнажены.

Это таит в себе неизбежный соблазн для наиболее активных экономических субъектов пересмотреть сложившиеся отношения собственности в свою пользу. В связи с этим дискуссии о ревизии итогов приватизации, длящиеся с начала оранжевой революции, могут оказаться не такими уж отвлеченными. Так, уже не раз утверждалось, что «период первоначального накопления» в нашей стране завершился, но ведь, по сути, передел собственности продолжается до сегодняшнего дня. В том числе - через так называемые «недружественные поглощения».

Об этих «поглощениях», как правило, мало информации. Публике более-менее известно о попытке захвата "Оболони" компанией "Сармат", молочного комбината "Приднепровский" компанией "Галактон", активов Ровенского и Северодонецкого "Азотов" - "Укрэнергосбытом", госпакета акций ОАО "Росава" – компанией "Амтел" и некоторых других. Но это лишь наиболее яркие фрагменты общей картины. О более мелких «сражениях» общественности вообще ничего не известно, но, тем не менее, они происходят едва ли не ежедневно.

И если в крупном бизнесе основными инструментами раньше были такие приятные на слух феномены, как «санация обанкроченных предприятий», «скупка миноритарных пакетов» и «проведение дополнительных эмиссий», то в среднем в ход шли незаконные судебные решения, ведение параллельного реестра акционеров, создание параллельных органов управления, перерегистрация в налоговых органах и имитация сделок с акциями. А в малом так и вообще - силовые захваты. Впрочем, в настоящее время «арсенал средств малого и среднего передела» начинает использоваться и в серьезных корпоративных конфликтах – как, например, в нашумевшей майской истории с «альтернативным» собранием акционеров Никопольского ферросплавного завода.

То, что инициатором этой «рейдерской» операции выступила группа «Приват», может удивить кого угодно, но только не тех, кто знаком с присущим этой группе стилем ведения бизнеса. «Тактика «Привата» больше всего ассоциируется с борьбой «сумо» - выталкиванием противника за пределы площадки большим мускулистым животом. «Приват» активен и агрессивен, кажется, что он жив лишь борьбой за приобретение собственности», - утверждал два года тому назад «Контекст-медиа».

Скандалы, сопровождавшие приватизацию «Приватом» «ДнепроАзота» и завода им.Петровского, стали уже хрестоматийными. Гораздо менее известны покушения на кредитовавшуюся в Приватбанке компанию «Днеправиа» или помехи, чинимые проведению конкурса на заводе им.Дзержинского. Тогда, правда, все претензии объяснялись придирчивостью властей – в 2000 году группа удостоилась личной критики тогдашнего президента за непрозрачность действий и явное ухудшение показателей работы приватизированных предприятий, после чего у «Привата» резко ухудшились отношения с ФГИ (впрочем, своим традициям группа не изменила, закончив прошлый год с рекордным суммарным убытком, как сообщает сайт «Версии», - более 1 млрд. грн.).

Однако оказалось, что претензии прежнего режима были небезосновательны: в настоящее время у «Привата» наметились серьезные проблемы - уже с нынешним государственным руководством. Не разделяя взглядов премьера на перспективы развития «Укрнафты», контрольный пакет которой еще остается в руках государства, и желая предотвратить смену выгодных группе членов правления, «Приват» просто прибегнул к тактике срыва собрания акционеров. Вполне вероятно, что история будет продолжена в судах, решение которых предсказать трудно – юристы группы подкованы не столько в юридической казуистике, сколько в организации «заказных процессов». Благодаря несовершенству отечественного законодательства (закон об акционерных обществах отсутствует в принципе), а также неопределенно-униженному положению судебной ветви власти, подобное безобразие оказывается вполне возможным.

Тенденция к такому поведению судов, к сожалению, не нова. Еще в январе 2004-го Фонд государственного имущества, столкнувшийся с блокировкой приватизационных мероприятий районными судами по искам подставных физических лиц, настаивал на рассмотрении в Верховной Раде изменений в Гражданско-процессуальном кодексе. Поводом к инициативе ФГИ послужили решения одного и того же районного суда, вынесенные дважды в течение месяца - по искам разных лиц, но с идентичным вердиктом. Оба решения были снабжены определением «подлежит немедленному исполнению» и подписаны одним и тем же судьей. Тогдашний министр юстиции Александр Лавринович, комментируя происходящее, признавался: «Когда я вижу в решении судьи слова "подлежит немедленному исполнению", мне все понятно».

Еще более «понятной» ситуация выглядит после недавнего запроса в силовые ведомства и высший Совет юстиции нардепа Кармазина, предоставившего пачку решений, «под копирку» вынесенных районными судами нескольких городов и областей, причем с грубейшими процессуальными нарушениями, включая невызов ответчика и его неуведомление о вердикте. Решения касались права собственности на контрольный пакет акций НЗФ и соответствовали интересам «Привата». Интересно, что часть этих судов отметилась вынесением еще и «про-приватовских» решений по днепропетровскому рынку «Озерка», в конфликте вокруг которого успели поучаствовать не только бойцы из приватовской СБ, но даже ассоциация глав избирательных комиссий (!), предъявившая политические претензии к новому днепропетровскому губернатору (!!!).

Похоже, что именно эти суды были задействованы в блокировании счетов медиа-группы «Телеграф», когда более чем в двадцати регионах Украины были удовлетворены иски частных лиц, чья репутация вроде бы пострадала вследствие статьи о Приватбанке, помещенной на принадлежащем медиа-группе сайте «Версии».

Впрочем, кроме судов, в операциях «недружественных поглощений» могут быть задействованы самые разные инстанции. Борьба компании-жертвы и компании-поглотителя часто протекает по самым причудливым сценариям: гаснет свет на собрании акционеров, руководство не пускают в офис по причине заражения помещения, орган юстиции по регистрации имущественных прав безо всяких причин вдруг закрывается на несколько дней и много-много чего еще.

Период корпоративных войн - это благодарная эпоха для нечистоплотных юристов, специализирующихся на дырах в корпоративном законодательстве, это эпоха взлетов и падений политиков, это эпоха взяточничества и коррупции, заказных статей в газетах. Это эпоха предвзятых судов и силового произвола, при котором проигравший, если не успевает отправиться к праотцам, отравляется за решетку.

Это эпоха масштабных тактических союзов, громких политических свадеб и не менее громких разводов, кидалова и подстав. Эпоха давления на власть. Это трагическая эпоха в жизни государства. Эпоха, за которую нам будет стыдно.