…наиболее заметные персоны украинской политики загодя начали «артподготовку» к предстоящим публичным баталиям. Особенную активность проявляет премьер Юлия Тимошенко, официально отказавшаяся от законного отпуска, дабы не оставлять страну без руководства в столь ответственное время. Правда, это несколько противоречит ее же заявлениям о том, что правительственная программа осуществляется более чем успешно, но придираться к таким мелочам, право, не стоит.

Главной тревогой Тимошенко является не состояние экономики само по себе, а то, как оно воспринимается потенциальными избирателями. В ходе прошлогодней избирательной кампании было дано колоссальное количество обещаний, выполнение которых изначально представлялось делом мало реальным. В настоящий же момент упреки в их неисполнении начинают звучать все чаще, а предварительные социологические замеры обнаруживают неутешительные цифры – рейтинг новой власти снижается.

В таких условиях наиболее грамотным решением является «игра на повышение», заключающаяся в эскалации политического противостояния. Убеждать избирателей в том, что их жизнь существенно улучшилась, – занятие совершенно неблагодарное. Гораздо перспективнее взывать к их «гражданской позиции» и недопущению реванша сил, связанных с «антинародным режимом». «Пан или пропал» – в такой ситуации вопросы о ценах на бензин (мясо, сахар etc. ) становятся попросту неприличными, а возможным «перегибам» обеспечивается достойное оправдание.

Ярче всего эта нехитрая политическая технология зарекомендовала себя в «реприватизационной» кампании, с изрядным размахом начатой премьер-министром в момент назначения на должность и сведенной, в конце концов, к преследованию зятя бывшего президента - Виктора Пинчука.

Действительно, «Криворожсталь», Никопольский завод ферросплавов и Южнотрубный завод, оказавшиеся единственными в стране претендентами на изъятие, не объединяет ничего, кроме их принадлежности одному владельцу. При иных обстоятельствах подобная целеустремленность рассматривалась бы как банальное сведение личных счетов, однако борьба с «реваншистами» до последнего времени обеспечивала ее надежной индульгенцией в глазах прогрессивной общественности.

Стоит, впрочем, заметить, что «перегибы», допущенные в ходе этой борьбы, были отнюдь не невинными - начиная с того, что судебные иски, требующие признать приватизацию этих предприятий незаконной, подавались частными лицами и совершенно не соответствовали обвинениям, выдвигаемым на Майдане, и заканчивая тем, что давление на суды осуществлялось совершенно открыто. Премьер, без всякого стеснения, в официальных интервью высказывалась относительно желаемого содержания будущих вердиктов и даже называла сроки, в которые должны быть вынесены соответствующие решения.

Но если до августа к подобным «шалостям» поклонники Тимошенко могли оставаться снисходительными, то сейчас ситуация несколько изменилась. В ходе последних событий, связанных с решением судьбы Никопольского ферросплавного, в ее действиях обнаружились мотивы, далекие не только от государственно правовых, но даже «революционно целесообразных».

«Первой ласточкой» разворачивающегося скандала стало заявление Юлии Тимошенко, сделанное 28 июля. Премьер заявила, что намерена поручить Генпрокуратуре изучить обстоятельства принятия Высшим хозяйственным судом решения по делу НЗФ, которым приостанавливалось исполнение решения Киевского апелляционного хозяйственного суда о признании приобретения консорциумом "Приднепровье" контрольного пакета акций предприятия незаконным. Этому заявлению предшествовали невразумительные обвинения заместителя главы Высшего хозяйственного суда в краже дела, препятствовании правосудию и даже фальсификации вердикта, впрочем, опровергнутые в тот же день.

Выяснение причин столь бурной реакции Юлии Владимировны на стандартную юридическую рутину оказалось недолгим. На следующий день судьи апелляционного хозсуда, за которых так страстно «заступилась» Тимошенко, приняли участие в пресс-конференции, организованной финансово-промышленной группой «Приват», давно проявляющей особый интерес к Никопольскому ферросплавному и с начала мая пытающейся заменить в составе правления ОАО «НЗФ» представителей «Приднепровья» своими людьми.

С этой целью «Приват» регулярно пытался созвать собрание акционеров, однако никак не набирал необходимого кворума, поскольку до сегодня контролирует не более 26% акций предприятия. Замысел организаторов, однако, основывался на том, что с признанием незаконности приобретения «Приднепровьем» контрольного пакета тот перейдет в собственность государства, уполномоченный представитель которого и проголосует на собрании акционеров за искомые постановления.

Очередное собрание было намечено как раз на 27 июля, и решение Киевского апелляционного хозсуда должно было вовремя предоставить необходимые основания для участия в нем государственного уполномоченного. Как выяснилось позже, соответствующее поручение Фонду государственного имущества председателем Кабмина было уже подписано, потому и не удивительно, что «вмешательство» Высшего хозсуда вызвало негодование Тимошенко.

Решение «о приостановлении» вместе с еще несколькими судьями вынес заместитель главы Высшего хозяйственного суда Украины Николай Хандурин. "Этот человек осознавал, что он дискредитирует всю судебную систему Украины", - заявила глава КМУ. Судьи Киевского апелляционного хозсуда, наоборот, удостоились ее похвалы, несмотря на то, что допустили в ходе разбирательства несколько грубых процессуальных нарушений, послуживших основанием для кассации и, соответственно, передачи дела в следующую инстанцию…

Однако этим обстоятельством скандальные подробности не исчерпывались. Следующим открытием стала судейская неосведомленность о сути разбираемого дела. Дело в том, что организатором «приватовских» собраний выступает ООО «Славутич-Регистратор», не имеющий на это никакого права, поскольку договор ОАО НЗФ с ним на ведение реестра был расторгнут еще в октябре 2003 года, и правомочность этого акта была подтверждена решениями Апелляционного и Верховного судов.

Судьи же Киевского апелляционного хозсуда, еще 11 июля вынесшие спешное определение об аресте принадлежавших «Приднепровью» акций, этим обстоятельством не интересовались и адресовали свои определения «просто регистратору», которым по закону является ОАО «Альфа-Инвест», никак в пресловутых «акционерных собраниях» не задействованное.

Лишь 3 августа было вынесено определение, которым исполнительная служба уведомлялась, что «согласно материалам дела регистратором и хранителем арестованного пакета акций является ООО "Славутич-регистратор". Однако это определение вообще загнало процесс в глухой тупик, поскольку оно прямо противоречило решению Верховного суда и данным Комиссии по ценным бумагам.

Неясной остается и повод для вынесения определения – ни одна из сторон процесса выяснение этого вопроса не инициировала. Наконец, согласно украинским законам, одно и то же лицо одновременно «регистратором и хранителем» являться не может. Единственной причиной вынесения столь нелепого постановления могла быть только «служебная» роль Апелляционного хозсуда в деле с предопределенным результатом.

Можно даже повторить слова премьера о том, что это «дискредитирует всю судебную систему Украины», но, увы, нельзя быть уверенным в том, что это делалось «сознательно». Судей просто подставили, потребовав от них оглашения «нужного» вердикта и не удосужившись при этом хотя бы ввести их в курс дела. Такое неуважение к суду трудно оправдать даже именем народа, интересы которого еще может представлять председатель Кабинета Министров, но уж никак не «Приват».

25 августа, после отказа Высшего хозяйственного суда в удовлетворении кассации «Приднепровья», решение Апелляционного хозяйственного суда вступило в силу и, наконец, на долгожданном «собрании акционеров», состоявшемся 30 августа, председателем наблюдательного совета ОАО был избран заместитель министра промышленной политики Украины Сергей Грищенко, а председателем правления – бывший начальник департамента горнорудной промышленности министерства Николай Надточенко.

Замечательный выбор, учитывая тот факт, что Грищенко в 2003 году был уволен с должности замгоссекретаря Минпромполитики за содействие «Привату» в махинациях с «размыванием государственной доли» акций Ингулецкого ГОКа, а Надточенко был директором Марганецкого ГОКа, давно и надежно контролируемого «Приватом».

Также в составе наблюдательного совета оказались Геннадий Корбан от компании «Славутич-Капитал» и Тимур Новиков – заместитель председателя Приватбанка. Согласно уверениям Тимошенко, это означает «возвращение предприятия государству». Вроде бы не имеющий отношения к «Привату» Геннадий Корбан на самом деле являлся активнейшим игроком на его стороне. Вместе с Тимуром Новиковым они провели не одну пресс-конференцию, популяризируя планы «Привата» по Никопольскому ферросплавному.

Вчера, когда стало известно о решениях, принятых на нелигитимном собрании акционеров, в Никополе проходил митинг. Выступавшая на нем вице-президент Союза юристов Украины Инна Богословская заявила: «Сегодня, когда «Приватбанк» получает полное представительство в правлении завода, премьер заявляет, что она защищает государственные интересы. У нас что, государство стало «Приват-клубом»? И никто не стесняется. Нет даже попытки прикрыть эти коррупционные связи».

Правда, в Фонде госимущества попытались обозначить свою непричастность к такому «кавалерийскому» правосудию и заявили, что акции НЗФ на балансе Фонда не числятся. Но главой правительства от лица государства было отдано необходимое распоряжение. "Прошу срочно обратиться к регистратору ОАО "Никопольский завод ферросплавов" - ООО "Славутич-регистратор" - за предоставлением выписки из лицевого счета ФГИ", - было сказано в документе.

Тем самым Юлией Тимошенко создан прецедент игнорирования решения Верховного суда – того самого суда, который в ноябре прошлого года выносил решение о переголосовании второго тура президентских выборов. Кучма этому суду подчинился, Тимошенко – нет.