...общественности о том, что революция перешла в стадию пожирания своих детей. Это прогнозировалось, но никто не мог предположить, что «оранжевая революция» так быстро проголодается.

Философия популизма

Семь месяцев «полноценной» работы правительства позади... и все надо начинать почти с нуля. Даже не так – с глубокого минуса. Рост ВВП за январь-июль скатился с 12% до 3,7%. Инфляция, по данным МВФ, 15% (Межгосударственный статкомитет СНГ называет еще большую цифру – более 17%). Задолженность по зарплате бюджетникам, согласно данным Счетной палаты, выросла за этот период в 16,3 раза – с 21,6 млн. грн. на 1 января до 352,7 млн. грн. на 1 июля т.г.

Некомпетентность команды Тимошенко стала базисом экономического кризиса. А революционная сверблячка всенепременно уничтожить политических противников всеми подручными средствами – надстройкой. Причем задиристый непрофессионализм продолжает стимулировать ее развитие.

Их поставили на воеводство, а они стали гоняться за «чижиками» (прямо как по Салтыкову-Щедрину) и разорять окружающее пространство в тотальной войне со всеми – с собственными вице-премьерами и министрами, олигархами всех мастей и национальностей, директорами госпредприятий, малым бизнесом и пр.

С чего начал бы рационально мыслящий хозяйственник, пришедший на смену режиму, вдохнувшему жизнь в лежащую в коме экономику? Новая команда должна была избегать непродуманных, резких движений и постараться закрепить достигнутое, сделать процесс выздоровления экономики необратимым. А еще - показать личным примером сдержанность в потреблении и не задирать по поводу и без повода Россию, главного «энергодонора» державы.

Но все делалось с точностью до наоборот. Вначале было слово. И его произнесла премьер, озвучивая свою пафосную программу действий, суть которой «…не цифры, за которыми ничего не стоит, а философия мышления нового Кабинета Министров» . Чуть позже министр экономики Сергей Терехин уточнил «программу без цифр»: «У нас, знаете, нет программы «100 дней» или «30 дней». У нас есть программа «неделя», максимум – «две недели» .

Уже тогда Верховная Рада должна была потребовать у Тимошенко больше конкретных цифр и выкладок и поменьше религиозной схоластики в стиле «буква мертвит, а дух животворит». Но нардепы, кто очарованный красноречием, доселе не слыханным в стенах парламента, а кто – из злорадства (мол, вперед, ребята, ветер вам в спину!), благостно согласились с концепцией без концепции.

Гармония беспорядка

Дальше - больше. Новоизбранная пани премьерша принялась гармонизировать «нереальный и популистский» бюджет, доставшийся от «антинародного режима». «Скрытый дефицит бюджета в 32 млрд. грн. не совместим с жизнью», – как всегда бескомпромиссно заявила Юлия Владимировна и своей волей увеличила расходы «реального и не популистского» бюджета на 25% (с 92,65 млрд. грн. до 115,3 млрд. грн.) при планируемом росте производства в пределах 10%.

Застолбив в парламенте «перепопулиженный» бюджет, надо было думать, чем его наполнять. Разумеется, рыночными механизмами нельзя добиться такого революционного притока средств в казну. Экономику пришлось жестко ставить на «ручник»: поступлениям от прибыли хозяйствующих субъектов с госдолей приказали вырасти в 12 раз. Гулять так гулять! После нас хоть потоп.

Возня со списком предприятий с «черной меткой» на реприватизацию вскоре перешла в горячую фазу. Форс-мажор бюджета толкнул на проведение широкомасштабной кампании по организации перепродажи собственности. Здесь желание поквитаться, революционная страсть все переделить и теплое дыхание в затылок дружественных бизнес-групп, желающих поучаствовать в дележе, совпали. Уроки ЮКОСа были самонадеянно отброшены, хотя и нас одолевают те же болячки упадка, что и российскую метрополию.

Там тоже чесались руки отобрать за бесценок проданное госимущество. Но в Кремле имелось ясное представление, что на системе залоговых аукционов базируется начальное распределение по частным карманам крупнейшей госсобственности. Первичный передел укоренился в экономической жизни страны, оброс критичным количеством последующих экономических договоров, сделок, контрактов. Потому раскурочили один ЮКОС в назидание другим, чтобы окоротить их лихоимство. Однако наши реформаторы посчитали, что Украина еще не исчерпала лимит на социальные катаклизмы и, не заботясь о дальнейших следствиях такого дела, смело открыли вентиль «великого дерибана».

Последствия революционного хапка не замедлили сказаться. Прирост прямых иностранных инвестиций в Украину в январе-июне текущего года составил $491,3 млн. , что на 14,4% меньше, чем за аналогичный период прошлого года. В первом полугодии в экономику Украины иностранные инвесторы вложили $810,9 млн. прямых инвестиций, но одновременно изъяли $176,3 млн.

Главными нашими инвесторами стали Кипр и Британские Виргинские острова – известнейшие оффшорные зоны с их спекулятивным капиталом, играющим исключительно на нематериальном поле – финансовых кризисах, экономических неурядицах и т.п. Видимо, для них и была организована весенняя ревальвация гривны, на которой биржевые спекулянты заработали многие сотни миллионов якобы «упавших» долларов. Причем, если бы не упорство отечественных банкиров, подобная ситуация полностью повторилась бы уже этим летом или осенью.

Последняя осень?

Для Украины металлургия «персона грата» - на экспорт черного металла в прошлом году пришлось 33% всего экспорта державы. В стране же востребовано не более 20% производимой продукции. Логично, но гарантированно опасно в условиях разразившегося мирового кризиса перепроизводства было желание уполномоченных от власти подергать за хвост «жирных котов» украинской экономики в «обстоятельствах непреодолимой силы», куда они сами себя загнали на следующий день после принятия бюджета. Прогнозируемый еще в прошлом году избыток китайских слябов повлек уже в начале года падение цен на металл и, соответственно, снижение рентабельности производителей.

Металлургическая отрасль, технологическое отставание которой измеряется десятками лет, с начала года медленно, но уверенно вползла в долгосрочный кризис. И в это же самое время правительство решило «навариться» на грузоперевозках, увеличив тарифы на 50%, а ревальвацией гривны сбить хотя бы на пару процентов вышедшую из-под контроля инфляцию. В результате новых расценок на грузоперевозки меткомбинаты стали в сутки терять около 1 млн. грн., а от волевого снижения курса гривны экспортные доходы уже в мае упали на 5%. К июлю в Украине остановились 12 домен из 44. Примерно 26 млн. тонн металла наши металлисты не знают куда пристроить.

Показательна борьба за обуздание роста цен на нефтепродукты, которую лично возглавила женщина с косой. Воинственная самонадеянность Тимошенко, сделавшей себе имя и капитал на спекулятивных операциях с газом, и ее неумение договариваться с производителями дорого обошлись стране. Оскорбительные выпады в адрес хозяев НПЗ, объявление их «врагами украинского народа» и введение 15% ограничения рентабельности никакого положительного действия не возымели.

Нонсенс, когда несостоявшийся кибернетик с карандашом в руке учит нефтяных «зубров», как надо прибыльно хозяйствовать, не повышая стоимость бензина при росте со всех сторон тарифов, налогов и мировых цен. Итог известен: подорожание ГСМ с начала года уже превысило 70% и будет продолжаться. Таковы примерные результаты работы «уникальных хлопцев и девчат», сумевших в рекордные сроки «опустить» Украину ниже некуда по всем показателям – экономическим, политическим, социальным и даже культурным.

Но, невзирая на назревшую необходимость отправить куда подальше всю эту шатию-братию, гарант наш честнорукий, похоже, находится в положении цунг-цванга (есть такая позиция в шахматах, когда любой ход ведет к ухудшению позиции). Увольнение перессорившейся со всеми строптивой главы КМУ в преддверии парламентских баталий дает повод к дальнейшему росту ее рейтинга. Она хоть и не смогла дать демосу достаточно хлеба, но зато обеспечила зрелищем «экспроприации экспроприаторов». А там еще и политреформа, будь она неладна, маячит на январском горизонте – если со всеми этими кризисными фортелями парламентарии, по совету Януковича, не проведут ее досрочно. Впору самому, не дожидаясь худших времен, пойти по пути тоже охочего до власти, но удивительно предусмотрительного Бориса Ельцина. «Я устал, я ухожу» - это не только красивее, но и безопаснее, чем бегство через черный ход под крики «Ганьба!» и «Геть!».