…людей пускать дальше, если они не способны работать», - хмурил брови премьер Ехануров.

Как и ожидалось, оценки получились «удовлетворительными», местами переходящие в «хорошие». Как говорится: «Люблю себя и пользуюсь взаимностью». У нас и президенты всегда выставляют хорошую отметку своему правительству, вплоть до отставки последнего. Это потом вдруг выясняется, что правительство не справилось с поставленными задачами. Так было и с Кабмином Тимошенко. Стояли плечом к плечу герои Майдана на Крещатике и с просветленными ликами принимали парад по случаю годовщины Независимости. Президент расточал комплименты в адрес премьера и его верных министров, а через две недели с грохотом, со слезами и стенаниями полетели и неистовый премьер, и его команда со своих мест.

Поэтому, по установившейся традиции, оценка правительству до его отставки всегда незыблемо удовлетворительна. Критерий успешности государственных менеджеров – не экономические показатели и тенденции развития экономики страны, которые они задали, а с некоторых пор и успешность реализации Вашингтонских установок. Разве не Вашингтон надоумил главного менеджера державы – Президента Украины быть застрельщиком антироссийской «демократической оси», составленной из государств-аутсайдеров? Ну какой еще может быть экономический прок от искусственно создаваемой напряженности с Россией и партнерства в сомнительной компании с Молдавией и Грузией?

Последним это уже аукнулось. Россия отказала принимать у себя их единственный экспортный товар – винный суррогат, чем поставила экономики этих стран на грань развала (впрочем, там и разваливать уже нечего). Не удивлюсь, если потоки их «бормотухи» теперь ринутся в Украину. Мы – союзники, потому выручать надо в лихую годину. Та же блокада Приднестровья, где население на треть состоит из украинцев, проведена не от большого ума, а по прямому наущению заокеанских спонсоров. От блокирования украинско-молдавской границы только «Укрзалiзниця» в день теряет 1 млн. грн. Я уже не говорю про условия приема Украины в ВТО. Здесь наши менеджеры сделали все, чтобы облегчить импорт товара в ущерб своим производителям. Подмахивали протоколы с халдейским поклоном, не глядя, до полного забвения приличий.

Ну скажите, какая может быть оценка работе вечного министра финансов пана Пинзеника, известного манипулятора финансовыми показателями? Не приглянулся главному финансисту показатель торгового баланса державы за 2005 год. Ему досталось положительное торговое сальдо в размере $3,6 млрд., а он его «продул» и сделал отрицательным – $1,34 млрд., т.е. по факту перевел страну в категорию убыточных. Призвав в помощь математический аппарат, бывший выпускник докторантуры Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова привел показатель к нулю. А свое творчество, гневаясь, объяснил: «У нас торговый баланс является позитивным. Только правильно надо считать…».

Была попытка тем же манером (манипуляциями с возвратом НДС – там считаем, а здесь не считаем) и рост ВВП подтянуть с 2,4% до 7 - 8%, но это был уже перебор. Даже Гарант по-отечески посоветовал не злоупотреблять своей способностью к математическому преображению действительности.

Но пролетели три месяца нынешнего года, и злоречивый Госкомстат опять ввернул неутешительную цифирь торгового сальдо – минус $1,026 млрд. С такой динамикой к концу года страна будет банкротом, имея минус более $4 млрд.

А тут еще накатила свежая история с неуплатой «Нафтогазом» в госбюджет НДС. Виктор Михайлович, по старой профессорской привычке, стал вразумлять «крепкого хозяйственника» Ивченко, что НДС – это не доход НАКа, а приход бюджета. Прошу прощения за длинную цитату, но она того стоит. «Нюанс в том, что НДС - это налог не с компании, а с потребителя, который должен был бы сразу идти в бюджет. Это не доход НАК. Доход «Нафтогаза» - цена газа. Технологически компания платит этот налог при продаже газа, но НДС не входит в цену энергоносителя, а начисляется сверх нее, поэтому и не принадлежит НАК. Он дальше переносится на потребителей, например, на меткомбинаты. Те экспортируют продукцию, и государство им возмещает НДС, они, в свою очередь, перечисляют суммы этого налога НАК», – как студента с академической задолженностью вразумляет министр финансов председателя правления «Нафтогаза», кандидата экономических наук Алексея Ивченко.

По словам Пинзеника, речь идет о сумме, «если не ошибаюсь (а кому же знать точную цифру долга, как не министру финансов? – авт.), около 5 - 6 млрд. грн.». А по результатам первого квартала налоговые отчисления НАК составили лишь 42% по сравнению с предыдущим годом.

В ответ Ивченко сделал круглые глаза и заявил, что претензии министра финансов необоснованны. Компания, де, заплатила сумму налогов, соответствующую первому кварталу прошлого года – 2,474 млрд. грн. Где правда? Прямо не правительство, а какой-то казацкий курултай.

Неужто никому невдомек, что публичная перепалка государевых мужей – вещь недопустимая? Подковерная возня и удушающие приемы в кулуарах возможны и даже желательны – стимулируют кровообращение у служивых, но на публике вести дискуссию в духе «сам дурак» в принципе исключено. Плачь Ярославны, которым разразился Пинзеник, обвиняя «Нафтогаз» в злостном уклонении от налогов, это уже профессиональная непригодность, выраженная беспомощностью в деле наведения порядка с финансовой дисциплиной. В общем, каков поп, таков приход (в бухгалтерском смысле тоже).

Мифотворчество на службе Минтопэнерго

Наслушавшись верховных «вказiвок» об энергосбережении, Минтопэнерго откликнулось всеобъемлющей (150 с лишком страниц) программой «Энергетическая стратегия Украины на период до 2030 г.». Никто из смертных не знает, что там будет через четверть века с мировой энергетикой, а ведомства Ивана Васильевича Плачкова и Виктора Семенович Тополова – главного горняка державы вдруг осенило – в 2030-м году альтернативы угольку нашему глубинному, мелкому и рассыпчатому – нет.

Добыча угля в Украине к 2030 году вырастет почти в 1,7 раза - с 78 миллионов тонн в 2005 году до 130,2 миллиона тонн – замахнулись в Стратегии. Помнится, Программа реставрации угольной промышленности «Уголь Украины» была куда скромней, а значит – более реалистичной. Задумывалось к 2030 году добывать только 110 млн. тонн уголька.

В программе предложено срочно принять законодательные акты, требующие определенной «государственной помощи угольной промышленности». И это притом, что в ЕС как раз наоборот регулятивная политика направлена на неукоснительное уменьшение госдотаций. Или на ЕС уже крест поставили?

На снижение энергетической зависимости державы с 54,8% до 11,7%(!) в 2030 году предлагается потратить 1 трлн. грн.! То бишь требуется ежегодно в среднем 40 млрд. грн. (30% доходной части бюджета) направлять на реализацию программы!!! Впрочем, подобные стратегии имеют одно неоспоримое достоинство – за них легко не отвечать, т.к. к контрольной дате «или эмир умрет, или ишак сдохнет».

У господ министров, видимо, много свободного времени, вследствие чего есть возможность предаваться «маниловщине» в особо крупных размерах в ущерб рутинной каждодневной работе. И некому «по шапке» дать за вдохновенное прожектерство. А ведь только за склонность к «научно-обоснованному» очковтирательству руководству Минтопэнерго и угольной промышленности надо поставить «неуд» с занесением на скрижали трудовой книжки.

А пока стратеги Минтопэнерго напрягают серое вещество в черепных коробках, угольная отрасль продолжает деградировать.

«Многим, видно, невдомек, что дает наш уголек!»

Год назад Президент назвал Углепром «полукриминализированной отраслью», без обиняков заявив, что схема финансирования отрасли сформирована таким образом, что «любой ресурс, который дает государство, не доходит до рациональной организации работы отрасли и до кармана простого шахтера». И, как водится после таких грозных заявлений, собрал расширенное заседание, посвященное проблемам угольщиков. На него пригласил всех – от министров экономического блока до почетного президент ЗАО «Шахта имени Засядько», народного депутата Ефима Звягильского. Казалось, ну вот сейчас после такого мозгового штурма всем миром налягут на злосчастный угольный сектор экономики, и дело пойдет «на-гора». Но год прошел – никаких сдвигов в лучшую сторону.

«Текущее состояние угольно-промышленного комплекса Украины не отвечает современным и перспективным нуждам национальной экономики», – такой вывод сделан на заседании Межведомственной комиссии по вопросам энергетической безопасности при Совете национальной безопасности и обороны Украины. Как вяло изрек Секретарь СНБО Анатолий Кинах, в свое время также проваливший работу на угольном направлении, «объемы добычи угля на уровне 78 млн. тонн не удовлетворяют потребности национальной экономики».

Производительность труда на шахтах находится за пределами здравого смысла. Над добычей одного млн. тонн угля в условиях, приближенных к боевым, корпят целый год 6000 украинских шахтеров. Для сравнения: в США – 300 горняков, в Западной Европе и в России — 1200, в Польше — 3000.

Теперь уже ясно, что долги по зарплате угольщикам стали неотъемлемой и «органичной» частью политики «оранжевого» правительства. Погасить долг бюджетного финансирования 2005 года в размере 207 млн. грн. планировалось (но уже не уложились в сроки) до 1 мая 2006 года, и до 1 августа текущего года погасить долг бюджетного финансирования 2006 года в размере 158,4 млн. грн.

Ни министр угольной промышленности, ни министр промышленной политики, ни министр экономики, ни министр Топэнерго с задачей реформирования (да хотя бы какого-то зримого улучшения отрасли) не справились. Вопрос элементарно «заболтали».

Впрочем, справедливости ради надо сказать, что Углепром – это провод под напряжением: за какой конец ни возьмись, все равно долбанет. У правительства не хватает мужества признаться, что угольная промышленность – обуза для Украины. В Европе повсеместно закрывают шахты, и никто не стенает про «энергетическую безопасность».

Сельское хозяйство – перманентный кризис

17 марта перед уходом в предвыборный отпуск Александр Баранивский разоткровенничался в прессе. Согласно его информации, Агропром получил только 113 млн. грн. прямых госдотаций вместо положенных 540 млн. Главная причина несвоевременного выделения средств, в частности, на ликвидацию последствий крещенских морозов, министр усмотрел в нерасторопности ведомства Пинзеника. Как в поговорке: «Кто виноват – невестка». Наблюдая постоянные перепалки министров, создается стойкое ощущение, что мы имеем не Кабмин, состоящий из министров-соратников, а какой-то «террариум друзей».

Однако в Счетной палате Украины считают, что «средства Государственного бюджета, выделенные на поддержку сельскохозяйственных товаропроизводителей, не обеспечили развития агропромышленного комплекса, а кризисные явления в АПК не только продолжаются, но и обостряются в отдельных случаях». «…Нарушения в системе Минфина и Минагрополитики приобрели постоянный характер, и есть все основания считать, что они повторятся и в 2006 году», - сделал вывод председатель Счетной палаты Валентин Симоненко.

Перед тем как идти на выборы, министр аграрной политики с чистым сердцем довел до сведения общественности, что с озимыми дело обстоит неплохо – погибло «всего» 9 - 12% (если быть точным, то по информации с сайта министерства – 11,8%). Держава получит свой необходимый минимум – 6 млн. тонн продовольственного зерна и 13 - 14 млн. тонн всей пшеницы. Но так ли все нормально, как пытается нам «впарить» главный аграрий страны?

По данным аналитического агентства Agriculture, под уборку озимых пойдет на 21% меньше площадей, чем было засеяно. Урожай пшеницы составит не более 11,5 млн. тонн. А всех зерновых на круг соберут 30,7 млн. тонн, что будет явно недостаточно для развития Агропрома. Кризис и упадок сельского хозяйства продолжит свое шествие по полям Украины. А оценку Баранивскому выставит заурядный, даже по меркам независимой Украины, урожай-2006 и развал Агропрома после натурализации Украины в ВТО.

Промышленность – стагнация обеспечена

Вотчина министра промышленной политики Владимира Николаевича Шандры – промышленность всея Украины – согласно задачам, стоящим перед Кабмином, должна дать в 2006 году прирост в 9%. Первый квартал упокоил рост производства в сравнении с прошлым годом на нулевой отметке – 100,2%.

Порука тому, что план будет показательно провален – состояние дел в металлургии и химической (включая нефтехимию) промышленности.

Продукция металлургов и химиков в общем объеме произведенной державой продукции составляет порядка 33%. За первый квартал наши металлурги выпустили почти на 2% меньше продукции, чем за тот же период прошлого года. Компенсировать издержки внешней конъюнктуры не удастся. Министерство промышленной политики явно не справляется с задачей развития внутреннего спроса на металл, который демпфировал бы снижение экспорта. Сейчас только 15% продукции украинских металлистов востребовано на родине. Для сравнения: Россия застрахована от передряг на мировых рынках, так как у соседей около 65% родного металла потребляется отечественными промышленниками.

Химики, в свою очередь, снизили производство за первый квартал на 0,7%. А ведь новые цены на газ еще не проявили себя в полной мере!

Инфляция – головная боль министра экономики

Программой, оглашенной 13 апреля на «оранжевой» коалиционной сходке заклятых друзей, правительству вменяется в обязанность в 2006 году удержать инфляцию в пределах 10%, хотя госбюджет (а он, как известно, имеет силу Закона) рассчитывался с учетом инфляции в 8,7%.

Госкомстат показал, что в марте индекс цен по сравнению с декабрем увеличился на 2,7%. Рост инфляции несколько притормозили выборные баталии. Население интенсивно накапливало долларовые ресурсы в ущерб потреблению. Нацбанк продал населению около 1,3 млрд. долл.

Однако с 1 мая вступил в силу 25% рост тарифов на газ для населения, бюджетных организаций и теплокоммунэнерго. В сентябре планируется повторное повышение цен еще на 25%.

На уровне инфляции скажутся ряд факторов, среди них наиболее чувствительные: нарастающие проблемы с российскими рынками сбыта (похоже, Россия всерьез и надолго решила оградить себя от продукции братьев-славян), снижение темпов роста промпроизводства, никак не подкрепляющего «бюджет проедания», рост дефицита платежного баланса державы, рост дефицита госбюджета (МВФ прогнозирует его с 3 до 4,5% ВВП).

Сможет ли 32-летний технократ Арсений Яценюк, министр экономики, обуздать негативные факторы и привести индекс инфляции к плановым? Очень сомнительно. Хотя лично мне хотелось бы, чтобы наиболее трезвомыслящий министр справился с задачей. Скорее всего, он попадет в состав поствыборного Кабинета министров, а значит, конец года покажет его состоятельность.

Пока же иностранные эксперты весьма пессимистично оценивают возможности Кабмина удержать в намеченных рамках инфляцию. Эксперты Raiffeisen Research в марте напророчили 15%-ную инфляцию. Поживем подольше – увидим побольше.
Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале