...на себя переговоры с одним из последних диктаторов планеты напоролась на непробиваемый восточный флегматизм повелителя пустыни.

Кто в доме хозяин?

Нефть с ливийских скважин нам пока не светит. Между тем, вождь бедуинов не ехал в Киев с пустыми руками. Восточная щедрость не предусматривает такого в принципе, даже если ты не очень уважаешь своего визави или просто не заешь, чего от него ждать. Каддафи заинтересован в плодоносных украинских черноземах и готов заключить сделку по выращиванию в Украине продовольствия для Ливии. Каддафи для прокормления своей страны нужно немало – около 100 тысяч гектаров. В обмен он готов снова возобновить переговоры о доступе к нефтяным месторождениям своей страны. Но Ющенко показал лидеру ливийской революции, кто в стране хозяин. И это оказался не он. «Сегодня в Украине нет свободных площадей, у каждого кусочка земли свой хозяин». То есть земля в Украине поделена теми, с кем я не хочу ссориться – втолковывал он непонятливому диктатору – и я тут ничего поделать не могу.

Владыка пустыни молчал. Он понял, кто перед ним. Несмотря на попытки изобразить решительную мимику лица и явную самоуверенность, перед ним сидел зависимый от олигархов и внешних покровителей, не шибко решительный и излишне болтливый господин. Отнюдь не достойный, с точки зрения Каддафи, именоваться «брат лидер» - именно так нужно величать самого руководителя Великой Сентябрьской революции другим главам государств. И потому шейх всея бедуинов непроницаемо молчал. Во всяком случае, во время пресс-конференции, на которой он произнес лишь одну вводную фразу, это было как нельзя более заметно.

Диктатор-оригинал

Каддафи – политик классического единоличного стиля правления, и это никогда им не скрывалось. В основе принятия им решений – его персональное мнение о том или ином человеке. Глава государства или правительства, ведущий диалог с умным и харизматичным ливийским диктатором, всегда получает оценку в его глазах – и в большинстве случаев оценка эта звучит как приговор и обусловливает исход всей беседы. С сильными личностями и достойными его уважения коллегами лидер ливийской революции беседует уважительно. Остальные для него – случайные собеседники, общение с которыми – лишь обременительная обязанность главы государства. Потому Каддафи ближе все те же Лукашенко, Путин и Чавес. С прочими он общается лишь сообразно месту в мировой политике и непосредственной выгоде Ливии от сотрудничества с тем или иным государством. Так он общался с британским премьерами, американскими и французскими президентами и прочими лидерами Запада. Каддафи – прагматик и при этом практически узаконенный диктатор-оригинал. Ющенко ему явно не под стать.

Конечно, восточный повелитель уважает и ценит ритуалы. И дело даже не в его пресловутой палатке и незабываемом взводе женщин-телохранителей. Он готов уважить своего визави в вопросах, имеющих для того ритуальный интерес. Потому, в отличие, к примеру, от демонстративного игнорирования главного исторического фетиша Ющенко – признания Голодомора – той же Ангелой Меркель, Муаммар Каддафи охотно возложил вместе с украинским Президентом цветы к мемориалу на Михайловской площади. Голод – это плохо, не понаслышке знает мальчик из верблюжьих оазисов. Сам в детстве голодал. Ливия к 1969 году, когда молодой полковник Каддафи взял власть, при наличии огромных нефтеносных полей вымирала от голода. Жесткий социализм Каддафи спас Ливию от превращения в полное Зимбабве. Так что почему бы и не потешить Ющенко, возложив цветы к памятнику, так милому его сердцу?


Билли, ну о чем нам с тобой говорить?...


Однако в остальном Каддафи откровенно демонстрировал свой восточно-диктаторский колорит и однозначно выразил своим поведением мнение об итоге переговоров с украинским коллегой. Это особенно чувствовалось на той самой итоговой пресс-конференции, на которой большинство украинской пишущей братии впервые воочию узрело эксцентричного повелителя верблюдов. За все время он сказал всего лишь одну казенную фразу: «Хочу высказать свою радость и удовольствие по поводу того, что я сейчас нахожусь тут вместе с моим другом. Мы установили дружеские личные взаимоотношения». И более он не проронил ни слова, отказываясь отвечать даже на адресованные ему вопросы. Под стать лидеру были и верные ливийские акулы пера, которые активности в ходе конференции не проявляли.

Ющенко, как обычно на пресс-конференциях, когда его не ставят на место, как было в случае с Меркель, был многословен и велеречив. «Я убежден, что чрезвычайно экономически выгодным, рациональным, продуманным мог бы быть проект развития на западных границах Украины ливийским государством нефтеперерабатывающего завода, открытия возможности продажи нефтепродуктов через собственные автозаправочные станции по всей территории Украины», - вещал он. Он добавил, что этот проект позволит ливийской стороне реализовывать свои нефтепродукты на рынке европейских стран. «Украинская сторона готова работать на всех уровнях по реализации этого проекта», - заявил Ющенко.

По главному – нефтяному – вопросу он был тоже многословен, и создавалось ощущение, что Гарант пытался доказать что-то самому себе и сохранить перед журналистами лицо успешного переговорщика. «Сейчас Украина охотно возобновила бы этот диалог, и мы хотели бы представить там и нашу нефтеразведку, нашу нефтедобычу, найти способ распределения продукции в рамках национального законодательства, который бы устраивал обе стороны», - произнес наш Президент.

Что же случилось? Почему наш Гарант, проявив явную политическую импотенцию в «уламывании» ливийского правителя, тем не менее так настойчиво пытается договориться с ним о допуске Украины к нефтяным месторождениям Ливии? Для этого следует вспомнить историю газовых переговоров Киева и Триполи.


Как казаки бедуинам добывать нефть помогали


После того как с Ливии окончательно сняли экономическую блокаду в 2005 году, международные инвесторы устремились в Триполи. За год до того Ливия предложила иностранным компаниям для разработки около 140 нефтегазоносных участков на суше и в Средиземном море. И Украина тогда была одним из первых государств, приглашенных добывать нефть. При первом кабинете Виктора Януковича ей выделили аж четыре поля, в сумме занимающих территорию в половину территории Украины – свыше 200 тыс. кв. км! «Нафтогаз Украины» и национальная ливийская нефтяная компания подписали Соглашение о разделе продукции, согласно которому предполагались украинские инвестиции в поисково-разведочные работы в Ливийской Джамахирии в размере 57,5 млн долларов. Ресурсы на этих участках, только про прогнозным данным, составляли около 110 млн т нефти и 30 млрд кубометров природного газа. Договор отдавал украинской стороне в этих месторождениях от 15 до 30% запасов. Тогда «Нафтогаз» рассчитывал добывать в Ливии 1,5 млн т нефти в год, а то и все 5-7 млн т. Этой добычи плюс разведанных на тот момент внутриукраинских запасов хватило бы, чтобы порвать энергетическую пуповину с Москвой. Заметим – делалось это при Кучме и Януковиче, через полгода проклятыми на Майдане нынешними повелителями нашего государства.

А вот когда эти самые нынешние пришли к власти, ливийские надежды Украины рухнули. Скандальный глава «Нафтогаза» Алексей Ивченко постановил проверить законность заключенных в 2004 году соглашений. Проверка закончилась в декабре 2005 года, нарушений не нашли, но поскольку на это время с ливийскими властями прекратили рабочие отношения, те в свою очередь заморозили выполнение договоренностей.

Тем самым Украина, так много и бессмысленно кричащая о газовой и нефтяной зависимости от большого северного брата, фактически отказалась от более чем выгодной сделки. И это при том, что ливийская нефть почти не содержит серы (ее там около 1%), и при том, что эти месторождения вполне удобны для разработки: расходы на добычу одного барреля нефти, по данным ливийских экспертов, составляют в среднем 2,5 доллара, а на некоторых всего 1 доллар. Тем более отказ это выглядел еще очень странным. Во имя чьих интересов действовал Лёша-Мерседес? И кого после этого нужно провозглашать «рукой Москвы» и обвинять в отсутствии патриотизма путем содействия энергетической удавки на нежной украинской шее?

А на подходе к шатру Каддафи уже был, конечно же, "Газпром". И он, как обычно, получил желаемое. Ливия согласилась с предложениями России по приобретению в перспективе всех объемов газа, нефти и СПГ, предназначенных для экспорта из Ливии, по конкурентным ценам. Обиженные украинцы тут же подсуетились и заявили (вот здесь оперативность была молниеносной, жаловаться на всех и вся мы хорошо умеем), что «Газпром» претендует как раз на месторождения, «зарезервированные» НАК «Нафтогаз». «Ливийский контракт был самым крупным проектом «Нафтогаза» по добыче нефти и газа за рубежом. Его реализация позволила бы на 20% сократить зависимость от поставок газа и нефти из России. Теперь Украина фактически лишилась возможности добывать нефть и газ в этой стране», – отмечал член комитета Верховной Рады по ТЭК Олег Зарубинский. Он забыл отметить, кто стал на пути реализации этих соглашений.

Ныне Каддафи готов дать Украине лишь одну четвертую от площадей, предусмотренных в соглашении 2004 года. Вроде бы готов. Все еще очень и очень не ясно. Между тем «Нафтогаз» уже заявил, что добытую в Ливии нефть он намерен использовать, в первую очередь, как стратегический запас.

Однако исход переговоров в данной сфере пока не ясен, поскольку Ющенко, обратившись к Каддафи с просьбой выделить нефтяные месторождения, не смог предложить ему равнозначную компенсацию. Наш мудрый правитель рассчитывал воспользоваться заинтересованностью Каддафи в продовольственном вопросе, но по указанным выше причинам фактически и здесь противоречил сам себе. Ливийцу он предложил такой вариант сотрудничества: украинские бизнес-структуры займутся производством и первичной переработкой сельхозкультур, а затем продукция будет экспортирована в Ливию. А в качестве альтернативной компенсации за разработку нефтяных полей он предложил… обучение ливийских студентов в Украине и создание в Ливии нового вуза для подготовки медицинских специалистов по украинской методике. После печальной эпопеи с болгарскими медиками в Триполи только еще наших медработников туда посылать!

Ну хоть «Калаш» возьмите

Еще одной темой для переговоров Ющенко и Каддафи, более-менее успешной, стало военно-техническое сотрудничество. Наш глава государства заявил, что переговоры ведутся по «четырем конкретным направлениям», и упомянул о взаимодействии в сфере авиации. Речь идет о продолжении начавшегося весной, в ходе визита Ющенко в Триполи, создания украинско-ливийского СП. Его деятельность будет состоять в осуществлении пассажирских и грузовых перевозок, проведении ремонта военных вертолетов Ми-8, базирующихся в Ливии, а также деятельность в рамках оказания гуманитарной помощи по программам ливийского правительства. С украинской стороны партнером СП избрано ЗАО «Украинские вертолеты»: эта компания имеет большой опыт демилитаризации, модернизации и восстановления ресурса вертолетов Ми-8.

В основном ливийская военная техника представляет собой образцы, которые поставлял СССР. За последние полтора десятилетия техника эта безнадежно устарела. Так что сейчас у Украины есть шанс помочь Каддафи в ее модернизации. В свое время украинский Центр исследований армии, конверсии и разоружения представил экспертный анализ о том, что военно-техническое сотрудничество с Ливией может приносить Украине до 500 млн долларов ежегодно. Долгое время не эти выводы не обращали внимания. Теперь обратили. Возможно, хоть в этом вопросе нас ждет прорыв в сотрудничестве?

Хотя на самом деле Украина уже достаточно поснабжала одного нынешнего диктатора оружием. Теперь возьмемся реанимировать вооружение второго? Как бы не получилось, что критиковать Киев в этом случае будет уже не Москва, а Вашингтон. Обама не понаслышке знает, что такое ливийская армия - в Кении, откуда родом его предки, в свое время тайно обучались добровольцы из арабской Джамахирии, тренируясь на местных повстанцах. Так что Барак Хусейнович будет вряд ли доволен усилением вооруженности одиозного повелителя пустыни.

Но стоит ли нам этого бояться, когда мы способны упускать выгодные контракты прямо из-под носа? И не способны произвести должное впечатление там, где следует показывать себя хозяином положения. Лидеру ливийской революции непонятно, кто правит это странной страной, где явно нет порядка. Вот Россия или Венесуэла ему в этом плане понятней. Может, лучше опять договориться с «Газпромом»?