…работ из шахты живыми были подняты на поверхность 24 горняка. Тело еще одного горнорабочего было поднято без признаков жизни. Судьба 12 шахтеров остается неизвестной.

В прошлом году 18 ноября произошла страшная катастрофа на самой оборудованной и самой мощной (5% от всей угледобычи) шахте Украины – шахте им. Засядько. Взрыв метана унес жизни более 100 горняков.

До этого крупнейшая за всю историю независимой Украины авария случилась в марте 2000 года на шахте им. Баракова в Луганской области – 80 погибших шахтеров.

У каждой аварии, как выразился в свое время железный нарком Лазарь Каганович, есть имя и фамилия. Есть виновные и в этой трагедии. Но вряд ли о них узнает страна. Все спишут на стихию и «неизвестные науке явления». Потому следует ожидать новых жертв, ибо персональная безнаказанность и порождает безответственность.

Но представляется, что как бы не хотелось валить беды на природную стихию и нерадивость отдельных руководителей шахт, ответственность за происходящее в угольной промышленности должны нести, прежде всего, 16 правительств и три президента. Ибо благодаря их «чуткому» руководству Углепром доведен до ничтожного состояния.

Крах Углепрома

До приснопамятного 1991 года по масштабам добычи ископаемого топлива Украина занимала второе место в Европе – 170,2 млн. т. Всего в Украине насчитывалось 295 действующих каменноугольных шахт, в том числе в Донбассе располагалось 275 шахт. Угольная промышленность хорошо кормила около 5 миллионов шахтеров и членов их семей.

Но уже в 1992 году выяснилось, что украинский уголек никому не нужен из-за своей чрезмерной дороговизны. При себестоимости отечественного угля более 60 долл. за тонну стал экономически оправдан импорт практически из любой страны мира. Причем темпы роста себестоимости украинского угля стабильно опережают темпы роста его цены. И это при откровенно скромной зарплате угледобытчиков – в среднем 2 тыс. грн. (на сегодняшний день).

Для информации. Во времена советского тоталитаризма больше украинских горняков получали только их коллеги из США и Великобритании. Сейчас по уровню зарплаты наши шахтеры отброшены к третьему десятку.

Рынок, о котором бредили верхогляды из либеральной общественности, выписал смертельный приговор Углепрому. В настоящий момент прибыльно работают не более десятка шахт. И еще порядка 60 при надлежащей радикальной многомиллионной модернизации (горно-геологическими условия позволяют на что-то надеяться) гипотетически могут выйти на мировую рентабельность.

Износ шахтного оборудования превзошел 70%, из-за чего украинские угледобывающие предприятия стали самыми аварийными в мире. К тому же в погоне за прибылью работодатели пренебрегают правилами техники безопасности, считают шахтеры. Нередки случаи, когда приборы, замеряющие уровень содержания метана в шахте, специально отключают, чтобы не возникало аварийных перерывов в работе.

За последние два года каждый добытый на-гора миллион тонн обходится в 3 шахтерские жизни (Китай – 1,96; Россия – 1,88). Со времени обретения Украиной независимости на шахтах страны погибли более 4300 шахтеров. Это больше, чем Украина потеряла молодых парней за 9 лет Афганской войны.

Производительность труда находится за пределами здравого смысла. Над добычей одного млн. тонн угля в условиях, приближенных к боевым, трудятся целый год 6000 украинских шахтеров. В США над миллионом тонн корпят 300 горняков, в Западной Европе и в России — 1200, в Польше — 3000.

За 12 последних лет случилось принять к исполнению 3 или 4 (я уже сбился со счета) проекта реформ угольной промышленности. Результат – ноль целых шиш десятых. Неустанно сменяющие друг друга правительства предпочитали глубоко не пахать, отрабатывая спокойно положенный год и отбояриваясь от шахтеров подачками.

Нынешний уровень господдержки примерно 40 грн. на тонну добычи – это смерть в рассрочку. Чтобы нарастить производство до плановых 110 млн. и быть стабильно конкурентными, требуется как минимум $2 млрд. ежегодных субсидий. Ну, предположим, разденем бюджет и увеличим добычу. А дальше что? Не может уголь, добываемый на огромных глубинах в сложнейших горно-геологических условиях, когда пласты небольшой мощности обводнены, загазованы, конкурировать, например, с австралийским антрацитом, добываемым из открытых разрезов, прямо на берегу океана. Каким образом победить кузбасский уголь, разрабатываемый в карьерах? Цена его откровенно бросовая. Своим металлургам он отпускается по 20 долл. за тонну. Всё громадье реформ – из «эпохи мертворожденных». Потому и расцвела на Донбассе угольная суботрасль – «копдобычсервис».

«Копанка» не даст помереть с голоду

Вот «копанки» действительно зело рентабельны и конкурентоспособны. Что нужно для успешного бизнеса? Всего три вещи: кайло, деревянный поддон и пяток рабов, готовых за малую долю рисковать жизнью. «Копдобычсервис» достиг промышленного уровня. В дело вошли серьезные люди. 6 тысяч угольных нор густой сетью покрыли Донбасс. С одной «копанки» в день извлекается на-гора 30 тыс. грн. А один копальщик со средним, по меркам Донбасса, мордолитетом выволакивает на белый свет 1 тонну антрацита и получает из пухлых рук хозяина 40 грн. Ежели случится попадалово под облаву, то хватит нескольких сотен долларов, чтобы и овцы были целы, и волки сыты.

Не помогает даже заливка добычливых нор дерьмом, к которой иногда от отчаяния прибегают местные власти. Уголь не пахнет.

Сколько гибнет людей от ноу-хау угледобычи, никто не знает, ибо учета этим жертвам национального капитализма никто не ведет. А жертв должно быть огромное количество, т.к. о технике безопасности здесь вопрос не стоит в принципе.

Нельзя сказать, что власти совсем уж махнули рукой на проблему. При Кучме даже СНБО собирали по поводу «черной» угледобычи. Тогда донецкий губернатор заявлял, что на «копанки» приходится 70 процентов добываемого в области угля. Скорее всего, губернское руководство сильно нагнетало. А вот до 30-40% - очень реально. Злые языки из независимых профсоюзов горняков доносят, что государственные шахты тайком покупают нелегальный уголь, а потом получают госдотации - по 40 гривен за якобы добытую тонну.

Утверждение, что за угольком скорое светлое будущее, не выдерживает критики. В статье «Макеевский уголь vs «Газпром» есть такие соображения: «Каждый год КНР вводит в полтора раза больше энергетических мощностей, чем США, и в четыре раза больше, чем бывший Советский Союз. Причем основа этого «вау!» – уголь... Уже в прошлом году КНР стала недосягаемым мировым лидером в добыче «черного золота» - 2,48 млрд. т… К 2010 страна планирует увеличить этот объем до 2,6 млрд. тонн».

Но это не вся правда. В 2002 году Китай, опередив Японию, занял второе место в мире по потреблению нефти. С 1993 года КНР стала страной-импортером нефти. Если с 2006 года до 2010 года Китай планирует увеличить добычу угля всего на 4,8% (с 2,48 до 2,6 млрд. т.), то потребление нефти увеличится не менее чем на 30%. Вот это «вау»! И сейчас идет битва, аж перья летят, между Японией и Китаем за русскую нефть. Ежели уголек такой дешевый, а «нефтегазовый сектор становится поистине золотым», то почему ханьцы прут танкеры, залитые нефтью, а не груженные каменным углем?

Небольшая справка. На крупнейшем спотовом (немедленная поставка) рынке Европы, который находится в порту Роттердама, цена угля в этом году перевалила отметку $140 за тонну.

И еще. Теплотворность, то бишь энергетическая ценность нефти, на 30% выше теплотворности каменного угля. И главное – нефть это далеко не только бензин, но и практически все, что нас окружает: асфальт, шины, аммиак, ацетилен, метиловый спирт, парафин, капрон, нейлон, белково-витаминные концентраты. Этого далеко неполного перечня, пожалуй, достаточно, чтобы твердо уяснить, что нефть – стержень нашего постиндустриального века. Переходить на уголек, когда вся цивилизация заточена под нефть и газ, – архизатратное и небезопасное для экономики мероприятие. Не все так просто под Луною.

Президенту (с правительства спрос невелик, они меняются каждый год, а Гарант не подлежит обмену 5 лет, какую бы фигню он не порол) слабо признаться, что угольная промышленность – обуза для Украины. Вот и придумываются мудрые концепции – авось само отпадет, и подпрыгивать не надо будет.

Уже давно не слыхивали о бельгийских горняках, о японских и французских шахтах. И что-то не слышно из-за бугра трагичных заявлений о «гарантиях энергетической безопасности». Да и саму «энергетическую безопасность» «можновладцi» понимают своеобразно. Главное – не зависеть от России. Но так как русские цены на все ископаемые радости заметно ниже мировых, а у державы в одном кармане вошь на аркане, в другом – блоха на цепи, то очередная купчая с соседом оформляется под поросячий визг о необходимости срочной «енергонезалежностi».

Конечно, нам не по зубам (а что нам сейчас по зубам?) советские проекты закрытия шахт, когда в конце 1970-х годов народ трудоустраивали на вновь построенных приборостроительных предприятиях. Но почему бы нашим популистам не воспользоваться опытом Америки времен Великой депрессии и не налечь на национальную программу строительства БАМов и прилегающих к ним дорожных сервисных комплексов? Ударная пятилетка строительства современных автомагистралей позволит подвести к пенсионному возрасту критическое количество шахтеров.

Тот, кто хочет заниматься Делом, а не волновать себя пустыми возможностями звонких концепций, всегда придумает выход из положения. Однако представляется, что в условиях тщательно отлаженной смуты осуществить что-либо созидательное невозможно.

Так и будем жить, слушая речи правителей о дальнейшем углублении демократии и продолжая каждый год хоронить по нескольку сотен горняков.
Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале