...в срочном порядке организовывать профильное министерство. Тем более что на должность министра уже есть подходящая кандидатура. Это не кто иной, как народный депутат Андрей Деркач. Такого богатого опыта по захвату предприятий нет, наверное, больше ни у кого. Взять хотя бы ситуацию с «Киевгорнефтепродуктом» (сокращенно - КГНП). На этом предприятии Деркач проворачивает свои рейдерские «делишки» с помощью акционера, у которого всего лишь одна тысячная процента акций. Это ли не доказательство «профессионализма»?

Шутки шутками, но сегодня можно действительно говорить о легализации рейдерства. Дело в том, что совсем недавно, а точнее 18 декабря 2007 года, на сторону рейдеров встал Верховный Суд Украины и, фактически, узаконил сам механизм рейдерских захватов.

Буквально до недавнего времени Верховный Суд занимал принципиальную позицию в отношении рейдерских захватов. Во-первых, в ВСУ не уставали подчеркивать незаконность большинства судебных запретов на проведение собраний акционеров. Ведь суды общей юрисдикции не имеют полномочий запрещать собрания акционеров или признавать их недействительными. Такая позиция ВСУ сдерживала многие рейдерские атаки, не позволяла миноритариям, обслуживающим интересы рейдеров, вмешиваться в работу предприятий, защищала акционерные общества как форму собственности.

Во-вторых, в соответствии с устоявшейся судебной практикой, при рассмотрении судебных дел, обжалующих собрания акционеров, в первую очередь принималось во внимание, был кворум или нет. Ведь согласно украинскому законодательству для того, чтобы собрание акционеров считалось действительным, а его решения – легитимными, в нем должны участвовать акционеры, в совокупности владеющие более 60% акций.

Верховный суд неоднократно выносил решения, признававшие собрания акционеров различных предприятий недействительными. Однако в каждом из этих случаев отсутствие истца могло существенно повлиять на принятие решения.

Такой позиции ВСУ придерживался в деле об обжаловании собрания акционеров АО «Торговый дом «Укртатнефть – Киев», ОАО «Орджоникидзевский горно-обогатительный комбинат», ОАО «Черниговский торговый центр «Дружба» и многих других. А вот в случае с «Киевгорнефтепродуктом» верховное правосудие в Украине дало сбой…

Сбой этот проявился не сразу. На первых порах ВСУ указывал на то, что при рассмотрении дела КГНП необходимо принимать решение не с учетом интересов отдельных миноритариев (пускай даже они выступают в роли истцов), а ориентируясь на волеизъявление большинства акционеров ОАО «Киевгорнефтепродукт». В частности, такая позиция Верховного Суда была изложена в его постановлении от 16.08.2006 г. по делу №6-2307 св 06 по иску одного из миноритариев КГНП, госпожи Савенок.

А вот в деле по иску Евгения Фещенко, представляющего интересы Деркача и владеющего менее 0,001% акций ОАО «Киевгорнефтепродукт», Верховный Суд встал на его сторону. Показательно, что Фещенко при этом действовал с прямыми нарушениями закона, и все его иски незаконны и нелегитимны... Мало того, что со своим мизерным пакетом акций он не мог и не может претендовать на полноценное участие в собраниях акционеров «Киевгорнефтепродукта», так еще и в ВСУ он обратился, используя, фактически, фальсифицированные аргументы.

Начать с того, что Фещенко обжаловал легитимность одного и того же собрания акционеров в двух различных судах одновременно, что уже само по себе является прямым нарушением закона. Акты, на которые Фещенко опирался в своих исках, были составлены государственными исполнителями, которые и близко не присутствовали на собрании акционеров КГНП. Иски Фещенко рассматривали Соломенский районный суд Киева (судьи Мазур и Калиниченко) и Днепровский районный суд Киева (судьи Дикусар и Тарасенко), хотя ОАО «Киевгорнефтепродукт» зарегистрировано в Деснянском районе города Киева.

Вообще, география судебных афер господина Фещенко очень обширна. Он обжаловал собрания акционеров ОАО «Киевгорнефтепродукт» в Бориспольском районном суде Киевской области, в Замостянском районном суде Винницы, в городском районном суде Шахтерска (Донецкая область), Горняцком районном суде Макеевки. То есть судился где угодно, но только не по юридическому адресу предприятия. Хотя по закону все иски должны были рассматриваться именно там.

Вышеприведенные факты говорят об одном: все иски Фещенко носят заказной характер. Он обращался только в те суды и к тем судьям, которые готовы были торговать правосудием. Косвенным образом это подтвердил Высший хозяйственный суд Украины, который отказал Фещенко в продолжении иска и признал законность собраний акционеров Киевгорнефтепродукта.

Однако это благое начинание перечеркнул Верховный Суд, который встал на порочную тропу продажного правосудия вслед за многими судами общей юрисдикции. В результате волеизъявление акционеров КГНП, владеющих более чем 75% акций, было признано недействительным высшим органом юстиции.

Таким образом, в судебной практике возник опаснейший прецедент, когда любой акционер, владеющий всего лишь одной акцией, через суд сможет заблокировать решения собрания акционеров - высшего органа управления предприятия. Может подорвать экономическую стабильность этого предприятия и даже отобрать его у законных владельцев. Своим необдуманным решением Верховный Суд положил начало целой волне рейдерских атак на предприятия Украины. Ведь рейдеры теперь не замедлят воспользоваться однажды удавшейся схемой.

Примечательно, что Верховный Суд Украины сошел с «пути правосудия» после того, как в Судебной коллегии по хозяйственным спорам к власти пришел некто Валентин Барбара. Как выяснилось, он – прямой ставленник председателя ВСУ Василия Онопенко. Сам Онопенко неоднократно заявлял о том, что в судебной ветви власти отсутствует коррупция. Но как видим, цена его заявлениям оказалась небольшой. Прямой контроль над делом КГНП фактически не оставляет сомнений в причастности Онопенко к коррупционным схемам вокруг «Киевгорнефтепродукта». Более того, можно сказать, что Онопенко практически в открытую обслуживает интересы одного из самых злостных рейдеров Украины, народного депутата Андрея Деркача.

Если уж председатель ВСУ оказался замешан в коррупционном скандале, что можно говорить об обычных судьях? О какой реформе правосудия может идти речь? Даже официальное обращение Президента Украины в Высший совет юстиции с требованием уволить 47 судей видится бесполезным. Ведь верхушка судебной коррупции остается неприкосновенной и в любой момент готова прорасти корнями в любой из подчиненных ей судов.